Skip to content
 

К вопросу о сравнительном изучении эпосов «Гесэр» и «Манас» в свете трудов Ю.Н.Рериха

И.Б.Молдобаев
доктор исторических наук,
НАН Кыргызской Республики, Бишкек

            Ю.Н.Рерих был выдающимся востоковедом. Знание более десяти восточных языков позволило ему более глубоко, чем многие предшествующие ученые, раскрыть духовный мир центральноазиатских племен и народов. Как и его отец, Юрий Рерих высоко ценил местных информаторов — знатоков быта, обычаев, истории и культуры своего народа. Так, про одного такого человека он писал: « Мы не без удовольствия провели вечер с человеком, великолепно знавшим племена разных районов Центральной Азии » [ 1, с. 79].

Как известно, из всех членов семьи Рерихов одному лишь Юрию Николаевичу суждено было возвратиться в 1957 году на Родину и украсить собой школу советского востоковедения. Такие его работы, как «Звериный стиль у кочевников Северного Тибета», «Голубые анналы», «Монголо-тибетские отношения», «Лахульский диалект тибетского языка», «Учебник разговорного тибетского языка», «Говор Амдо», «Сказание о царе Кэсаре Лингском», «Основные проблемы тибетского языковедения», «Тибетский язык», а также многотомный тибетско-русско-английский словарь с санскритскими параллелями (издан посмертно), входят в золотой фонд мировой ориенталистики.

В научном наследии Ю.Н.Рериха важное место занимает исследование эпического наследия народов Центральной Азии. Во время своих путешествий по этому региону он внимательно прислушивался к многочисленным местным легендам и сказаниям, передававшимся из поколения в поколение. Особое место он отводил героическому эпосу «Гесэр» — самобытному творению центральноазиатских кочевников. Как известно, Гесэр — персонаж мифологии тибето-бирманских, монгольских и ряда тюркских народов (салары, желтые уйгуры, тувинцы, алтайцы).

В своих работах «Сказание о царе Кэсаре Лингском», «Кочевые племена Тибета», «По тропам Срединной Азии» и др. ученый попытался дать полную характеристику эпосу «Гесэр». В связи с этим представляется возможность сравнительного изучения эпоса «Гесэр» с другими сказаниями центральноазиатских народов, в частности с известным кыргызским героическим эпосом «Манас». Говоря о тибетских сказителях, Ю.Н.Рерих отмечал, что они знают эпос наизусть «и часто поют в состоянии своеобразного транса». Такими были и кыргызские сказители — манасчи — в еще недалеком прошлом. В настоящее время таких сказителей как в Кыргызстане, так и в Тибете почти не осталось. В этом мы имели случай убедиться, побывав в некоторых районах Тибета осенью 2001 года. Встречающиеся изредка сказители рассказывают сегодня «Гесэра» по книжкам.
Вероятно, исследователей эпоса «Гесэр» в мировом масштабе гораздо больше, чем исследователей кыргызского героического эпоса «Манас». По этой причине я предлагаю здесь краткие сведения об эпосе «Манас» и его источниковедческих возможностях.

Фольклор кыргызского народа имеет многовековую историю формирования и развития. В определенной степени это подтверждается показаниями арабского автора Тахира аль-Марвази, который в начале XII в. отмечал, что кыргызские правители имеют певцов, развлекающих их своими песнями и сказаниями в сопровождении струнного инструмента [2, с. 8]. Вероятно, это были первые кыргызские акыны-импровизаторы. Другой письменный источник, где уже более четко говорится о кыргызском фольклоре — это таджикоязычное сочинение начала XVI в. «Маждму аттаварих» («Собрание истории»). В нем, наряду с другими событиями, отражены эпизоды из эпоса «Манас» в прозаической передаче [3].

Фольклор кыргызского народа — многожанровый, и героический эпос «Манас» является его вершиной. В нем в художественной форме отражена многовековая борьба кыргызского народа за свою независимость и свободу. Следует уточнить, что в случае с «Манасом» принято различать два понятия эпоса. В узком смысле это собственно сам эпос «Манас». В широком значении под эпосом «Манас» подразумевается трилогия, которую составляют «Манас», «Семетей» и «Сейтек». Эпос «Манас» состоит из нескольких сотен тысяч стихотворных строк и по своему объему превосходит все известные эпические произведения мирового фольклора, что и составляет одну из его отличительных особенностей. Необходимо также отметить, что постепенное развитие эпоса привело его к генеалогической циклизации. Появились не только три самостоятельные сказания: «Манас», «Семетей» и «Сейтек», но и их продолжения. Продолжением «Сейтека» являются поэмы о сыне Сейтека, Кенене, и внуках Алымсарыке и Кулансарыке.

Краткое содержание собственно эпоса «Манас» по варианту Сагымбая Орозбакова (наиболее полного из известных нам версий «Манаса») сводится к следующему. У Когой-хана были сыновья: Ногой, Шыгай, Чыйыр. От Ногоя рождаются четыре сына: Орозду, Усен, Бай, Жакып. После смерти Ногоя враги кыргызов кытаи (вероятно, имеются в виду кара-кытаи. — И.М .) разорили кыргызов и всем сыновьям его пришлось разъехаться в разные стороны. Самый младший, Жакып, вынужден был поселиться на Алтае, где он очень разбогател. Однако проходили годы, а Жакып оставался бездетным, ибо его первой женой была Шакан, вдова его дяди Чыйыра, которую в честь ее первого мужа звали Чыйырды. И вот однажды Жакып видит чудесный сон, который приближенные истолковывают таким образом, что он будет иметь сына от Чыйырды. Вскоре после этого рождается Манас, который при появлении на свет в одной руке держал сгусток крови. Манас растет очень бойким и отважным мальчиком, еще в детстве он расправляется со всеми посланными отрядами врагов.

Когда Манасу исполняется пятнадцать лет, его избирают ханом. Он организует отпор кара-кытаям и калмакам, побеждает их предводителя Жолоя. Во время своего первого выступления, когда ему помогает мудрый Кошой, он подчиняет земли Шестиградья и возвращается из этого похода с женой Кара-борк, дочерью Кайып-хана. Второе выступление Манаса было предпринято в сторону Средней Азии. Кыргызы перекочевывают из Алтая в Талас. Затем он воюет с афганским ханом Шооруком, дочь которого, Акылай, становится второй женой Манаса. К Манасу переходит инородец Алмамбет, который, убив своего отца, сначала находился у казахского хана Кокче. Впоследствии Алмамбет стал побратимом и одним из выдающихся полководцев Манаса. От первых двух жен у Манаса не было детей, и после долгих поисков Жакыпом невестки его сын Манас женится на красавице Каныкей. Затем следуют походы Манаса на север и запад, войны с афганским ханом Тюлкю и Айган-ханом. Против Манаса устраивается заговор Кезкаманов, который в конечном счете не удался.

В эпизоде «Заговор семи ханов» рассказывается о том, что когда Манас принимает участие в поминках по Кокетею, правителю Ташкента, близкому ему человеку, происходит ссора сторонников Манаса как с противниками, так и со своими родоначальниками племен. После этого Манас предпринимает Великий поход («Чоњ казат») на Бээжин и возвращается с победой. На старости лет у бездетного Манаса рождается сын, которого нарекли Семетеем. После этого Манас посещает Мекку. В это время предводитель кытаев Конурбай, собрав несметное войско, нападает на кыргызов и побеждает их. В этом бою погибают все военачальники Манаса: Чубак, Сыргак, Алмамбет и другие. Сам Манас смертельно раненным прибывает в Талас, где и умирает.

Во второй и третьей частях трилогии — в «Семетее» и «Сейтеке» повествуется о подвигах сына Манаса Семетея и внука Сейтека.
Сказители — манасчи, исполнявшие «Манас», свои сказительские дарования связывали с обязательными сновидениями. Первым легендарным сказителем эпоса являлся Ырамандын-ыр-чы уул, фигурировавший и как один из персонажей «Манаса». В то же время в эпосе «Манас» упоминается и другой легендарный сказитель по имени Жайсан, который только убранство юрты пел полдня. Существует предположение, что начальные строки эпоса сложены именно этим сказителем. Но удивительно другое. Дело в том, что женщина по имени Бюбю Мариям Муса кызы из Кыргызстана утверждает, что Жайсан вслед за лучом падающих в полночь с неба звезд спускается в определенном месте и рассказывает на каком-то языке ей эпизоды из эпоса «Манас». Таким образом, по ее записи издано семь книг [4]. Во второй книге даже приводится биография Жайсана и указывается, что он родился в 682 году и якобы был отравлен другим сказителем, Ыраман-дын-ырчы уулу [5, с. 1]. В кыргызском обществе XVIII—XIX вв. известны уже целые группы и разные сказительские школы. Наиболее прославленные из мастеров художественного слова этого времени: Нооруз (XVIII в.), Келдибек Карыбоз уулу (1800—1880), Балык (Бекмурат Кумар уулу, родился предположительно в 1793 г.), Тыныбек Жапий уулу (1845—1902), Чоюке-Омур уулу (1880—

1925) и др. Из тех, кто увидел новое время, можно назвать имена таких выдающихся манасчи, как Сагымбай Орозбаков (1867— 1930), Саякбай Каралаев (1894—1971) и др. Отметим, что С.Каралаев наизусть знал свыше полумиллиона поэтических строк «Манаса».

Впервые научную запись отдельного крупного эпизода «Манаса» сделал в 1856 г. Ч.Валиханов. В 1862 г. и в 1869 г. полное содержание эпоса, лишь в очень кратком и отрывочном изложении, зафиксировано В.В.Радловым, который впервые в мире опубликовал этот текст в 1885 г. на кыргызском и немецком языках. В 1909 г. очень маленький отрывок сумел записать венгерский ориенталист Г.Алмаши. С 1920-х годов стали записываться полные варианты эпоса из уст С.Орозбакова и С.Каралаева. К настоящему времени в Рукописных фондах отдела рукописей и публикаций НАН Кыргызской Республики хранятся свыше 60 как полных, так и неполных вариантов записей «Манаса». Первые образцы исследования эпоса оставили вышеуказанные ученые Ч.Валиханов и В.Радлов, а также первый кыргызский этнограф Б.Солтоноев. Библиография литературы о «Манасе», охватывающая период с 1849 по 1960 гг., включает 695 названий. Однако большинство этих работ газетно-журнальные и носят не научный характер. К названной цифре добавилась литература, написанная после 1960 г.

На протяжении многих веков эпос «Манас» играл огромную роль в культурной жизни кыргызов, был своеобразной устной летописью народа. В этом плане он не потерял своей актуальности и в наше время. Имеются театральные постановки по эпосу. Появились географические объекты, получившие название по именам персонажей «Манаса». Проводятся конкурсы манасчи. Лучшие варианты эпоса издаются массовыми тиражами, хотя в полном объеме он до сих пор еще не опубликован. Однако для нас он важен еще и тем, что содержит комплекс самой разнообразной информации. Здесь можно найти сведения по истории, этнографии, философии, языку, фольклору (в нем представлены почти все жанры кыргызского фольклора), дипломатии, военному делу, музыкальной культуре, народной педагогике, традиционной медицине и т.д.

В качестве примера обратимся к историко-этнографическим сведениям эпоса. Судя по эпосу, у кыргызов имелись элементы государственного строя и письменность. Об этом говорит его социальная терминология, имеющая классовый характер. В отдельных полных вариантах «Манас» содержит более 300 наименований народов. Многие из них являются названиями тех народов и племен, которые в разные периоды дореволюционной истории имели этнокультурные связи с кыргызами. В строках эпоса нашли свое отражение названия таких народов, как шибээ (шибей), солон, кара-кытай, манжу, найман и другие, как результат действительных ранних контактов кыргызов. Широки были их торговые связи. Так, в «Манасе» упоминаются почти все маршруты Великого Шелкового пути.

В эпосе есть сведения о культуре кыргызского народа. Здесь говорится о типах жилищ, разнообразной одежде, пище, домашней утвари, конском снаряжении, упоминается множество названий тканей. Эпос может стать хорошим источником по изучению военного дела кыргызов, особенно вооружения и боевого облачения. О географических познаниях кыргызов можно судить по многочисленным упоминаемым в эпосе топонимам (свыше 500 названий), до Крыма и далее на востоке и начиная с верховьев Амура на западе. Интересны сообщения эпоса о народной медицине, особенно о своеобразной хирургии и инструментах лекарей.

Мифологическими мотивами насыщены поэтические строки «Манаса» о всяких чудовищных животных и их волшебных превращениях. Эпос отразил в своих строках сведения о языческих верованиях и о трех мировых религиях. В «Манасе» очень живописно переданы народные игры и развлечения, содержатся данные о восточных единоборствах. В эпосе мы обнаружили около 20 названий музыкальных инструментов.

Наиболее трудной задачей является определение времени сложения эпоса «Манас». Сам Манас, на мой взгляд, — образ собирательный. Наиболее вероятным нам кажется связать эпоху сложения первоначального ядра эпоса с кара-кытайским временем. Дело в том, что в X в. древние кыргызы несколько ослабли. Конечно, специфика эпического материала не дает возможности достоверно определить год сложения «Манаса». И все же я думаю, что он вполне мог сложиться под воздействием событий X в., когда начали свою агрессию кара-кытаи. А сам текст эпоса, на мой взгляд, в художественной форме и в своеобразном эпическом стиле отразил исторические события и этнографические реалии из жизни кыргызов начиная с гуннского (с III в. до н.э.) времени и до поздних наслоений начала XX в. Отдельные авторы считают самого Манаса мифическим персонажем.

Несмотря на то, что по содержанию эпос «Манас» повествует преимущественно о делах земных, а герои эпоса «Гесэр» гуляют иногда по верхнему миру, между ними есть и нечто общее. Как «Манас», так и «Гесэр» имеют большой объем. Так, Ю.Н.Рерих писал: « В районе Западного Хора, или Нуб-Хор (район хребта Данг-ла, к северу от Нагчука), эпос очень популярен среди племен хоров, исповедующих древнюю религию бон, и я сам видел очень красивую рукопись эпоса о Кэсаре в 16 томах у одного вождя » [6, с. 58]. И действительно, во время пребывания в местности Хорпа мы осмотрели три больших кургана, где якобы были похоронены три брата, имеющих отношение к «Гесэру». У старика, который нам рассказал эту историю, мы даже купили иллюстрированный текст «Гесэра».

Хотя Ю.Н.Рерих в своих трудах не упоминает об эпосе «Манас», небезынтересно привести следующее его мнение об эпосе «Гесэр»: « Обширный эпос, главным героем которого является знаменитый Гесэр, собран в 16 томах. Насколько нам известно, этот эпос никогда не издавался, его рукописные экземпляры ревниво оберегаются. Для кочевников Восточного и Северного Тибета легенда о Гесэре — не просто героическое сказание. Это воплощение их мечты о лучшем будущем в образе славного прошлого. В эпосе о Гесэре отложились разные исторические эпохи, воспоминания о них служат фоном, на котором прославляется воинственный хан, некогда правивший на Северо-Востоке Тибета » [1, с. 221]. Думается, сказанное вполне можно было бы отнести и к эпосу «Манас». Еще ждет своих исследователей сравнительное историко-этнографическое исследование тюрко-монгольского эпоса кочевых народов.

Параллели между «Манасом» и «Гесэром» мы находим и в географических названиях. В целом в кыргызском эпосе хорошо представлена топонимия Синьцзян-Уйгурского автономного района Китая. «Манас» также упоминает Тибет, Гималаи и другие соседние земли. Например, Ю.Н.Рерих в своем исследовании по «Гесэру» называет озеро Куку-Hop — по-кыргызски Коко-Ноор [6, с. 75]. Это же название вместе с пустыней Гоби упоминается и в эпосе «Манас». По этому поводу С.М.Абрамзон писал: « У киргизов существуют, например, имеющие очень древнюю традицию заговоры (бадик) от укусов змей, ядовитых насекомых и т.д. В одном из заговоров против злой силы, которую несут с собой змеи и вредные насекомые, говорится: «Кекеноордун келюне кеч!… Какшаалдын челюне кеч!» (Переселяйся на озеро Куку-Нор!… Переселяйся в степь Какшаала). Откуда взялось название Куку-Hop среди киргизов? Какое отношение к киргизам имеет этот отдаленный притибетский район? По показаниям некоторых информаторов, а также географа А.В.Станишевского, отдельные группы киргизов еще сравнительно недавно проникали вплоть до Тибета. И теперь в горах Куэнь-Луня, на сравнительно небольшом расстоянии от Тибета, расселены мелкие киргизские группы » [7, с. 57].

Еще одно, возможно, незначительное сходство — это упоминание носорога в обоих эпосах. Ю.Н.Рерих писал: « В монгольском тексте мы также находим тибетские название единорога (носорога) — серу… ». В «Манасе» носороги (по-кыргызски керик ) участвуют в боевых действиях. Отсылая к своей статье об этом, отмечу лишь, что носороги в древности применялись в бою, что и запечатлел в своих строках эпос «Манас» [8, с. 20—23].

В Тибете много святых мест. Одним из таких мест является озеро Манасаровар (другое название — «Манас сары»). В Тибете берет начало река Манас. Озеро Манас, как нам рассказали местные гиды, — святое, в нем тибетцы не купались и не ловили рыбы. Точно такое же отношение наблюдалось и к озеру Иссык-Куль в Кыргызстане. Кстати, название Иссык-Куль следует переводить как «святое», а не «горячее» озеро.

Отмечая случаи сходства в эпосах «Гесэр» и «Манас», мы не можем не отметить почитание белого цвета. В «Манасе» даже боевое одеяние воина называется «ак олпок». Слово «ак» означает «белый», а вторая часть — «олпок» — маньчжурского происхождения и означает «латы».

Есть общее в обоих сказаниях и в почитании коня, и в превращениях человека в другой образ или животное.

Чрезвычайный интерес вызывает мнение Ю.Н.Рериха о том, что историческая основа эпоса о Кэсаре уводит нас в далекое прошлое великих кочевых империй Центральной Азии. Он склонен считать Кэсара вождем центральноазиатских кочевых племен, врагов Тибета. При этом он опирается на название племени другу (гругу), с которыми связано имя Кэсара. А оба эти названия, по утверждению Ю.Н.Рериха, означают тюрков. Любопытно и то, что, анализируя различные издания эпоса разными авторами, ученый обратил внимание на название страны Пар-Пурум из надписи в Хошо-Цайдаме в Северной Монголии. Он отмечает, что страна Пар-Пурум упомянута в этой надписи вместе с Тибетом и словом Киргиз [6, с. 78-79].

Если сделать экскурс в историю, то древние кыргызы действительно имели связи с Тибетом. Известно, что брат Барс-бега, кагана кыргызов начала VIII в., был послан в Тибет и не вернулся. Есть и другие примеры связей кыргызов с Тибетом. Подтверждением этому служат рунические надписи, найденные якутским ученым Г.Левиным в нашей поездке по Тибету. Пока не представляется возможным прочесть эти надписи, но, по мнению Левина, слова надписей являются кыргызскими.

Вполне возможно, что в Тибете найдутся и другие кыргызские и древнетюркские надписи, ибо, как утверждает Ю.Н.Рерих: « Эпос о Кэсаре в его изначальном виде представлял собой типичный героический эпос, поэтическую запись о старинных войнах между тибетскими и тюркскими племенами » [6, с. 83].

Из вышесказанного следует, что сравнительное изучение исторических основ «Гесэра» и «Манаса» позволило бы решить немало вопросов, связанных с этногенезом и этнокультурными связями кыргызов и других центральноазиатских народов с населением Тибета.

Литература

1. Рерих Ю.Н . По тропам Срединной Азии. Хабаровск, 1982.
2. Молдобаев И.Б . «Манас». Историко-культурный памятник кыргызов. Бишкек: Кыргызстан, 1995.
3. Маджму ат-таварих (Собрание историй) / Пер. М.Досболова и О.Сооронова (на кырг. яз.). Бишкек,1996.
4. Жайсан. Книги 1—7 (на кырг. яз.). Бишкек, 1996—2002.
5. Жайсан. Книга 2. 1997.
6. Рерих Ю . Тибет и Центральная Азия. Статьи. Лекции. Переводы. Самара: Агни, 1999.
7. Абрамзон СМ. Киргизы и их этногенетические и историко-культурные связи. Л., 1971.
8. Молдобаев И.Б . Гипотеза о применении носорогов в боях (Эпос «Манас»  о некоторых вопросах военной организации кыргызов) // Мээрим. 1998. № 1.

 

Посмотрите еще другие публикации:

3 комментария

  1. Елена:

    Очень заинтересовал сайт, интересуюсь древними учениями и знаниями. Наконец то появляются статьи, которые расставляют все на свои места, корни то у всех народов, религий одни. Вот уже и про реинкарнацию начали писать, это радует. Известно арии начали свое переселение на территорию современного Ирана и Индии с современного Аркаима, считающейся родиной зороастризма.В Авесте же сказано что до возникновения зороастризма на Земле существовала еще одна религия/учение. Скорее всего это те знания, которые остались после гибели предыдущей цивилизации, и которые частично можно встретить среди современных религиозных течений в виде практик, медитаций. Рерих же младший получил посвящения по тибетской линии от своего отца, и волею судьбы эти знания оказались в России.

    • Лена Федорова:

      Вы правы. Эту статью И.Б.Молдобаев написал в 2001 г. еще. Рерихи считали, что предки праславян вышли из северной Индии. Возможно, в Аркаим, наоборот, пришли древние кочевники с восточного Ирана, Памиро-Гиндукуша. Заротуштра с тех мест. Все материалы ведут туда.

  2. Лена Федорова:

    Наш добрый друг, безвременно покинувший этот мир,Имель Бакиевич Молдобаев являлся блестящим кыргызским исследователем, манасоведом. В данной статье он приводит материалы нашей международной культурологической экспедиции, состоявшейся в сентябре 2001 г. по Тибету и Синьцзян Уйгурии и участником которой он был.
    Ю.Н. Рерих связывал эсхатологию Гесера с небесной религией тибетцев бон, который его выдающийся ученик востоковед, тибетолог Б.И. Кузнецов, в свою очередь, связывал с иранским маздаизмом и землей Тазик (таджик), т.е. с Памиром, Гиндукушем. По нашему мнению бон и маздаизм являются, как и саяно-алтайский Бурханизм, Ах Дьайаҥ, Кудай, якутский культ Аар-Айыы тойона, основой тенгрианства и исходят именно из указанного региона.