Skip to content
 

Факты о богатыре Субэдэй в “Секретной хронике Монголии”

В событиях хроники по фактам только одного единственного источника исчерпывающее раскрытие участия, как исторической личности, так и рядового человека представляется невозможным.

Тем не менее, в любой работе, рассказывающей о создателях Монгольской Империи, факты упомянутые в “Секретной Хронике” несомненно являются ничем незаменимыми важными материалами.

“Секретная Хроника”, которая считается, что была написана в 1240 году на Керуленском острове Худон является единственным рукописным источником XIII века. Хотя в зависимости от концепции подхода авторов к историческим событиям и художественности написания и.т.д. возникают не мало вопросов как и на сколько это произведение совпадает с историческими событиями и конкретной жизнью того времени, но безусловно бесспорно то, что это произведение является особо важным источником [1].

Мы постараемся высказать свои суждения о богатыре Субэдэй, основываясь на фактах упомянутых в этом источнике.

В ответ на вопросы – кто же такой богатырь Субэдэй?; как он был связан с Чингиз Ханом?; каковы были его участие и подвиг в создании Монгольской Империи? и.т.д.,          Универсальные, многогранные факты, содержающиеся в “Секретной Хронике” могут быть очень полезными для исследователей и замечания их могли быть самыми правильными для начала исследования. По этой причине и по мере возможности представляются факты, собранные по крупинкам и связынные с богатырем Субэдэй из “Секретной Хроники Монголии”.

Какие именно главы “Секретной Хроники” рассказывают о богатыре Субэдэй?

Богатырь Субэдэй упоминается в “Секретной Хронике” следующим образом:

1. 1 раз в параграфе 120
2. 1 раз в параграфе 124
3. 1 раз в параграфе 195
4. 5 раз в параграфе 199
5. 1 раз в параграфе 202
6. 2 раза в параграфе 209
7. 1 раз в параграфе 221
8. 1 раз в параграфе 236
9. 4 раза в параграфе 257
10. 2 раза в параграфе 262
11. 4 раза в параграфе 270
12. 1 раз в параграфе 274
13. 1 раз в параграфе 277

В итоге, упоминается 25 раз в 13 параграфах.

Однако он по имени Чаурхан также упоминается:

1. 1 раз в параграфе 120
2. 1 раз в параграфе 124
3. 1 раз в параграфе 127
4. 2 раза в параграфе 183
5. 5 раз в параграфе 184
6. 1 раз в параграфе 185

В итоге, упоминается 11 раз в 6 параграфах. Поскольку первые два упоминания повторяются, пожалуй, можно считать что упоминается 9 раз в 4 параграфах.

Так как часто упоминаются 2 имени, некоторые исследователи считают что Чаурхан и Субэдэй являются двумя другими лицами, а другие исследователи придерживают мнение что один и тот же человек.

Мы тоже считаем, что Чаурхан и Субэдэй есть одно и то же лицо. Приводим доводы, обосновывающие это положение:

1. О том, как он впервые присоединился к Темужину сказано: Богатырь Чаурхан Субэдэй, младший брат Зэлмэ оторвался от Урианхан и присоединился к Зэлмэ. (Параграф 120. СХМ) Имя названо как одного человека, здесь не сказано – Чаурхан и Субэдэй!

2. Чаурхану приказано быть как дальний временщик и ближний посланник вместе с Архай Хасаром из Джалайра, Тахай из Сулдэса, и Сухээхэй из Хонхотона 豁刺因豁斡察黑斡亦刺因斡多刺 (хуола-ин хуовочахэй воила-ин водуола) (Параграф 124. СХМ). В той же главе он последовательно произносит слова клятвы и это подчеркивается следующим образом: “Богатырь Субэдэй говорит”.

Тэмужин назначил 4-х, но не назвал 5-го человека. Встает вопрос – почёму не говорит Субэдэй, а не Чаурхан? Откуда появляется Субэдэй? Вполне понятно – Субэдэй произнес клятву от своего имени, а не от имени Чаурхана.

3. Когда Тэмужин стал императором, он назначил 24 человека на определенные должности. Вероятно, он выбрал этих людей за особые заслуги из числа того народа, который шел за ним. Половина из них позже стали военными предводителями тысячных группировок. Имя Чаурхан отсутствует среди них, но имя Субэдэй присутствует. Думается, что если бы Чаурхан был отдельным человеком от Субэдэй, он тоже заслужил бы награды и поощрения от Тэмужина за верность и выполнение “заданий” не хуже, чем другие, ставшие предводителями тысячных группировок.

Мы придерживаем мнения, что Чагурхай, упомянутый в “Секретной Хронике” (некоторые исследователи называют его Шуурхай или Оперативным) и который выслушивает свое имя 60-ым среди Тысячных Предводителей, является не тем Чаурханом, о котором мы здесь говорим. (Параграф 202. СХМ)

4. Южно-монгольский историк Сайшаал в своим двухтомном произведении “Хроника Чингиз-Хана” рассказывает очень интересный рассказ о “Клятве Озера Балжин”, которая никак не упоминается в  “Секретной Хронике”. Согласно по цитатам доктор Сайшаала, Чингиз-Хан отступил в низовья реки Керулен только с 19-тью сопроводителями, а не с 3000-ми солдатами, как это было написано в “Секретной Хронике.”

Доктор Сайшаал напоминает что он взял за основу  “Клятвы Озера Балжин” сюжет из “Биографии Жавар Хорч”, содержащейся в “Истории Династии Юань.” Китайские исследователи Жиеэ Жин и Янь, основываясь на “Биографию Жавар хорча”, упоминают имена 16 человек, участвовавших в клятве, включая: “Субэдэй, который никогда не опоздывал с любой битвы и его отец Хабул и старший брат Хорохон и другие люди, присутствовавшие там [2].

В другом источнике, цитируемом Сайшаалом, или как написано в Тайваньском журнале “Большие Сухие”, уже известны 14 из 19-ти человек, дававших клятву. Там упоминают имя Чэгудэй и написано в скобках – (это и есть Чахун)” [3]. Но имя Субэдэй вообще не упоминается здесь.

Нет сведения в “Секретной Хронике” о том, как клялись на озере Балжин 沼兀里耶歹 合里兀荅児兀良合歹察忽児罕, но есть сведение о том, как направили послами к Вану Хану (Жаовулиедаи Хэливудаар, Вулианхэдаи Чахуархан) или Джэгурэдэй Халигудар и Урианхадай Чахуархан (Параграф 183. СХМ). Из этих фактов станавится понятным, что тот самый Чаурхан является Чэгудэем или Чахуном, то есть он и есть Субэдэй.

Основываясь на таких фактах, придерживаемся мнения, что Чаурхан и Субэдэй являются не отдельными людьми, а одним и тем же лицом.

Что тогда означает слово Чаурхан (Чахурхан)?

По-моему, слово Чаурхан вроде как титул, подчеркивающий Субэдэя как военного человека. Традиция употреблять такие подчеркивающие титулы особо ошущается среди джалайров и урянхайцев.

Слово чаурхан могло иметь значения тоурхан, тохурун, (фонема “о” отмечается как “уа” в иероглифах!) турхан, турхад и пониматься как слово, имеющее значение “бравый смельчак“, “ходящий в авангарде“, “по богатырски сильный“. Можно считать, что слова “торгон цэрэг” или “гвардия“, имели один тот же корень, просто позднее их значения разветвлились и стали означать другие понятия.

В монгольском языке, крупного рогатого оленя называет “тураг“. Это слово до сих пор имеет значения “большой“, “толстый” и “полный” (в языке саха кажется, имеет значания “прочно, крепко стоящий“).

Следовательно, мне представляется, что имя Чаурхан Субэдэй означает один из 脱忽刺温 (туохулавэн) тохурун или турхадов так же, как назывались джалайрские три брата Хачигун, Харахай, Харалдай (Параграф 120. СХМ).

В монгольском диалекте наблюдается такая тенденция: фонема “т” произносится как “ч”. Особенно, начальная фонема “т” иностранных слов превращается в “ч”. Например: “театр – чеатр“. И другие примеры такие как тань-чинь, нэвтрэх-нэвчих, суугаат-суугаач, хатирт-хатирч являются не только примерами фонетического изменения, но и примерами “развития” монгольских слов.

