Skip to content
 

Кумыс – древний напиток

Жылқысы кімнің көп болса,
Қорлы болар сабасы.
У кого много кобылиц,
У того и саба самая популярная.
Актайлак би

            Аннотация.  В статье дается значение связи белого цвета кумыса со светлым священным образом Тенгри-Бога.  Раcсматривается отражение традиционного кисломолочного напитка из кобыльего молока – кумыс,  в устной и письменной литературе.
            Summary. In article explains the meaning of communication of white color of kumys with a sacred image of the god Tengri. The reflection of traditional dairy drink made of mare milk kumys is concidered within the oral and written literature.
            Ключевые слова: Тенгри, Тәңір,  тенгрианство, кумыс.
            Keywords: Tengri, Tengir, tengrianstvo, qımız.

Тәңір – так казахи издревле называли создателя. Термин «Таң» в гуннском и древнетюркском языке означает: зарю, восход, начало всего, когда «свет озаряет все», когда «все просыпается и начинает жить» [1, С.20]. Поэтому Тәңір для казахов был символом всего светлого и справедливого. Понятия: әділдік – справедливость, жарық – свет и конечно таңдандыру – удивлять, таңқалу – удивляться в сознании казахов обьединены одним цветом – ақ – белый. Провожая в путь,  желали «Ақ жол» – светлого  пути.

Также казахи все молочные продукты называют ақ, ағарған, ақ мол болсын – «пусть будет обилие молочного», это одно из самых добрых пожеланий в котором подразумевалось  «пусть миром правит справедливость». Таким образом белый цвет был выбран символом мира. Поэтому не взирая на национальность, вероисповедание всем путникам для утоления жажды казахи преподносили молочные напитки. Даже если в юрту каким-то образом заползала змея, казахи выпроваживали наливая на ее голову ақ, ағарған – молоко или кумыс.

Казахи издревле предпочитали молочные напитки – молоко, кумыс, кумыран, айран, шалап. Самым изысканным из них считается кумыс. Это подтверждается и поговоркой которая дошла из глубины веков и повторяется сегодня очень часто: «Қызды кім көрмейді, қымызды кім ішпейді / Кто не любуется девушкой, кто не пьет кумыс». Одним словом для казахов кумыс это не только напиток но и еда. Потому что выпивший кумыс долго чувствует себя сытым. Не зря было сказано:

Қырықтан артық жас жоқ,
Қымыздан артық ас жоқ.
Нет лучше возраста чем сорок лет,
Кумыса лучще пищи нет.

Об этом волшебном напитке было известно давно. В “Иллиаде” Гомера, жившего примерно в 8 в. до н.э. написано о народе Агавах – народе которые выдаивая кобылиц, питались их молоком. Греческий путешественник Страбон (64/63 до н.э. – 20/24 до н.э.) писал “Доители кобылиц скифы”, Скимн Хиосский, греческий географ (1 пол. 2 в. до н.э.) тоже писал: “Они весьма благочестивы… питаются молоком и скифским доением кобылиц”. И даже отец истории Геродот (ок. 485-ок.425 до. н. э.) не обошел эту тему, он написал что скифы пили кобылье молоко и даже описал ее изготовление: «Всех своих рабов скифы ослепляют. Поступают они так из-за молока кобылиц, которое они пьют. …После доения молоко выливают в деревянные чаны. Затем, расставив вокруг чанов слепых рабов, скифы велят им взбалтывать молоко. Верхний слой отстоявшегося молока, который они снимают, ценится более высоко, а снятым молоком они менее дорожат» [2, С.187].

Китайский поэт Са Тянь-си  (около 1300 г.) в своих стихах упоминал о кумысе, при посещение Шанцзина, третий куплет:

В жертву Небу приносят игристый кумыс,
Степь в священном обряде кропят.
А до города ветры с холмов донеслись,
Трав степных долетел аромат.
Пятый куплет:
Лучший, сладкий кумыс получается тут,
Диких трав он хранит аромат [2, С.138].

В примечаниях к стихам написано: «В жертву неба приносят в жертву кумыс. Степь в священном обряде кропят – Церемония принесения жертвы небу выражалась… в окроплении степи кумысом. Жертва приносилась самим императором, и при церемонии могли присутствовать только родственники правящего дома».

Посетивший в девятнадцатом веке Казахстан польский художник Бронислав оставил такую запись: «Любимый напиток казаха, его нектар – это кумыс, приготовленный из кобыльего молока. Казах гостеприимен… Табуны коней, которые составляют все его богатство, дают ему весной массу молока, которую невозможно использовать только в своей семье. Поэтому у богачей во время изобилия беспрерывные сборища. Хозяин дома или гость, которому он оказывает наибольшее уважение, обычно занимает почетное место напротив входа. Остальное общество располагается кругом, остается только то место, которое служит очагом. Все сидят по восточному – скрестив ноги. Каждый, кто входит в кибитку, обязан сначала помешать саба, которая поставлена возле двери, затем воздать хозяину «салам», простирая к нему сложенные вместе руки, после чего вошедший может расположиться около других. Женщины разливают кумыс, полные чашки идут по кругу» [4, С.32].

В «Тауарих хамса» Курбангали Халид написал, что кумыс исконный напиток казахов, и что 1200 лет назад правитель Египта султан Байбарыс, тюрк по происхождению,  пил кумыс [5, С.185].

О том, что кумыс древний напиток казахов также свидетельствует информация из народного эпоса «Айман-Шолпан» где говорится что би-судья Маман на девяти верблюдах вез девять саба кожаных сосудов с кумысом [6, С.79].

Саба является самым лучшим сосудом для сохранения кумыса, проверенным временем. Казахские саба были разного размера. В воспоминаниях писателя Сакена Сейфуллина «Сол жылдарда – В те годы» есть такое свидетельство: «В середине юрты стоит большого размера саба, сшитое из кожи двух кобылиц, в ней стоит посеребряный болтушник украшенный перьями филина. Запах маслянистого кумыса пьянит любого. Рядом с саба стоят два вспотевших джигита, поочередно взбалтывающие кумыс. Два других джигита наливают кумыс в большое тегене – чашу, и постоянно размешивают напиток ковшом. Один наливает в инкрустированную чашку кумыс, а другой разносит сидящим вокруг». Для изготовления сабы обычно использовалась лошадиная кожа, подвергнутая длительному копчению дымом и были разного размера вместимости [7, С.42].

Известный исследователь казахского быта Халел Аргынбай пишет, что при проведении свадеб и тризн кумыс был своего рода показателем:«В каждой юрте для гостей был приготовлен кумыс. Из каких аулов были привезены сабы с кумысом оповещали официанты в стихах. Поэтому все старались приготовить вкусный добротный кумыс.  Некоторые богатые люди ручки болтушек для сабы с кумысом инкрустировали серебром, заказывали большие  саба вместимостью 100 литров. Например богатый Бажыкой из рода бейсемби привез 100 ведер кумыса в сабе, изготовленном из шкур десяти лошадей. Такие большие саба взбалтывали, сидя на лошадях». Также ученый привел достоверный факт что на ас – годовщине известного батыра Сырыма было выпито около 5000 ведер кумыса [8, С.113].

Названия видов кумыса приводит в своей книге «Қазақы атаулар мен байламдар / Казахские названия» исследователь народного быта Жардем Кейкин. Не все они поддаются переводу: уыз қымызсаумал қымыз; қораба қымыз; қымыз мұрын; жуас қымыз; сірге жияр қымыз; бал қымыз; қысырақ қымыз; қысырдың қымызы или ту қымыз; қолбала қымыз; түнемел қымыз; құнан қымыз; дөнен қымыз; сары қымыз; тосап қымыз, бесті қымыз [9, С.171].

Интересный факт из жизни предводителя правительства Алаш Орды Алихана Бокейханулы привел ученый Султан-Хан Аккулы: «…известный в казахских степях бай-предприниматель, меценат Медеу Оразбайулы из рода тобыкты, решив, что Алихан Бокейхан «қазаққа керек адам – нужный для казахов человек», распорядился поставить недалеко от тюрьмы юрту, где держать 10 кобылиц с жеребятами и каждый день резать годовалого барана» [10, С.17].

Казахи издревле знали о лечебном свойстве кумыса. Больным давали пить кумыс с мясом баранины и конины. О том, что кумыс полезен для здоровья заметили и иностранцы, написал Бейбит Сапаралы в своей книге «Адалбақан». Врач экспедиций Альфонс Ягмин, побывавший в Казахстане в 1841 году, отметил в своем дневнике  что кумыс является средством от многих болезней, в том числе и от туберкулеза. И что он сам был свидетелем как люди вылечивались от недугов во время перекочевки из зимовки в джайляу.  Обо всем этом он написал в труде «Киргиз-кайсакские степи. Их жители», выпущенном в Сакт-Петербурге в 1845 году [11, С.197].

Известный казахский писатель Сабит Муканулы в книге «Халық мұрасы / Наследие народа» пишет что великий писатель посредством кумыса Лев Толстой лечился от туберкулеза [12, С.68]. Живописец Василий Суриков, автор таких известных полотен как «Взятие зимнего городка», «Бояриня Морозова», «Переход Суворова через Альпы» несколько раз лечился кумысом, о чем написала в своих воспоминаниях сестра художника [13, С.97].

О лечебных свойствах чудодейственного напитка написал и медик Р. Кноблок в своей статье «О лечении кумысом» в ежедневной газете «Русские ведомости»: «В летние месяцы в Москве не прекращается лечение этим напитком. Хотелось бы, чтобы это нашло свое продолжение осенью и зимой. Опасные заболевания горла, анемии, восстановление здоровья женщин после родов – все это может быть воплощено кумысом». Вокруг этой статьи образовалась немалая дискуссия, публиковались поддерживающие автора мнения. В газете «Русские ведомости» от 17 июля 1870 года было написано, что в Москве есть 10 магазинов, торгующих кумысом, указывались их адреса, стоимость кумысолечения 90 рублей, цена бутылки 50 копеек и др. [11, С.198].

Польский революционер, высланный царской Россией Адольф Янушкевич, жил многие годы в казахских степях и неоднократно встречавшийся с отцом великого поэта Абая – Кунанбаем, оставил такую запись: «Лихорадка, как уверяли нас, свирепствует только с начала весны; летом же влияние свежего воздуха, движение, кумыс избавляют больного от нее и без помощи лекарственных средств» [14, С.164].

Известно что драматург Владимир Иванович Немирович-Данченко в 1879 году в письме знакомому Ф.Д. Нефедову писал: «Ну и слава кумысу, что поправляет Вас, добрый Филлип Демидович! Поправляйтесь, поправляйтесь, и дело наше, которое мы полюбили, как свое родное детище, пойдет шибче. Здоровье придаст энергию – истина. Ах, кабы этот кумыс да на Ваш почерк повлиял!» [15, С.45].

Художник Василий Васильевич Верещагин написавший немало картин из жизни казахов тоже любил пить кумыс. Ученый Кальсим Шакировна Кереева-Канафиева автор книги «Русско-казахские литературные отношения (Вторая половина ХІХ – первое десятилетие ХХ в.)» пишет  том как художник впервые попробовал этот напиток: «В Меновом дворе русский художник впервые попробовал вкус кумыса. Напиток оказался некрепким, но чрезвычайно кислым». Не зря такие известные личности того времени обращали внимание на кумыс, который был каждодневным напитком наши предков, что говорит о способности кумыса не только хорошо утолять жажду, но и о его прекрасных лечебных свойствах [16, С.213].

Об этом сказочном напитке издревле ходили разные легенды и слухи. Будто ханы, чтобы сохранить молодость, а красавицы, чтобы сохранить свою прелесть, купались в них. Наверняка, тому способствовали лечебные свойства кумыса.

В жизни двух великих казахских писателей Беимбета Майлина и Габита Мусрепова был случай, связанный с кумысом, о чем было написано в рассказе Г. Мусрепова «Биага». Два друга по перу в одной поездке становятся свидетелями рождения ребенка. Пуповину новорожденного разрезает Беимбет Майлин. Габит Мусрепов нарекает мальчика именем Беимбета Майлина – Биага, так писателя называли многие из уважения. «Горький новорожденного младенца купает в морской воде, а мы нашего мальчика искупали в кумысе. Ребенок, поняв что он пришел в новый мир, сразу издал громкий голос» написал писатель. Далее повествуется о том, что и роженицу искупали в кумысе [17, С.287].

Вышеприведенные факты доказывают, что для казахов кумыс всегда был важным и лечебным напитком. Кумыс, как питательный напиток, хорошо воспринимается как молодым, так и пожилым организмом.  Сегодня люди, чьи дети привыкли пить сладкие напитки, могут с недоверием отнестись к подобному заключению. Но, вот еще один факт. Секретарь поэта Жамбыла, который прожил 99 лет, Гали Орманов в своем дневнике написал: «15 мая, 1940 года. …Повезли Жамбыла в больницу. «Не поеду», – сказал он. «Сперва хочу увидеть своих детей. Соскучился. Попил кумыс». Надо отметить что поэту в 1940 году было 94 года. Уверен, одна из причин секрета долголетия поэта Жамбыла, была наверняка связана с этим чудесным напитком» [18, С.15].

Казахи и сейчас с удовольствием пьют этот полезный для здоровья древний напиток.

Оспан Б. А.,
Республика Казахстан, г. Шымкент
berdaly
_1955@mail.ru

 

Литература

  1. Аюпов Н.Г. Тенгрианство как  открытое  мировоззрение.  Монография. – Алматы: КИЕ,    – 264  с.
  2. Геродот. История (в девяти книгах). – Л.: Наука, 1972. – 600 с.
  3. Антология китайской поэзии. – М.: Государственное издательство художественной литературы, 1957. – 1969 с.
  4. Залесский Б. Қазақ сахарасына саяхат. Жизнь казахских степей. – Алматы: «Өнер», 1991. – 132 с.
  5. Құрбанғали Х. Тауарих хамса: (Бес тарих). – Алматы: Қазақстан, 1992. – 304 б.
  6. Нұрғалиев Р. Мұхтар Әуезов тағлымы. – Алматы: Жазушы, 1987. – 432 б.
  7. Сейфуллин С. Сол жылдарда. – Алматы: Жазушы, 1974. – 432 б.
  8. Арғынбаев Х. Қазақ отбасы. – Алматы: Қайнар, 1996. – 288 б.
  9. Кейкин Ж. Қазақы атаулар мен байламдар. – Алматы: Өлке, 2006. – 456 б.
  10. Султан-хан А. Алихан Букейхан: тюремный роман. – Газет: «Қазақ үні», №28-29 (637-638), 15-22 шілде, 2014. – Эл. ресурс: http://www.qazaquni.kz/2014/07/18/26967.html
  11. Сапаралы Б. Адалбақан. – Алматы: Өнер, 1992 – 384 б.
  12. Кончаловская Н.П. Дар бесценный: Романтическая быль. – Москва: Детская литература», 1983. – 335 с.
  13. Янушкевич А.М. Дневники и письма из путешествия по казахским степям. – Алма- ата: Казахстан, 1966. – 267 с.
  14. Немирович-Данченко В.И. Избранные письма. В 2  т. – Т. 1: 1879 – 1909. – М.: Искусство, 1979. – 608 с.
  15. Кереева-Канафиева К.Ш. Русско-казахские литературные отношения (Вторая половина ХІХ-первое десятилетие ХХ в.). – 2-е изд. – Алма – ата: Казахстан, 1980. – 280 с.
  16. Мүсірепов Ғ. Таңдамалы. Үш   томдық. Т. 1. –  Алматы: Жазушы, 1980 . – 542 б.
  17. Мусрепов Г.М. Би ага. – Эл. ресурс: http://old.adebiportal.kz/musrepov-g-bi-aga1.page?lang=kz
  18. Орманов Г. Жамбыл. // Аңыз адам. Ж. Жабаев туралы. № 08 сәуір – 2011 жыл.
Посмотрите еще другие публикации: