Skip to content
 

Героический эпос народов Центральной Азии как источник изучения евразийской цивилизации

Материал II-го Международного Симпозиума “Героический эпос народов Центральной Азии”, 5-6 августа 2013г, Уланбатор, Монголия  

Период сложения героического эпоса приходится на время перехода от матриархата к родо-племенному патриархату. Для Центральной Азии это период 6-го – 7 -го тыс. л. до н.э. В архаическом пласте тюрко-монгольских эпосов описываются события еще задолго дохуннского и динлинско-дунхунского времен. События в них происходят на далекой южной прародине – в долинах высокогорных рек Центральной Азии.

В якутской эпической традиции родина героев – долина, где зимуют белые сибирские журавли – стерхи. Как известно, сибирские стерхи зимовали и зимуют в  высокогорных долинах Северной Индии, Пакистана, Афганистана и на озере Поянху в долине реки Янцзы.  Эпические герои осваивают прекрасные горные долины, преодолевая труднопроходимые перевалы высоких снежных хребтов.

Здесь надо отметить якутское парное словосочетание омолун-чомолун, схожее по произношению и звучанию с гималайскими топонимами в тибетско-шерпском произношении Омолюн и Чомолюн-ла. Например, на карте страны Шаншун или Ол-мо-лун-риг [1] в работах известного российского тибетолога Б. И. Кузнецова приводится долина Олмолун реки Цангпо под Кайласом, огороженная с юга Гималаями с вершиной Джомолунгма, с севера ледяными торосами Куньлуня, с запада Гиндукуша-Каракорума. Учитывая, что автор во время полевых исследований интервьюируя  местных тибетцев и шерпов, выяснила, что они произносят название Ол-мо-лун как Омолюн, а Джомолунгма как Чомолун-ла. Для местных народов долина Омолун и пик Чомолун-ла, есть сакральная пара: Омолун – образ матери-земли, Чомолун – образ отца-неба. С якутского омолун-чомолун аартык переводится как узкий труднопроходимый горный перевал [2].  В памяти якутов остались воспоминания о прекрасной жизни предков в долине Омоллун, Омоллон: «у нас настала жизнь Омоллона и пиршество Дьэргэстэя, т.е. мы зажили роскошно, в довольстве и сытости» [3].

В этой связи, примечательны также материалы эпосов других тюрко-монголов Сибири. Например, приветствия, диалоги героев хакасского эпоса «Алтын-Арыг»: “..мать Хыс-Хан говорила Ханныг-Хылысу, что «Хан-Тибет, богатырь, который ездит на девятисаженном Кроваво-рыжем коне, вам доводится родичем – дядей по матери отца» [4].  Или сын Чичил-хана говорит, что «его имя-прозвище – Хан-Тибет-хан» [5]. В эхирит-булагатском улигере «Хатуу Хара Хан» описывается южная родина героев: «…со своей теплой земли выехал, дальше поехал, до холодной чужой земли добрался быстро, говорят…»[6]. В улигере «Осоодор Мэргэн»: «…родную жаркую землю, поднявшись, покинул, в чужую холодную землю, спустившись въехал…»[7]. Т. е. эпическое наследие локализирует прародину общих предков сибирских тюрко-монголов в оазисах самых высокогорных областей Центральной Азии – в долинах гималайских Каракорума и Куньлуня.

В этих прекрасных долинах, кроме скотоводства персонажи тюрко-монгольских эпосов в лице племени кудай бахсы специализируются в кузнечно-металлургическом производстве. Описывается их «инновационные металлургические производства». Они изготавливают доспехи, строят железные жилища и постройки. Например, в финале якутского олонхо «Ньургун Боотур Стремительный», героиня отправляется к кузнецам Кюдэй Бахсытай с просьбой построить железное жилище, хозяйственные постройки» [8].

Далее описываются прибытие и действие приглашенных кузнецов: «… Послышался гомон многочисленных голосов, и прибыли девять человек, черных, как вороны, подобных тени деревьев в лунную ночь. Как дохнули они – густой сырой туман и покрыл изначальную мать-родину, ее не стало видно даже с величину отверстия берестяного лукошка. В течение трех дней и ночей стоял невообразимый стук и шум, всем разумным тварям не стало житья, такой был страшный шум, через три дня и ночи все стало по-прежнему, – солнце как солнце, луна как луна. И тогда люди разглядели: видимый с восьмидневного перехода огромный железный дом-балаган построен, девять узорных величественных железных господ-коновязей установлены в ряд. Блистающий с трехдневного пути устроен крепкий амбар, если и богатырей туда запереть – и они не смогут сломать и выйти оттуда…» [9]

Описание “черноты” якутских кузнецов кудай бахсы и количество их, содержащее сакральную цифру “9”, “шумность” их действий идентично с описанием кузнецов из шорского эпоса «Кан Мерген»: «… На горный хребет поднялся, на гладкую седловину спустился. С великого хребта всматриваясь, стоял – земли Кара Мюкю, оказывается,  достиг. В этой земле стук девяносто молотов через твердые мозги насквозь проходит. Внутри черного города, вокруг земли раскинувшегося, девяносто кузнецов куют…» [10]. Эпическая страна в якутском олонхо, обустраиваемая кузнецами, неизменно описывается как прекрасная горная долина  с восемью радиальными поселениями – ободами, расположенными вкруговую  вдоль каемки краев  долины. Неизменно повторяющаяся формула описания земли олонхо “аҕыс ии-лээх саҕа-лаах алаҕаркаан тэлэгэркээн Аан ийэ дайдыкам” переводится как “прекраснейшая моя страна с круглым ворот-ом из восьми обод-ов“. Здесь саҕаворот, ии – обод. В этой связи, нужно отметить, что радиальность, округлость древнейших поселений Урало-Сибирского региона рассматриваются во многих работах. Л. Р. Кызласов  в работе «Первогорода древней Сибири», где он, ссылаясь на открытия екатеринбургского археолога В. Т. Ковалевой, отмечает, что древние аборигены Западной Сибири на рубеже III-II тысячелетий до н. э. применяли при сооружении своих первокрепостей и другой, более рациональный, вид архитектурно-строительного и планировочного решения. Ранние первогорода Сибири представляли собой округлые укрепления, огороженные наземными деревянными жилыми стенами[11].

Городская цивилизация с ее прогрессивным влиянием на окружающие племена сельской округи в эпоху сибирско-уральского бронзового века была обнаружена в междуречье рек Урала и Тобола, вдоль сибирского фаса Уральского хребта. Речь идет о памятниках петровско-синташтинской культуры (XVII-XVI вв. до н. э.) в междуречье Тобола и Ишима. С этой культурой связано появление настоящих первогородов – очагов евразийской цивилизации[12]. 

В неотделимой от Сибири северной полосе степей Казахстана археологи также обнаружили большие поселения эпохи бронзы. Открытые и исследованные археологами радиальные городища Средней Азии, в т. ч. выявленные в Хорезме круглые крепости с двойным кольцом крепостных стен и жилищами между ними, соответствовали современной интерпретации авестийского описания вара. В Видевдате описана постройка Йимы, состоящая из круглых концентрических стен. Таким образом, материалы героического эпоса тюрко-монголов наравне с индо-иранскими эпическими памятниками являются дополнительными источниками для изучения возникновения и развития евразийской цивилизации.  

Федорова Лена Валерьевна
Якутск, Республика Саха (Якутия), Россия



[1] Кузнецов Б. И. Древний Иран и Тибет (История религии бон). – СПб: Евразия, 1998. – С. 28.

[2] Пекарский Э. К. Словарь якутского языка / Э. К. Пекарский. – Словарь якутского языка. – М.: АН СССР, 1959. – Т.3. – С. 1833.

[3] Там же. С. 1832.

[4] Кузьмина Е. Н. Указатель типических мест героического эпоса народов Сибири (алтайцев, бурят, тувинцев, хакасов, шорцев, якутов): Эксп. изд.:  – Новосибирск: Изд-во СО РАН, 2005. – С. 889

[5] Там же. С. 885.

[6] Там же. С. 271.

[7] Там же. С. 273.

[8] Эргис Г. У. Олонхо К. Г. Оросина «Нюргун Боотур Стремительный». Вып. 1. –  Якутск: Госиздат  ЯАССР, 1947. – С. 353.

 

[9] Там же. С. 355.

[10] Кузьмина Е.Н. Указатель типических мест героического эпоса народов Сибири (алтайцев, бурят, тувинцев, хакасов, шорцев, якутов): Эксп. изд.:  – Новосибирск: Изд-во СО РАН, 2005. – С.1121.

[11] Кызласов Л.Р. Первогорода древней Сибири (в бронзовом и раннем железном веках) //Вестник МГУ. Сер. 8. История. 1999. № 3. С. 96-129.

[12]Там же.

 

Посмотрите еще другие публикации: