Skip to content
 

Александр ИЛИЕВ: У каждого народа есть мать и отец

Об Александре ИЛИЕВЕ можно было написать, как об актере и режиссере. В последний день конференции, на вечере дружбы он произвел фурор, когда под традиционную монгольскую музыку выскочил на сцену и сымпровизировал пантомиму кочевника, скачущего на коне. Народ не отпускал актера, который неожиданно сменил характер и предстал в образе знаменитого француза Марселя Марсо. 

Неизвестно, когда Александр Илиев успевает заниматься пантомимой, быть художественным руководителем Национальной академии театрального и фильмового искусства им. Сарафова, если у него за плечами 180 экспедиций, в которых он участвует в качестве антрополога? Он отправляется туда, чтобы выяснить происхождение болгар. Этот вопрос связан с мировоззрением и древней религией болгар, которые всегда знали о том, что их Бог – Тангра.       

– Александр, как пришла к Вам тема тенгризма?

– Лет 35 тому назад я встретил людей, с которыми мы начали думать о том, почему болгарская история так искалечена. Нам хотелось узнать правду, а не идеологическую концепцию. Поэтому я стал учиться, думать об этом, путешествовать и работать. Когда идет полевая работа – соврать нельзя, потому что ты находишь факты. Для меня надежнее археологии науки нет, потому что кости предков не заменишь. Генетика и антропология – это точные науки.

– Вы искали корни болгарского народа? Знали, что изначально болгары не жили на нынешней территории?

– Да, главным вопросом был этногенез болгар. Все болгары знают, что они из Азии. Дети Евразии. Но откуда? Есть 17 разных утверждений, но ни одной правды. Нам хочется знать правду, а это только одно место. У каждого народа есть мать и отец, и это нормально. Протонародов нет, все мы из Африки пришли. Но потом произошло слияние каких-то племен, какой-то этногенез, в результате которого родился народ. Это нужно узнать, потому что народ без прошлого, не имеет будущего.

– Сегодня Вы можете назвать мать и отца?

– Я не могу сказать с уверенностью, потому что наука – это степень познания мира. Кое-что мы успели открыть, но это задача не одного поколения. Я думаю, болгары еще лет 50-60 будут барахтаться в этом вопросе. Но мы из арийцев, это точно. Об этом говорят вся антропология и генетика. Но из каких? Мы вышли из Ариана, который сейчас называется Ираном. Антропологически ясно, что мы не люди Востока и не люди Центральной Европы, мы совершенно другие. Самое вероятное место происхождения предков болгар – это Припамирье. У 44% болгар кровь памирская. Но как это точно шло? Мы знаем некоторые пункты, но связать их сейчас невозможно, потому что есть разные исторические изгибы.

– Вы говорили о балхах, которые были протоболгарами…

– Они были частью ариев. Балхи появились 4 тысячи лет назад. По индийским источникам было государство Балхика. На древнейшем языке михи его называли Балхары. А позже стали называть Бактрия – Благословенная земля. Так что болгары были частью нации, которая жила в этом государстве. Это была федерация разных народов – кушане, мунджанцы, болгары, до этого – саки, скифы, сарматы. Обязательно появлялся какой-то род, который занимал главенствующее положение. Сначала это были тохары, потом скифы, позже сарматы, после них саки.

– Многие народы считают себя потомками ариев, среди них и монголоиды, и европеоиды.   

– Арии – это люди моего антропологического типа, а монголоиды – люди другого типа, и они никогда не смешивались. Только во времена Чингисхана началось смешение, метисизация народов. Но до этого они жили, как хорошие соседи. А когда началась торговля, тогда между ними начался культурный обмен и диалог, в процессе которого боги становились общими, языки. Это не поединок и не борьба, это общение и обмен мнениями.

– Слово «Тангра» известно каждому болгарину?    

– Это древнеболгарское слово. Мы все знаем, что Тангра – это Повелитель Неба, и это осталось в сознании народа. «Тан» – небо, «Ра» – государь, бог, повелитель. Из этого же ряда такие слова, как «ре», «рекс», «радж», «ройял». Это все имеет значение «повелитель».

В эпосе сохранилось это понятие. Известный собиратель эпических сказаний Стефан Веркович издал в Белграде «Веды славян», где есть болгарские сказания, песни, легенды с упоминанием о Тангра.

17 лет тому назад мы создали фонд «Тангра – ТанНакРа», чтобы вернуть настоящую историю болгар. Потому что Тангра – главный Бог болгар.

– Как Вы вышли на Лену Федорову?

– Она на нас вышла. Нашла нас в интернете, прочитала наш сайт и сказала – вы хотите работать с нами? Конечно. Раз Тангра и Тенгри – один Бог.

– Вы впервые участвуете в работе этой конференции…

– Да. Но этим летом мы были в Якутии (с Петко Колевым, президентом Фонда). До этого я встречался с разными людьми, которые занимаются тенгризмом. С монголами встречался. Они мои очень хорошие друзья, но не из этого общества. У каждого общества свои пристрастия, и может быть они не знают об этой конференции.

– Для Вас тенгризм – религия, образ жизни, мировоззрение?

– Образ жизни и мировоззрение. Потому что религия – это уже следующая ступень тенгризма. Приходит правитель и говорит, что это будет вашей религией. Это идеократия. Другое дело, тенгризм, который изнутри идет – это мировоззрение и образ жизни.

– Одновременно с исходом предков болгар Вы показали на карте распространение слова Тенгри. Я не очень поняла – это все из одного места исходило?

– Нет. Из Припамирья пошли протоболгары. А понятие Тангра пошло из Тибета. Это Сумеру, это Кайлаш. Ученые, которые занимаются антропологией и археологией считают, что из этого места пошли шумеры. 6 тысяч лет тому назад шумеры пришли в Месопотамию, и на табличках своих написали «Мин Дингир». Это значит «Нами правит Государь Неба». Потом, переходя от одного этноса к другому, стали появляться Дингри, Дангра, Дангара, Дэнгэр, Тангара, Тангра, Тенгри, Тэнгэр, Тхэуранг, Тенгирас… Эта шумерская надпись является еще первым алфавитом мира – клинопись. Но мы не знаем, что было до этой таблички. Наверняка, что-то еще было. Они верили, что все из Неба исходит и ничего больше нет. Я был много раз в этих местах. Знаю санскрит, хинди, непальский, очень хорошо говорю на тибетском. Я учился в Тибете, получил образование по тибетской медицине. Я читаю и знаю эту информацию, написанную на очень древних языках. Тибетской медицине 6 тысяч лет, и это не шутка.

– По мировоззрению Вы считаете себя тенгрианцем?

– Да, потому что у тенгристов нет храмов, священников… Встал, протянул руки к Небу и говоришь с ним. Оно тебе воздает.

– Как Вы относитесь к разнообразию точек зрения и трактовок на феномен Тенгри? И чья точка зрения Вам ближе?

– Это очень хорошо, что много мнений. Профессор Абаев очень точно выражает тенгризм, потому что у него большой опыт. Он полевой ученый, много ездил, а это самое главное. Потому что книжки – это мнение другого ученого. Сам Будда Гаутама говорил: «Верь, но проверяй». Я верю всем, но мне надо проверить. Я хочу своими глазами все увидеть и проверить. Когда мы с друзьями отправляемся в экспедиции, у нас 8-10 человек, и все они – большие мастера своего дела. Каждый кропотливо делает свою работу, и потом вместе проводим анализы. Это междисциплинарные экспедиции, в которых есть лингвист, археолог, нумизмат, медик, историк, антрополог – я. Каждый смотрит со своей точки зрения, и если мы не найдем доказательств для этой вещи более, чем с пяти точек зрения, что это именно то, что мы искали, то мы не будем утверждать этого. Иногда лучше задать один вопрос, чем получить сто сомнительных ответов. Потому что история – это не шутка. Забавлять людей нельзя.

– Так все-таки, кто мать и кто отец?

– Мы думаем, что отец – это арийское племя, а мать где-то на Памире. Наверняка, это ишкашимцы или ваханцы.

Елена ЯКОВЛЕВА.     Якутск – Улан-Батор

Посмотрите еще другие публикации: