Skip to content

Тенгрианство как центральноазиатская религиозная система

Б. А. Бичеев, КИГИ  РАН
(Элиста, Калмыкия)

 

 

По мнению исследователей, существует только один могущественный рычаг всякой цивилизации – это религия. Без нее непонятна любая сторона человеческой жизни, а более ранние времена оказываются неразрешимой загадкой. Они, насквозь проникнутые верой, связывали с фундаментальной культовой идеей всякую форму бытия и рассматривали каждое событие только в религиозном свете.

Традиционные верования кочевых народов Центральной Азии принято обозначать как “тенгрианство”. Поиск сакрального смысла бытия, с одной стороны порождает центральноазиатский культурный комплекс, а с другой – разнородные феномены, чрезвычайно отличные виды ментальности. Центральноазиатская религиозная система, сложилась из множества различных верований: из веры в силы космоса и природы, в души умерших предков, тотемных первопредков и т.д. Различные элементы древнего верования, которые в той или иной мере сохранились у разных народов, и находят свое отражение в традициях их современных культур.

Религиозная жизнь монголов питалась множеством верований и обрядов, которые возникали в  парадигме центральноазиатской культурной сферы. Тенгрианство монголов – это сложная система верования, в которой окружающий мир воспринимался как совокупность стихий, активно влиявших на жизнь человека. Каждая стихия имела свое начало, своего духа, обладавшего определенной самостоятельностью.

Центральным системообразующим образом религиозно-мифологической системы выступает Тенгри как высшее и всеобщее божество. Монгольское наименование Tengri, а точнее Tengri-ečige, означает одновременно и «Небо» и «Бога-отца», который живет на небе и проявляется в природных феноменах: громе, молнии, грозе и т.п. Монголы называли это божество Kök Mönkö Tenger-ečige, что в буквальном переводе звучит как Небесный-Вечный-Бог-отец. С этой формы обращения начинаются все молитвы, обращенные к нему. По сути, эта форма – есть повторение на монгольском языке древней арийской молитвы “Отцу Небесному” в той форме, которой она существовала и существует всегда “Отче наш, сущий на небесах”.

В религиозной системе тенгрианства практические нормы поведения человека были четко определены по отношению к Небу-Тенгри и другим божествам на основе представлений о безусловном подчинении им. Коллективные представления о всемогущих божествах свидетельствуют, что люди того времени хотя и не имели четко персонифицированного образа этих божеств, но считали их реально существующими и боялись всего, что связано было с каким-нибудь действием, исходящим от них или воздействующим на них. И само это действие неизменно признается реальностью и составляет один из элементов представления о божествах.

Считалось, что за нарушение или неподчинение Тенгри и другими божества покарают жестоко и в этой жизни, на этой земле, а не после смерти и не в ином мире. В религиозном опыте, центральное божество черной веры олицетворяет не какую-то идею, абстрактное начало, а, прежде всего “страшную мощь”, перед которой человек испытывает чувство собственной ничтожности. Тенгри как высшее божество за те или иные преступления могло наказать не только отдельного человека, но и целый народ. Смерть отдельного человека или истребление племени воспринималось как воля и наказание Тенгри.

С культом поклонения Тенгри сосуществовал столь же древний культ поклонения земле Этуген. Однако Тенгри с самого начала занимает более высокое положение, чем Этуген. Древние тюрки и монголы божество земли почитали независимо от почитания множества различных ландшафтных божеств, и оно не воспринималось ими как нечто представляющее совокупность этих божеств. Тюрки именовали его Йир-Суу, а монголы – Этуген-эке. Этуген-эке – это, прежде всего, божественное воплощение земли как плодородящего женского чрева. В современном калмыцком языке “ütkün” означает vagina (анат.), что указывает на происхождение термина Этуген.

Средний мир, в понятии людей того времени, был населен многочисленными ландшафтными божествами – хозяевами-хатами местностей, которым они были подчинены. Эти божества – есть по сути потенции окружающей действительности, и в них отражены ее силы. Они субстанционально присутствуют повсюду и определяют типическое протекание событий. Рядовые члены общества обращались к ним, вступая в непосредственный контакт, через ритуал жертвоприношения.

Таким образом, константы культуры, несущие функцию психологической защиты этноса от окружающего мира, обеспечивали ему возможность действовать в нем. Собственно Небо-Тенгри, Земля-Этуген и различные хозяева-хаты моделируют в сознании внешний мир. Реконструкция системообразующих элементов этнической культуры позволяет сформулировать ряд парадигм, которые отражают основные из этнических констант монголов: человек не обладает сверхприродными силами; действия человека в окружающем мире есть коллективные действия; способ действия человека по отношению к миру должен основываться на ритуальных жертвоприношениях Небу-Тенгри, Земле-Этуген и хозяевам-хатам местностей.

Написать отзыв

Вы должны войти, чтобы оставить комментарий.