Skip to content

Одежда персонажей в якутском эпосе-олонхо

Докторова Н. И.,
старший преподаватель АГИКИ,
Якутск, Россия

Интерес к эпосу, как к одному из архаичных источников по изучению исторического наследия не ослабевает, и по сей день. Мифологические концепции образуют глубинную основу, на которой базируется все культурное, научное развитие человечества и отдельного этноса в частности. Эпос-олонхо в этом смысле отражает мировоззрение якутского народа.

По космологическим представлениям древних якутов Вселенная разделена на  три части. Верхний мир представляет собой пространство из девяти ярусов, где на высшем девятом восседает верховный Бог Юрюнг Аар Тойон – Белый господин, создатель Вселенной. В Среднем мире проживают тридцать три племени народа айыы аймага, племя добрых людей которым покровительствуют небесные божества. Этот мир так же заселен духами иччи, хозяевами гор, рек, долин, озер, деревьев и трав. Своих духов имели явления природы и даже предметы выполненные руками человека. Нижний мир заселен племенами абаасы, средоточием зла несущим беды обитателям Среднего и Верхнего миров.

Олонхо имеет духовное содержание, которое в коллективном сознании народа выступает как эстетический объект, который оказал огромное влияние на формирование выразительных средств многих видов якутского народного творчества. В нем содержится огромный информативный материал, касающийся и якутской традиционной одежды, ее символики, значения и роли в жизни этноса, прагматических функций. В этом плане олонхо выступает своеобразным средством фиксации и распространения богатого информативного материала, который эволюционирует, приобретая выраженный характер знака. Одежда как художественное произведение созданное народом в течение тысячелетий – знак сложный: каждый из его элементов, каждая деталь – носители частичного значения, в целом создающие смыслообразующее явление. Например, головные уборы являются неотъемлемой частью ансамбля, несущие сакральное значение. Силуэт шапки вертикально ориентирован, который встречается у многих тюркоязычных народов. В них, возможно, есть отражение культа солнца и неба сообразно космогоническим представлениям якутов. Таковы, дьабака, xopooх, куос дьабака, ураа-­бэргэhэ и т.д.

Одежда главных героев олонхо предстает как целостный ансамбль, состоящий из множества элементов и деталей, каждая из которых имеет свое прагматическое значение.

Благодаря исключительной образности языка в эпосе скрупулезно описываются элементы всего комплекса одежды героев, которые позволяют раскрыть не только характеристику качеств героя, но и определить знаковость традиционной одежды в мировоззрении народа.

Особое место в эпосе занимает описание главного героя богатыря. Сама характеристика богатыря наделенного эпитетами «лучший», «отборный», «благородный», «беспорочный», «сильный», «мужественный» предполагает соответствующую вышеперечисленным эпитетам одежду. Во многих описаниях богатырей в эпосе-олонхо подчеркивается роскошь, подтверждающая положительный статус героя.

Эпическая индивидуальность богатыря подчеркивается красотой и своеобразием его одежды. Так, например, в эпосе «Тойон Нюргун» говорится:

Могучий по виду, крутой по нраву,

Богатырь по облику – мощный человек

(Ростом) в три сажени

В продымленную замшу

Шикарно одетый. (l)

Очень детально в эпосе описаны боевое одеяние и снаряжение богатыря. Богатырь одет в броню (кольчугу), состоящую из железных, каменных, а иногда и деревянных пластин с четко определенной формой. Так, например, в якутском эпосе «Могучий Эр Соготох» говорится «человек в броне из четырехугольных пластин оборотясь, вскочил на ноги», «человек богатырского вида, в броне из четырехугольных стальных пластин» (2). В эпосе «Кун Эрили» богатырь одет в кольчугу, состоящую из цельных пластин жележа (3). Защитная функция которых позволяла оберегать уязвимые места: шею, грудь, спину, плечи, руки, бедра, бока, колени.

Здесь следует отметить, что в якутском олонхо часто встречается описание панцирных доспехов, которые предполагали кирасу из ровдуги с нашитыми на нее металлическими пластинами четырехугольной формы в виде чешуи. Подобные доспехи были менее тяжеловесными, чем кольчужные, и более предпочтительными для длительных походов кочевого народа. Однако будет неправильно полностью исключать наличие кольчужных покрытий в военном одеянии якутов.

Головной убор богатыря – островерхий железный шлем, напоминающий летящую, фантастическую птицу Ексекю (4). Шлем по описаниям защищал не только голову, уши и глаза, но и переносицу, подбородок, и шею.

Одеяние богатыря имело внушительный вес. В обычных жизненных ситуациях они по этой причине казались бы малоподвижными и грузными. Но в эпосе во время поединка богатырь при обретал невероятную ловкость, стремительность и подвижность, говорящую об его скрытой необычайной силе. В якутском эпосе «Кыыс Дэбилийэ» богатырь обут в семидесятипудовые железные сапоги, одет в штаны из восьмипудового стального железа, девяностопудовую железную шубу, пятидесятипудовую шапку из каменной глыбы, пятипудовые рукавицы (5). Подобные эпитеты гипертрофированно отражали тяжелый вес и недюжинную силу эпического героя.

