Skip to content

Сакральность Неба в контексте мировой культуры: компаративистский анализ

Сандыбаева У.М.
ЕНУ им. Л.Н.Гумилева
(Астана, Казахстан)

                Религия, как писал Гегель, есть сфера «вечной истины, вечного покоя, вечного мира», в ней все народы «всегда видели свое достоинство и праздник своей жизни». К сожалению, долгое время в Казахстане господствовал атеизм,  сегодня же мы можем говорить о религиозном ренессансе. Однако своеобразие ситуации заключается в том, что Казахстан находится в центре Евразии, исторически  все культуры Востока и Запада, Севера и Юга встречались в центральных регионах Евразии. В системе религиозных верований тюрков большое место занимали идеи манихейства, зороастризма, поклонение духам и др. Начиная с  11 века, ислам воспринимался тюрками с помощью дервишей, суфиев, через стихи Дивани, а местные обряды получили исламскую трактовку. Большая часть тюркских народностей исповедовало тенгрианство в различных его вариациях. Можно утверждать, что тенгрианство имеет очень глубокие корни и этим объясняется его укорененность в повседневной народной жизни. Поэтому необходимо исследовать тенгрианство как научную проблему. В частности, это поможет выявить уровни синтеза ислама и тенгрианства.

        Существуют различные исследовательские стратегии, рассматривающие тенгрианство как оригинальную религиозно-философскую систему, как тюркский монотеизм, как особое мироощущение, но не религию и т.д.

        Для начала определимся, что же такое религия? По мнению Цицерона, religio происходит от латинского термина relegere, что означает обдумывать, бояться, отсюда богобоязненность, почитание богов. Однако большинство исследователей предпочитают опираться на мнение Лактация, согласно которому religio происходит от латинского глагола religare (связывать, вязать), отсюда религия есть связь, союз. Религия это духовная связь, духовность же человека есть постоянное стремление к абсолюту, беспредельному, к вершинам космоса. Религия, таким образом, есть связь человека и мира с абсолютом. Религия- это и особый дискурс, предполагающий стремление к запредельности, тогда и оправдание мира повседневности не может быть найдено в нем самом.

        Учитывая вышеизложенное, обратимся к тенгрианству как религии, проанализировав само понятие Тенгри и религиозную значимость Неба как такового в различных культурах.

         «Тенгри», «Тэнгэри», «Тэнгер», «Тура» означает «Небо», «Вечное Синее Небо». Небо само по себе символизирует трансцендентность, мощь, ибо оно бесконечное, высокое, вечное. Поэтому «высочайшее» становится атрибутом божества. Природа Неба, как отмечает М.Элиаде в «Очерках по сравнительному религиоведению», это неистощимая иерофания. Простое созерцание его уже дает первобытному разуму религиозный опыт. Небо – это универсальный архетип. Если обратиться к Тенгри, то он живет на седьмом небе (девятом или шестнадцатом), он гарантирует неизменность космических ритмов, стабильность общества, он владыка, правитель Космоса. На земле же правят ханы. На печати Чингисхана была надпись «Один Бог на Небе, один хан на земле. Печать Властелина Мира». Творец всевидящий, поэтому монголы говорят «Да будет Небо тому свидетелем».

        В китайских текстах Бог Неба именуется Тянь и Шан-ди (Владыка в Вышине). Гегель назвал китайскую религию религией меры. «Мера здесь – в-себе-и-для-себя-сущее, неизменное, а Тянь, небо, есть объективное созерцание этого в-себе-и-для-себя-сущего» (Философия религии. Т.1, с.469, М.1975). Тянь – наивысшее в духовном и моральном плане. Оно обозначает абстрактную всеобщность, оно нечто совершенно пустое. Всем управляет император, и только он состоит в связи с Тянь. Итак, Небо не есть мир, образующий царство над землей, оно не есть царство идеального; здесь все находится на земле. Как замечает М.Элиаде, в пределах империй, таких как монгольская и китайская, миф о верховном владычестве и само существование этих империй «усиливают позиции» Бога Неба.

     Боги Неба урало-алтайских племен лучше сохранили свои изначальные черты, чем Боги других народов. Бог Неба древних пратюрков напоминает индоевропейского бога Неба. Ахура-Мазда – бог Неба. Однако в истории наблюдается тенденция к утрате культа богов Неба, что связано с «жаждой конкретного».

       «Небо» или тюркский Бог лишен антропоморфных черт, но он и не пантеистический. Тенгрианство, несомненно, монотеизм (бир тенгри), а значит, нельзя его рассматривать в терминах «пантеона божеств». Это высшая абстрактная сила, который имеет один топологический  эпитет «кок». Кок у казахов имеет метафизический смысл. Оно означает небо, небесное, но и как  цвет, это цвет жизни «зелень» (шоп) и отнимающая жизнь инстанция («коктей солгыр»- увядать зеленым, молодым).

       Тенгри (тюркский Бог) своим конститутивным моментом имеет идею временности. Тенгри управляет смертью опосредованно – через время, он создает только время и распределяет его.  Его природа отвечает хрупкости человеческой субъективности. Интересно, что эпитафии обычно заканчиваются фиксацией своей смерти: «теперь я умер» (отлетел). Тюрк просто «улетает» в неизвестном направлении.

       Сакральная природа Неба проявляется и в культовой практике, ритуалах. Например, мифические путешествия тюрко-монгольских героев и шаманов на Небо.

     Таким образом, сакральность Неба всегда сохраняется и играет важную роль  почти во всех религиях.  Поскольку Тенгри – это духовная сущность, нематериальная субстанция сущего, возможно, поэтому тюрки безболезненно приняли новую веру. Взаимовлияние религий, безусловно, сложная проблема и тенгрианство нуждается в дальнейшей тематизации особенно для народов Евразии, ибо это наш единый архетип.

Написать отзыв

Вы должны войти, чтобы оставить комментарий.