Поскольку мы установили, что говорим об одном человеке по имени Чаурхан Субэдэй, основываясь на фактах, упомянутых в “СХМ” по каждому из этих двух имен, можно дать ответ на вопрос – кто есть богатырь Субэдэй.

Для того чтобы дать характеристику какому-то человеку, нужно изучить: его собственную речь, оценки других о нем, работы и деяния его. Поэтому будем брать за основу эти три “артерии” и факты из “Секретной Хроники Монголии”, которые упоминают и описывают богатыря Субэдэй.

Почти нет такого эпизода в Секретной Хронике, где богатырь Субэдэй рассказывает сам о себе. Но есть такой эпизод, где он дает обещание (клятву) перед Чингиз Ханом. Это стихотворная, эмоциональная, одухотворенная речь, которую (подтерждает что Чаурхан Субэдэй есть одно и то же лицо!) он произнес когда его назначали “дальным временщиком и ближним посланником”:

“quluGana  bolju  quriyaldusu,
qara keri’ē bolju
Gada’ūn bűkűn-i qarmaldusu,
nembe’ē isgei bolju
neműrleldűn sorisu,
gerisge       isgeibolju
ger jűg gerisgeleldűn sorisu ke’ēbe” (Параграф124. СХМ).

Он дает клятву, что будет помогать ему в приобретении имущества как мышь, будет помогать ему в защите созданных как чёрная ворона, и будет помогать ему в покрытии (защите, отстаивании) юрты как войлок.

Монголы использовали войлок следующим образом: покрывали юрту; делали покрывало; в зимнее время, когда переходили через реку, накрывали на лёд войлок, потом убирали с пройденной части и снова накрывали непройденную часть, и таким образом использовали войлок как “портативный мост”. Наверное, поэтому слова и фразы такие, как nembe’e isgei, gerisge isgei, которые учёные не в силах расшифровать до сих пор, могли бы и быть войлоки, которыми накрывали лёд или покрывали юрты.

Во всяком случае, судя по вышесказанным словам, Субэдэй искренне клялся Чингиз Хану быть его лояльной опорой и верным другом. Это и есть единственная речь, которую произнес Субэдэй собственными устами в “Секретной Хронике”.

Как определяют Субэдэя другие люди, в частности Жамуха, который с одной стороны является верным клятвенным другом Чингиз Хана и с другой стороны вечным соперником?

Когда монголы прискакали воевать с кереитами, Ван Хан спрашивает у Джамухи: “Кто они такие, которые выгоняют людей как волки, охотящиеся на многочисленных овец”. Джамуха отвечает: “Эти – четыре собаки, которых мой друг Тэмужин вскармливает человеческим мясом и держит на цепи”.

širemű manglaitan,
ši’ǖči qoši’ūtan
šibűge keleten,
teműr ereten,
űldű mina’ātan,
ši’ǖder-i idejű
kei unuju yabud tede.
Alalduqui űdűr
haran-u miqa ided tede.
Kűrűlčekű űdűr
kű’ǖn-ű miqa kűnesűled tede.
ginji-bēn műltűldejű
edő’ē ese’ǖ buGsaju
aGsad bayasču
teyin šilemeljen ayisai

Так, он выхваливает их в стиле легенд и мифов (Параграф 195. СХМ).

Это высказывание о Дзебе, Хубилае, Дзэлмэ и Субэдэе. Их так ярко описывают и восхваляют в стихотворной форме как сказочных героев, гиперболизированно подчеркивая, что якобы их кормят человеческим мясом и держат на цепи: “Они люди с чугунным лбом, зубило-подобной мордой, железной совестью и мечеподобным кнутом, которые ездят по воздуху и питаются росой. Они являются каннибалами, которые едят животное мясо в день убивания, и едят человеческое мясо в день касания.

От этих слов трудно заключить как Джамуха относится к богатырю Субэдэй. Тем не менее, от его “мифологизации” становится понятным, что во-первых, Субэдэй есть истинный воин-богатырь, который всегда ходит в авангардной группе, во-вторых, он всегда “достигает то место, которое было приказано достичь”, верен своей клятве как собака и является “до сумашедствия” смелым богатырем.

Определение Джамухы о Субэдэе может быть заключилось не в восхвалении Субэдэйя, а в устрашении Таян-Хана. Как бы невольно хотел Джамуха помочь Чингиз-Хану, тем не менее внутренне он не хотел и не поощрял войну между Таян-Ханом и Чингиз-Ханом. Несмотря на это, мы считаем, что речь, которая выразилась в фольклорной форме, где герои словоукрашениями сравниваются со “сказочными и мифилогическими животными”, описывает мощь, силу богатыря Субэдэй.

А как сам Чингиз-Хан относился к нему и как характеризовал его? Это несомненно важнейший вопрос. Подход Чингиз-Хана к Субэдэю, их близкие дружеские отношения, вера и убеждение чётко видны из слов произнесенных Чингиз Ханом когда вручили специально сделанную железную тачку и собирались послать богатыря Субэдэй для того, чтобы уничтожить Худа, Хала, Чулууна и других, которые являются сыновьями Тогтоа из Меркита. Эта речь понимается как имеющая значение и содержание нескольких подходов и отношений внутри себя.

Сначала Чингиз-Хан выражает свое повеление яркими литературными фразами. Главная мысль повеления состоит в том, что Субэдэй должен уничтожить их, проявляя более умелые, превосходящие их качества не смотря на то что м где бы не находились сыновья Токтоа – на земле, в небе или на море. Может быть, такие красивые, художественные выражения имели цель добавить смелость Субэдэю. Возможно, это следствие литературного таланта и художества авторов “Секретной Хроники”.

兀忽児合秃  忽闌  速木秃  不忽  孛勒周  斡惕罷。
帖迭泥  只兀児秃  孛勒周  泥思抽  腾格理突児  合魯阿速。 赤 速别額台
升豁児  孛勒周  你思抽  兀禄兀  把里兀只宜
塔児巴罕  孛勒周  乞木速阿里颜  馬勒塔周
合札児途児  斡羅阿速  察里児  孛勒周  搠乞周  額里周  兀禄兀  古亦扯古  赤。
只合孫  孛[勒]周  腾吉思  荅来突児  斡羅阿速  赤  速别額台
歌勒迷  忽卜赤兀児  孛勒周  失兀周  忽卜赤周  兀禄兀  阿卜忽  赤

вухуархэту хулан сумуту буху болэжоу вотиба.
тиэдиэни живиарту болэжоу нисичоу тэнгэли туархэлуасу чи Субиээтаи
шэнхуоар болэжоу нисичоу вулуву баливужии
таарбахэн болэжоу чимусуалиян малэтажоу
хэжаартуар волуоасу жалиар болэжоу шуочижоу элижоу вулуву гуичэгучи.
жихэсун бо[лэ]жоу тэнжиси далаитуар хубучижоу волуоасу чи Субиээтаи
гэлэмиху бучивуар болэжоу шивужоу вулувуа буху чи (Параграф 199. СХМ).

Выражения убегать как дикая лощадь с ургой или раненый олень со стрелой” показывает с какой энергией и с какими стремлениями они убегают вдаль.

Выражения лети за ним, превращаясь в сокола, копай землю как тарбаган, и купайся в воде как рыба настаивают и приказывают богатырю проявлять нечеловескую силу и ловкость.

Вторая часть повеления является дружеской рекомендацией, которую друг дает другу. Здесь наставляют, напоминают и учат Субэдэя как ребёнка. Наставления по экономии и снабжению пищи, охоте на диких животных, убережению коней, соблюдению дисциплины и командованию войсками даются не потому что Субэдэй их не знает, а выражают заботу Чингиз Хана о богатыре Субэдэе как о своем истинном верном боевом товарище.

Напоминание Чингиз Хана: “Помнишь что сделали три меркита, когда я был малым?“, показывает доброту Чингиз-хана и его безвозмездные советы близким людям, которые остерегали их от неудач и поражений. Тут есть один очень важный завет, выражающий верную дружбу и доверие между Чингиз Ханом и богатырем Субэдэй. Наставление: “Достигай дали дальние, глубины дна глубокого!”, произнесенное Чингиз-Ханом, когда  он отправляет Субэдэя на дальный поход:

額赤捏  别児  孛額速  亦列  篾圗
豁羅  别児  孛額速  斡亦刺  篾圗
薛惕乞周  迓步阿速
迭額列  腾格理迭  别児   亦協額克迭梅者  塔

эчиниэ  биэар боэсу илиэ миэту
хуолуо биэар боэсу воила миэту
шүэтичижоу ябу-асу
диээлиэ тэнгэлидиэ биэар ишиээкэдиэмэи-жэ та

Это наставление гласит: “Иди и запомни как открытое если закрыто, и как ближнее если дальнее. Тогда вы будете благословляться Вечно синим Небом!”.

Он говорит, что не будем изменять друг другу, всегда будем вместе и помнить клятву товарищества быть как одно единое целое, и он сам также будет непреклонно следовать этим заповедям. Его слова, что таких верных людей и людей следовавших по этому “верному пути” будет благословлять и придавать силу Вечное Небо, являются  отражением тенгрианского мировоззрения Чингиз Хана.

Другим доказательством того, как Чингиз Хан доверял Субэдэю, является тот факт когда Алтан, Хучар, и Даридай нарушили клятву и проявили жадность на добычу, Чингиз Хан отправляет Хубилая, Дзэва, и Субэдэя конфисковать ее. (Параграф 153. СХМ)

Их этих событий видно, что Чингиз Хан доверяет героическому мужу из Баруласа и двум мужам из Урианхан больше, чем своим двоюродным братьям и принцам.

Мы теперь многое знаем о том, кто был Субэдэй, основываясь на его собственных словах, подходах и характеристиках других людей о нем. Нужно также постараться подчеркнуть его созидательную деятельность. По словам Бурте, после того, как вернули ее от меркитов, Темуджина и Джамуха живут вместе около два с половиной года, потом расстаются и кочуют. Тогда многие люди, кланы следовали за Темуджином группами, и однажды Алтан, Хучир, и Сачи бехи объединяются и провозглашают Темуджина императором Монголии. Согласно истории это было в 1189 году.

Получается, что Субэдэй присоединился к Темуджину около 1188-1189 годов. Таким образом, можно сказать, что он собственной персоной участвовал в процессе организации великого Хурала, где объявляли императора.

Некоторые исследователи считают, что прадед богатыря Субэдэя по имени Нирги (некоторые исследователи также называют Нарги) имел свадебно-родственные связи с Тумбинай Сецен, живущим в местностях вблизи реки Онон. Другие исследователи более конкретно описывают Субэдэя как сына Хабул-Хана и спорят, что он родился в 1176 году [4]. Мы считаем, тут нет никакой надобности смешивать богатыря Субэдэя с семью сыновьями Хабул-Хана.

Во всяком случае, как указано выше, когда Темуджин стал императором, он назначил людей на конкретные должности и назначил Субэдэя послом (алгинч). И так он стал “дальным временщиком, и ближным посланником”.

Посланник должен быть не только надёжным и доверительным лицом, но и смелым, могучим человеком. То время было такое время, что с посланником могли случиться всякие приключения и любые опасности. В таких случаях, посланник должен проявлять ловкость и должен выполнять поставленные задачи. То есть, должен быть смелым, ловким, и даже дипломатом. Исследователи считают, что Субэдэй был хорошим дипломатом. Это, наверное, связано с его службой, которую он выполнял и способностями, которыми он обладал. Когда Субэдэй получил свое первое задание, ему было около 20-ти лет, возможно даже моложе.

Самым первым как посланник он был послан к Джамухе.

Это был период, когда Джамуха обиделся на Чингиз Хана. Джамуха передал ответные слова через Субэдэя только Алтану, Хучиру и Сачи бехи, а не Чингиз Хану. Он считал, что они не сделали Темуджина императором когда все были вместе и тем самым совершили роковую ошибку, которая привела к разрыву отношений между Темуджином и Джамухой. Потом Джамуха воевал с Чингиз Ханом для того, чтобы отомстить за своего младшего брата и выиграл. Но он не гонялся за Чингизом и закончил погоню, когда тот ушел в лес. Почёму-то он не хотел уничтожать императора Монголии. Может быть, богатырь Субэдэй детально объяснил Джамухе, кто и каким образом назначил Темуджина императором. Или может быть, учёл то обстоятельство, что Тоорил-Хан признал Темуджина.

Потом когда Чингиз Хан потерпел поражение от Ван-Хана и как пишут историки, после того, как он поклялся с другими 19 товарищами, когда его родной младший брат, расставшись с Ван-Ханом, пришёл к нему как к родному старшему брату, ему на ум пришла мудрая мысль обмануть Ван-хана (пришлось сочинять слова, якобы сказанные Хасаром, и посылать эти слова Ван-хану). Он снова назначает Субэдэя посланником к Ван-Хану для того, чтобы испытать Ван-Хана. По возвращению, Субэдэй детально доложил Чингиз Хану положение Ван-хана. Отсюда становится понятным, что он овладел не только дипломатическим искусством, но и не плохо выполнял шпионские обязанности.

Потом, когда начали воевать с Найманом, Субэдэй уже был храбрым воином, вполне соответствующим имени Чаурхан (турхан), и который всегда ходил в передовом отряде. Это уже период, когда он по праву назывался одной из четырех собак, которых Чингиз вскармивал «человеческим мясом», согласно словам Джамухы. Точнее, это был 1199 год. Субэдэю было за 20 лет и он был энергичным, взрослым и сильным молодым человеком.

Потом в 1205 году он отправляется в трудный военный поход с новой железной тачкой для того, чтобы “добить и полностью уничтожить” сыновей Тогтоа из меркитов. Видимо, можно считать этот период как период его становления военным начальником. Он стал военным руководителем в 30 с лишним лет. Да, собственно говоря, это – все его деяния  в создании Великой Монголии как отмечено в “СХМ”.

Более 10-летная борьба за создание Великой Монголии является и его борьбой. Он создал тысячную группировку своими богатыми добычами и трофеями, стал предводителем тысячной группировки и был наверняка великим воином который воспитывал множество детей с горячими сердцами, готовых бороться за Монголию и являлся верным покровителем и подобно горе надежной опорой своим товарищам. В это время он уже был  одним из 9-ти особо приближенных Чингиз Хана.

После этого Субэдэй также участвовал собственной персоной в делах создания мировой империи в течение более 20 лет. “СХМ” рассказывает о том, как Чингиз-Хан послал Дзеба в авангарде всех его войск, когда он начал военный поход в Хорезм и отправил военного начальника Субэдэя вслед за ним (Параграф 257. СХМ).

Дзеба и Субэдэй завоевали Бухару, Самарканд и Бадахшан, догнали Султан Джелаль-ад-Дина на реке Инд и получили высокую похвалу от Чингиз Хана (См. там же.).

Потом войной на Руси тоже руководил Субэдэй. История рассказывает о том, как он вел смертельную войну на реке Калка в 1223 году.

Угедей-Хан начал войну за Золотое Государство в 1234 году. Великий Курултай 1235 года решил идти в военный поход на Запад. Богатырь Субэдэй вместе с Мунхом вел военный поход на Запад и шёл в передовом ряду войск, как поэты искусно выражают -“позволяя своим коням пить воду Адриатического моря”.

В “Секретной Хронике Монголии” пишется:

“Basa Sűbe’ētei-ba’ātur-i űmegši Qanglin, Qibča’ūd, BajiGid, Orusud, Majarad, Asud, Sasud, Serkesűd, Kešimir, Bolar, Raral ede harbanniken ayimaG qarin irgen-dűr kűrtele, Idil, JayaG usutan műred ketűlűn Qiwaмen Кermen balaGasun-dur kűrtele Sűbe’ētei-ba’ātur-i ayala’ūlba”. (Параграф 262. СХМ.)

Таким образом, Субэдэй заставил сдаться 11 племенам и безусловно создал основу государственного фундамента для будущей Великой России.

Примечательно, что исследователи расшифровали выше упомянутые имена по разному. И даже “Секретная Хроника Монголии” пишет эти имена по разному. Например, здесь написано как Болар, Кивамиан (Чивамиан) и так далее,  когда как они написаны как Бухэар, Миэкетимиан в параграфе 270 Секретной Хроники Монголии. А также пишутся по разному Лалале, Кэлиэлэ и т.д., но оно читается как Рарал. Вообще-то есть много вещей, о которых следует говорить. Но оставим их для другого раза.

В другом параграфе Секретной Хроники говорится: Sűbe’ētei-ba’ātur tede irgen-e berkeldűgdejű (о том, что богатырь Субэдэй был вынужден защищаться от тех людей и что за ним отправились Батый, Бури, Гуюг, Мунх и другие старшие сыновья, и каждый аристократ дополнительно отправил своего старшего сына (Параграф 270. СХМ).

В период когда Монгольские войска воевали в Европе, некоторые историки пишут о том, как богатырь Субэдэй «грозно» возвращался из Венгрии в Монголию [5].

С 1236 года, когда началась вторая война в России, Батый руководил военным процессом. Видимо, богатырь Субэдэй уже был в довольно преклоннем возрасте. Если он был живым в то время, ему было уже за 80 лет. Некоторые конкретные данные говорят, что он достиг 99 летнего возраста [4].

Таким образом, из фактов “Секретной Хроники” становится очевидным, что богатырь Субэдэй был одним из главных богатырей Чингиз Хана, активно участвовал в создании всех его дел и никогда не терял доверие своих боевых товарищей.

Богатырь Субэдэй являлся не только военным человеком, но и общественным и жизненным человеком. Он являлся предводителем тысячной группировки которая была объединяна под его руководством, основываясь на его военных трофеях и добычах. На заседании, назначающем предводителей тысячных группировок, его имя произносится 52-ым. Среди военных руководителей богатырь Субэдэй несомненно являлся самым авторитетным и самым заслуженным.

Возникает множество вопросов таких как: кто вошёл в состав его тысячной группировки? Как и кто из его потомков продолжил его святое дело? Откуда он взял жену? Сколько лет он прожил? И так далее. Субэдэйлогия будет отвечать на все эти вопросы. И эти вопросы также косвенно доказывают, что субэдэйлогия обязательно нужна. Где есть вопрос, где требуется решение в науке, там возникают новые исследования и исследовательские работы. Вообще, чингизология не может стать полной без выяснения: кто такие были особо приближенные Чингиз Хана, что они делали и так далее.

История не создается одним человеком, невозможно познать историю без разговора об истинных создателях истории великой империи, которая однажды сформировалась в мире и, тем более, без описывания их конкретных ролей и деяний.

Нас ожидают большие дела и время субэдэйлогии.

Естественно, будут продолжаться изучение истории и познание личности богатыря Субэдэй, который прожил всю свою жизнь жизнью военного человека, и “достиг все места, которые приказано было ему достичь и являлся разрушителем твердых камней”.

Он был человеком, чувствовавшим облегчение тогда, когда император посылал его туда, куда хотел, удостоил звания Чаурхан. Он сумел стать известным военным руководителем и одним из 9-ти особо приближенных Чингиз-Хана. Являлся не только искусным воином, но и опытным посланником, который «связывает дали дальние»,  и которого «ожидают ближние». Был шпионом, дипломатом и истинным воином, который родился, вырос и умер на коне, и, наконец, самым приближенным и верным солдатом Завоевателя Мира.

Следует добавить что исследовательские работы о Хабуле, отце богатыря Субэдэй, как сообщает доктор Сайшаал, о брате Хорохоне (некоторые исследователи называют Хорохона братом-зятем Субэдэй), а также о выдающимся богатыре Дзелме, сыне кузнеца Джарчудай и двоюродном брате Субэдэй, ожидают нас.

Нам следует изучить не только создателей “Секретной Хроники Монголии”, но и создателей Монголии, а также не только оставить историю историей, но и гордиться этими историческими личностями.

 

Дашням Л.,
Улан-Батор, Монголия
ludash315@yahoo.com

Использованные источники и литература:

  1. Монголын нууц товчоо (Харьцуулсан эх) Эрхэлсэн Л.Дашням. УБ.2015
  2. Сайшаал. “Чингисийн товчоон” Тэргүүн дэвтэр. УБ.1982. х.338-339.
  3. Тайваны “Их хуурай” сэтгүүлийн 19-р боть. №12. Х.358 /26/
  4. Чингис хааны тухай товч тайлбар толь. УБ., 1992. х.95.
  5. Ш.Насанбат. Монголын түүхийн эрт, эдүгээх 33 сургамжит үйл явдал. УБ.,2015.х.15

 

Посмотрите еще другие публикации: