Skip to content

Отражение шаманизма в олонхо вилюйских якутов

Кузьмина А. А.,
к.ф.н., м. .н. с.сектора якутского фольклора
ИГИиПМНС  СО РАН

Якутский героический эпос является одним из выдающихся памятников эпического наследия народов тюрко-монгольского мира. Он возник в глубокой древности и по стадиальной типологии исследователи его относят к наиболее ранним типам тюрко-монгольского эпоса[1]. В олонхо проявлется религиозные воззрения, философия якутского народа.

На огромной территории расселения якутов в прошлом существовали отдельные очаги сказительских традиций. Рассматриваемая зона находится в бассейне реки Вилюй и состоит из четырех районов: Вилюйского, Верхневилюйского, Нюрбинского и Сунтарского. Большинство историков считают, что освоение Вилюйского бассейна якутами произошло после прихода русских (XVII в.). Географическое положение Вилюйского региона, его удаленность от центра, сохранность традиционной культуры, неоднородность происхождения вилюйских якутов – все это определило особенности самого материала исследования.

Традиционным верованием якутов, в том числе вилюйских, является шаманизм, а после прихода русских в Якутии распространяется православие. Однако влияние христианства было незначительным, формальным[2]. Традиционный уклад вилюйских якутов характеризуется устойчивостью воззрений, обрядов и фольклора. Следует сказать, что отдельные жанры якутского фольклора (песнопение-тойук, хороводный танец осуохай[3]) имеют вилюйский стиль исполнения и продолжают свое бытование до настоящего времени, в то время как в центральных районах устное народное творчество практически исчезло.

Композиционной особенностью олонхо Вилюйского региона являются особые заклинания-алгысы, песнопения-тойуки перед началом или в конце олонхо, не связанные с текстом эпоса. Считалось, что исполнение олонхо может навлечь гнев злых духов абаасы, соперничающих со сказителями. Чтобы отвлекать их, просить помощи у светлых духов-иччи, олонхосуты пели песнопение «Кутурук салайар» («Хвост направить»).

Прослеживается влияние шаманизма, выраженное в появлении образов шамана, кузнецов абаасы. Возможно, образы кузнецов абаасы возникли под влиянием шаманизма, разделенного на «белый» и «черный». Предполагается, что в олонхо данного региона образ шамана часто встречается в силу того, что здесь шаманизм долгое время находился в сохранном виде из-за меньшего распространения христианства, в то время как в центральных районах «все “языческие идолы”, согласно предписанию государственных органов, были уничтожены в XVIII – начале XIX в. в целях облегчения распространения христианства»[4].

Встречается древний образ священной березы Аар Кудук Хатынг. Только в вилюйской эпической традиции фигурирует архаический образ священной березы Аар Кудук Хатынг, который сравнивают с Тополем в алтайском эпосе и отмечают его древность по отношению к священному дереву Аал Луук Мас, встречающемуся в олонхо центральных районов.

Нужно подчеркнуть, что в вилюйской эпической традиции сохранился архаический мотив о сотворении мира. Согласно этому представлению, мир начинается с маленькой точки, в данном случае с коврика, пятки белки, уха двухгодовалой важенки, затем он постепенно увеличивается, расширяется, обретает мощь, появляются моря, горы. Мотив творения мира всегда находится в начале олонхо. Из 40 рассмотренных олонхо, мотив творения Вселенной встречается в 20 олонхо: в трех вариантах «Могучего Эр Соготоха», в двух вариантах «Эрбэхтэй Бэргэна», «Дьирибинэ Боотур» В.О. Каратаева, «Могучий Эр Соготох», «Адьык Боотур» А.С. Васильева, «Богатырь Тонг Саар», «Сююлэлдьин Боотур» С.Н.Каратаева–Дыгыйар, «Богатырь Тёбёт Мэник» С. Еремеева–Дэдэгэс, «Богатырь Дылырдаайы» И.П. Кутурукова, «Богатырь Ого (Ребенок)» Д.С. Семенова, «Кулдус Бёгё» И.М. Харитонова, «Бэриэт Мэргэн»

С.Г. Егорова, «Богатырь Уол Туйгун» Г.С.Семенова, «Ого Тулаайах» («Ребенок-сирота»), «Сын кряквы Кюн Нюргун» А.П. Амбросьева, «Эрбэхтэй Бэргэн» Б. Алексеева, «Богатырь Кёр Буурай» Н.С.Александрова.

Таким образом, в олонхо вилюйских якутов прослеживается влияние шаманизма, обусловленное его сохранностью в данном регионе.



[1] Мелетинский Е.М. Происхождение героического эпоса: ранние формы и архаические памятники. – М.: Наука, 1963. – 460 с.; Жирмунский В.М. Тюркский героический эпос. – Л.: Наука, 1974. – 725 с.

[2] Алексеев Н.А. Этнография и фольклор народов Сибири. – Новосибирск: Наука, 2008. – С. 17.

[3] Вместо слова «осуохай» вилюйские якуты часто употребляют «дьуохар» (ср. бурятский ёхор).

[4] Алексеев Н.А. Этнография и фольклор народов Сибири. – Новосибирск: Наука, 2008. – С. 266.

Написать отзыв

Вы должны войти, чтобы оставить комментарий.