Skip to content
 

Древние корни тенгрианской веры

Аннотация. Статья посвящена древним истокам тенгрианства. Культ Неба и единобожие в древности существовал у многих народов. Это видно в общности сакральных терминов тенгри и айа у многих народов в мире.
Summary. The article is devoted to the ancient sources of Tengrianism. The cult of heaven and monotheism in ancient times existed among many peoples. This is evident in the generality of the sacred terms of tengri and aya in many peoples in the world.
Ключевые слова: Тенгрианство, культ Неба, религия Айыы, монотеизм, кочевые народы, традиционные верования, тюрко-монгольский мир
Keywords: Tengrianism, the cult of Heaven, the religion of Ayia, monotheism, nomadic people, traditional beliefs, the Turkic-Mongolian world

 

Поклонение Тенгри-хану – божеству Неба можно считать государственной идеологией тюрко-монгольских кочевников.  Так есть свидетельства о том, что общественные моления в честь Тенгри – культа Неба проводили древнетюркские каганы.  Единому богу Неба обращались в своих молитвах Чингиз-хан и Джамуха. Вера в Тенгри-хана, употребление этого термина в официальных церемониях часто встречаются в текстах монгольского периода. В данной статье речь пойдет о древних истоках культа Неба и единобожия в тюркской традиции. Археологи, которые в полевых условиях исследуют древние традиции, усматривают истоки развитого религиозного культа Неба и Солнца еще в древних археологических культурах Монголии и Южной Сибири.

Хуннское слово через китайскую передачу чен-ли сопоставляется с тюркским словом тенгри ‘небо’.  Э.Дж. Пуллибланк скептически отнесся к тюркской природе этого слова  вообще, так как в современных тюркских, как и монгольских, языках это слово неустойчиво и, очевидно, является давним заимствованием.  По словам А.М. Малолетко, этот термин в близких фонетических состояниях известен на обширной территории от Северной Африки до Тихого океана; его исходное значение – ‘нечто безбрежное, обширное – море, равнина, небо’ [1, С. 69].

Достаточно открыть сравнительный словарь Палласа по языкам народов мира, чтобы увидеть, что схожее название неба Тенгри-Тенир и т.д. было широко распространено среди  разных народов Океании, Америки, Африки и Азии.  Возможно, это слово уходит своими корнями в палеолитическую древность.  Достаточно вспомнить имя широко известного божества островов Пасхи – Тангароа. Слово cheng-небо употреблено в Ши цзи и Хань шу.  Приблизительное чтение thanrej хорошо согласуется с восстанавливаемым пратюркским состоянием [2, С. 83].

Сходство  названий божеств Неба у шумеров Дингир с древнетюркскими Тенир, Тигир и т.д., позволяет высказывать мнение о древности этого культа, искать единые цивилизационные начала, связывая его с пратюрками. Эти искания, как выражено в книге Олжаса Сулейменова «АЗиЯ», приводят к мнению о связи пратюрков и  шумеров,  о  древности тюркской культуры и языка, стоявшего во главе человеческой цивилизации [3].    Чтение шумерской клинописи является спорным, их лексика считается неродственным ни с одним из ныне живущих языков, поэтому на родственность с шумерами претендуют  представители многих языковых семей, в том числе юкагиры.

Отдельно следует проследить возникновение культа Неба в степной традиции. Термин Тенгри впервые встречается в китайских источниках о хунну, где встречается фраза на хуннском языке: «ченли оуто» – читаемая как «тенгри куту». Поклонение Небу – Тянь была краеугольным камнем древнекитайской религии. Почитание старших и начальников является важнейшей составляющей конфуцианской религии. Даосская философия построена на первоэлементах, пронизывающих все сущее.  Якутская натурфилософия, разделяет первоэлементы Вселенной на материальное (буор кут – земляная) и духовное (ийэ кут – материнское) начала и биоэнергетическую субстанцию (салгын кут – воздушное). Даосская философия, считает, что человеческая энергия состоит из физического начала – ли и биоэнергетической субстанции – ци.

Основными источниками даосизма считаются мистические и шаманские культы царства Чу и других «варварских» государств на юге Китая.  Происхождение даосизма связывается с кочевниками Севера, построившими царство Чжоу.  Верховное божество древнетюркского пантеона Тенгри (Небо) распоряжался всем происходящим в мире и предопределял судьбы людей. Тенгри даровал каганам мудрость и власть, даровал каганов народу, наказывал согрешивших против каганов и даже, «приказывая» кагану, решал государственные и военные дела [4, С. 254].

Следует отметить общность культов Неба в Древнетюркском каганате и конфуцианской идеологии в Китае. По конфуцианской религии государь – сын Неба управлял империей.  В титулатуре тюркского кагана, упоминается о том, что «богоподобного, Небом поставленного (или угодного Небу) тюркского мудрого… кагана» [5, С. 20].   В официальных документах каган именовал себя как «рожденный Небом великий Тукюэ, мудрейший и святейший в поднебесной Сын Неба Или Гюйлу-ше» [6, С.237].

В сравнении, культ Неба стал главным в Китае, а его отправлением занимался сам правитель, сын Неба.  В почтительном  отношении к высшему началу проявлялось отчетливо осознанный сыновний долг правителя, понимавшего необходимость отчитаться перед высшей божественной инстанцией и воздать небесному отцу, необходимые почести [7, С.278].

В «Ырк Битиг» упоминается йол тенгри – «бог путей», сравнимая с центральным понятием даосизма дао – путь, дорога.  Судя по функциям обоих йол тенгри в «Ырк Битиг», одно из которых дает человеку кут «(божественную) благодать, душу», а другое восстанавливает и «устраивает» государство (эль), они, скорее всего, посланцы небесного божества (Тенгри), непосредственные исполнители его воли [4, С.257].  Таким образом, С.Г. Кляшторный в йол тенгри видит младших божеств, младших родичей Тенгри.  Нами предлагается другое толкование этого термина.  Здесь Тенгри прямо отождествляется с понятием дороги и пути.  Путь, прямо связываемый с Небом, являлся для кочевников при их миграциях путеводной звездой. Понятие дао многозначно, это бесконечное движение.

Попытка превращения даосизма в государственную религию, была предпринята в сяньбийской империи Северная Вэй.  Даосская же магия напоминала сяньбийцам их собственные шаманские культы, что еще более облегчало восприятие даосизма. Даосизм был влиятельной силой в северном Китае, раздиравшемся смутами, усобицами и вторжениями кочевников, создававших эфемерные государственные образования, сменившиеся более стабильной династией тобгачей (сяньбийцев) [8].

Согдоязычная Бугутская надпись, эпитафия одного из сподвижников Таспар-кагана (ум. в 581 г.), упоминает о постоянных вопросах кагана, обращенных к богу при решении государственных дел [4, С.254]. Таким образом, тенгрианство являлась государственной идеологией, сформированной на основе культа Тенгри, их отправление являлась прерогативой должностных лиц каганата [9, С.217].  В этом смысле ее функция тождественна с конфуцианством, государственной религией в Китае.  Китайский император считался Сыном Неба.

Обычно верования сибирских народов относят к шаманизму.  Однако есть мнение, что шаманизм среди народов Сибири распространился вместе с буддизмом ламаисткого толка.  Безусловно, в любых архаических обществах есть колдуны, которые сравнимы с шаманами.  В якутских религиозных верованиях есть проявления монотеизма и многобожия.  Якутскую веру характеризируют два термина: танаралар и айыылар.  Термин Танара обычно переводят как Бог.  Этот термин связывают с культом Неба – Тенгри, получившего распространение в Древнетюркских каганатах.   В якутских верованиях сохранились вера в множество танаралар, этот термин применяется в множественном числе, обозначая совокупность божеств, покровителей сил природы и видов хозяйственных занятий.

Небо якуты называют словом халлаан, и в алгысах не произносят в его честь хвалу, следовательно, не поклоняются небу как божеству. Поэтому термин тенгризм или тенгрианство, олицетворяющий культ Неба, не является актуальным для якутского общества. Зато есть мнение, что якуты были солнцепоклонниками, верховное божество – Юрюнг Айыы Тойон есть не кто иной, как Солнце. Поэтому В.Ф. Трощанский утверждает, что верховным божеством якутов было Солнце. Эпитет Юрюнг Айыы Тойон получил значение верховного божества, и постепенно стало отделяться от Солнца.  С другой стороны, айыы и кюн, по сообщению г. Пекарского, во многих случаях заменяют друг друга как синонимы [10, С.36-37].

Согласно Т.В. Жеребиной, образ Юрюнг Айыы Тойона один из самых сложных по происхождению. Он олицетворял  собой культурного героя, прародителя якутов, священного орла, коня, плодородие, богатство и т.п.  Наиболее древний религиозно-мифологический образ, им поглощенный, – это образ Айыы Тангара – бога неба как божества.  Интересным представляются титулы высших якутских богов: тойон (господин), «хотун» (госпожа), «хаан» (хан) – восходящие к социальной терминологии тюрко-монгольских народов [11, С. 31].

Чукчи, тунгусы, самоеды или тюрки – знают и почитают небесного Великого Бога, всемогущего творца, но он превратился у них в deus otiosus.  Иногда имя того же Великого Бога означает «Небо», как Танара у якутов. Якуты называют его «самый высокий Хозяин», алтайцы – «Белым светом» (Ак Айас), коряки «Высокий Хозяин» [12, С.49].

Английские исследователи Эндрю Лэнг и сэр Эванс-Притчард  указывали, что даже у самых примитивных народов есть знание высшего Бога, создателя и судии людей. Другое дело, что к нему не обращаются «дикари» в повседневной жизни. Оказалось, что на Земле не только нет народа дорелигиозного, но и народа, не знающего об «Отце всяческих», о едином Боге-Творце.

В области религиоведения главным достижением Вильгельма Шмидта является аргументированное выдвижение концепции «первоначального монотеизма» (Urmonotheismus), оспариваемой многими учеными, но, в существе своем, так и не опровергнутой доныне.

Не будучи в состоянии отвергать в принципе наличие монотеистических верований в среде неписьменных народов, приверженцы анималистической теории Тэйлора выдвинули гипотезу о «заимствованном характере» такого монотеизма. Сэр Артур Эллис назвал Бога-Творца внеисторических религий the loan god, утверждая, что монотеистические мотивы первобытные народы восприняли сравнительно недавно от христианских и мусульманских купцов и миссионеров. Однако он сам отказался от этой гипотезы под влиянием все возраставшего этнографического материала, свидетельствовавшего об оригинальном характере «первобытного монотеизма».

Таким образом, имеющиеся материалы свидетельствуют о древности культа Неба в Евразийских степях. Но исходя из традиции монотеизма и наличия единого слова Тенгри – Тянь – Тангароа – Дингир и т.д., не следует делать вывод о существовании единой религии тенгрианства в месопатамской и других цивилизациях. Она превратилась в государственную религию в рамках Тюркского каганата вместе с рунической письменностью.

 

Ушницкий В. В.,
Россия, г. Якутск
voma@mail.ru

Литература

  1. Малолетко А. М.  Древние народы Сибири.  Этнический состав по данным топонимики.  Т. 3.  Докаганатские тюрки.  – Томск: ТГУ, 2004. – 292 с.
  2. Дыбо А.В.  Лингвистические контакты ранних  тюрков: лексический фонд: пратюркский период. – М.: Вост.лит., 2007. – 223 с.
  3. Сулейманов О.  Язык письма: взгляд в доисторию о происхождении письменности и языка малого человечества.  Алма-Ата–Рим: Сан Паоло, 1998. – 502 с.
  4. Кляшторный С.Г.  Памятники древнетюркской письменности и этнокультурная история Центральной Азии. – СПб.: Наука, 2006. – 591 с.
  5. Малов С. Е.  Памятники древнетюркской письменности Монголии и Киргизии. – М.; Л.: Наука, 1959. – 112 с.
  6. Бичурин Н.Я. Собрание сведений о народах, обитавших в Средней Азии в древние времена в 4 – томах. – М.; Л.: Изд-во АН СССР, 1950. – Т. I. – 380 с.
  7. Васильев Л.С. История религий Востока: Учебное пособие для студ. вузов.  – 2 е. изд., перераб. и доп.   – М.: Высшая школа., 1988.  – 416 с.
  8. Торчинов Е.А. Даосизм. Опыт историко-религиоведческого описания. –  СПб.: Андреев и сыновья, 1993. – 312 с.
  9. Дашковский П.К. Религиозный аспект политической культуры тюрок Центральной Азии (по письменным, археологическим и этнографическим источникам) // Интеграция археологических и этнографических исследований: сборник научных трудов.  Часть 1. – Казань: Институт истории им. Ш.Марджани АН РТ, 2010. С. 216-219.
  10. Трощанский В.Ф. Эволюция черной веры (шаманства у якутов).  Издание 2-е. –  М.: Либроком, 2012. –  224 с.
  11. Жеребина Т.В. Шаманизм и христианство (на материале религии народа саха XVII-XX вв.). –  СПб.: Изд-во РХГА, 2011. – 176 с.
  12. Элиаде Мирча. Шаманизм и архаические техники экстаза.  – М.: Ладомир, 2015. – 552 с.

 

 

 

Посмотрите еще другие публикации:

Написать отзыв

Вы должны войти, чтобы оставить комментарий.