По контрасту с ними богатыри-абаасы, как правило, были отвратительны внешне.

Одежда подчеркивает агрессивность натуры злой и коварной, представляя собой лохмотья, беспорядочные обрывки из неприятных по своему содержанию материалов (слизь, гнилостные шкуры животных), так же присутствует металл, наделенный эпитетами «острый», «ржавый». Все эти описания являются визуальным, закономерным доказательством внутренней сушности абаасы – злой, мстительной, жестокой.

В эпосе «Kун Эрили» красочно описывается одеяние богатыря-абаасы: он одет в «железные штаны, железные сапоги, в железную шубу, у него железная островерхая шапка». (6)

Если богатырь-айыы одевается очень аккуратно, одежда ему в самую пору, то, богатырь-абаасы одет небрежно, неуклюже, одежда на нем болтается или же слишком обтягивает, невыгодно демонстрируя его непомерно большой живот, кривые ноги, сутулую спину. Шапку он одевает набекрень, что создает ощущение неустойчивости, нестабильности, дисгармонии. Характеристика движений лишний раз подчеркивает алогичность и диспропорцию его одеяния, создавая комичность, противоестественность, гипертрофированную утрированность отрицательных качеств данного персонажа. Одежда богатыря-айыы и богатыря-абаасы в олонхо обрисованы диаметрально противоположными, поскольку контраст является основным приинципом построения сюжетной линии в эпосе. Образы богатырей-айыы и абаасы, где помимо признаков характера, немаловажное значение имеет одежда, связаны с устоявшимися в сознании народа представлениями о добре и зле, красивом и безобразном,  гармоничном и противоестественном.

Одним из самых ярких образов в якутском эпосе является образ женщины. Это образы красавицы-Куо и удаганки. В олонхо по существу запечатлен этический идеал женской красоты. В характеристике женщины огромное место уделяется описанию ее красоты, своеобразной манеры держаться, выразительным языком передается описание роскошной, богатой украшениями одежды.

В олонхо четко прослеживается духовная культура айыы-дьоно, т.е. людей племени айыы, одной из характерных черт которых является почитание женщины-матери, прародительницы. В старинной поэтике народа запечатлены следы архаичного этикета, предусматривающего свод правил поведения по отношению к женщине. Признавалось, что женщина-начало начал, продолжательница рода и отношение к женщине было подчеркнуто почтительное. Например, богатырь-айыы обращаясь к женщине, воздает ей глубокий поклон, уважительно внемля ее словам.

Особым богатством отличается одежда якутской красавицы-Куо. О ней во многих олонхо говорится «maнара табатыын курдук танныбыт» т.е. одета как божественный олень. Она одета в шубу из соболиных шкурок, «нуогайдаах бэргэhэлээх» в старинную женскую шапку с пером на верхушке, с нашитой спереди круглой серебряной пластиной «туосахта».

Выразительным языком описывается ее манера держаться. В утяжеленной множеством украшений и деталей одежде женщина-Куо ступает степенно и неторопливо, никогда не совершает резких движений. В мягкой обуви из сарыы (ровдуги) она ходит легко и красиво, бесшумно. Ее походка рисуется словами «ножками легко ступала», «шла, плавно колыхаясь». Женщина-Куо не ходит, а торжественно шествует:

Горда, как белый стерх,

Голову держит она;

Как у лебедя на весенней воде,

Плавны все движения ее. (7)

Менталитет якутов не может воспринимать женщину-айыы как динамичное и суетливое существо, поэтому в обычном состоянии якутская Куо немногословна. Даже в экстремальной ситуации, когда ее похищает чудовище-абаасы, она не предпринимает активных действий. Ни в одном олонхо не описывается ее активность в этой ситуации. На первый взгляд образ женщины в олонхо не может показаться пассивным и инертным. Но такова с испокон веков эстетика женской красоты у якутов, которая предполагала сохранение спокойствия в любой ситуации.

В эпосе-олонхо не менее красочно описывается образ девки-абаасы, одной из основных представителей Нижнего мира.

В олонхо “Кыыс Дэбилийэ” говорится:

“Илбис Кыыса

Пососок – выкормыш

Вихляющаяся

Вертлявая вертихвостка

Куо Кустуктай “. (8)

В противовес образу красавицы-Куо только девка-абаасы из Нижнего мира может быть “плутовкой-вертуньей”, “вертлявой вертихвосткой”, “шустрой, вприпрыжку бегающей с ногами бродяжками, с пятками-стукалками”. (9) Девка-абаасы извивается, подобно полосатой змее, корчится, кривляется, крутит бедрами, все эти действия колоритно подчеркнуты ее одеждой.

В олонхо “Кыыс Дэбилийэ” говорится:

“И четверо девок-абаасы

фуфайку из шкуры, снятой с куочай, одев,

штаны из шкуры жертвенной скотины одев,

наколенники из шкуры павшей скотины напялив,

платками из облачной слизи,

повойниками подвязавшись,

шейными повязками из небесной слизи туго обмотавшись”. (10)

Или же:

“В колодках и облезлой дохе,

младшая дочь Сарахана Кююкэнньик пришла”. (11)

А в олонхо “Эр соготох” девка-абаасы описывается так:

“Из дна лукошка (сделанную) медаль нацепила

Из подошвы (вырезанный) орден приладила

Из оголенных костей дородных молодцев

Нагрудные-наспинные

Украшения имела она, оказывается” (12)

И вот в такой одежде:

“Величиной с копну, покрытую снегом, брызгая,

с криком-визгом три-девки абаасы

в клубок свившись

прыгать-плясать стали”. (13)

Одним из самых ярких и загадочных образов эпоса-олонхо является образ удаганки-­айыы (белой шаманки), покровительницы богатырей айыы. Их называли небесными и могущественными шаманки, к которым герои олонхо обращаются в самый трудный час с призывом о помощи. Небесная шаманка благородна и почтительна, но при этом может быть стремительной и беспощадной. Удаганка имеет ритуальные атрибуты: одежду, бубен, колотушку.

Шаманка-айыы носит божественную белую шелковую одежду, состоящую из бахромы “солко нуо5ай бытырыыс”.

« Одежду  с бахромой

на плечи накинув,

среди удаган самая великая”. (14)

Удаганка оборотившись в стерха говорит:

“До щиколоток моих

ниспадающая-трепещущая

шелковая бахрома, проколыхайся-ка”. (15)

Женщина-удаганка имеет красивую фигуру, прямую осанку, гордую посадку головы, ступает легко, едва касаясь земли. Ее одежда легкая, просторная, не стесняющая движений:

В эпосе-олонхо выразительно и реалистично описывается одежда родоначальников племени-айыы;

«Аджына Баай Тойон

из соболиных шкурок-огузков сшитую,

с длинными перьями

высокую, шапку на лоб надвинув …»

«Эджинэ Баай Хотун,

шапку-джабака, соболиным мехом отороченную,

шелковыми подвесками украшенную…» (16)

В создании целостных образов главных героев олонхо огромное значение имеет описание одежды, которые усиливает характерные черты персонажей, достигая полного единства внешнего и внутреннего облика героя. Любое описание одежды в олонхо не случайно, поскольку обусловлено образом мысли народа, которое выражает его духовное содержание.

Эпосу-олонхо присуще высокая степень эстетического отношения к действительности, в этом смысле одежда приобретает черты целостного художественного обобщения. В силу вышесказанного одежду персонажей эпоса-олонхо можно рассматривать как некий этнический знак, основанный на традиционном мировоззрении и веровании, мировосприятии и мироощущении якутского народа.

 

Литература

1. Охлопков Н.Ф.Тойон Нюргун.-Якутск, 2003 – С.32
2. Якутский героический эпос «Могучий Эр Соготох»/ / Памятники фольклора народов Сибири и Дальнего Востока.- Новосибирск, 1996г.      с. 327
3. Якутский эпос «Кун Эрили». – Якутск, 1995 – с. 127
4. Якутский эпос «Кун Эрили». – Якутск, 1995 – с. 128
5. Якутский героический эпос «Кыыс Дэбэлийэ/ / Памятники фольклора народов Сибири и Дальнего Востока.- Новосибирск, 1993г, с. 160
6. Якутский эпос «Кун Эрили». – с.127-128
7. Ойунский П.А. Дьурулуйар Ньургун Боотур. Айымньылар. Якутский эпос «Кун Эрили». Нюргун Боотур Стремительный. Избранные произведения. – Якутск, 1960.-Т.5.-С.160.
8. Кыыс Дэбилийэ: Якутский героический эпос. – Новосибирск, 1993-С.209,
9. Якутское олонхо Могучий Эр Соготох. – с.297, 353
10. Кыыс Дэбилийэ: Якутский героический эпос. – С.89
11. Кыыс Дэбилийэ: Якутский героический эпос. – С.301
12. Якутское олонхо Могучий Эр Соготох. – с.297, 353
13. Кыыс Дэбилийэ: Якутский героический эпос. – С.201
14. Якутский героический эпос. Могучий Эр Соготох. – Новосибирск, 1996­с.156, Кыыс ДэбилиЙэ. – с.253
15. Могучий Эр Соготох.  – С.157
16. Александров Н.С. Кор буурай бухатыыр. – Якутск, 2000-с.147-149

 

 

Написать отзыв

Вы должны войти, чтобы оставить комментарий.