Skip to content
 

Натурфилософия тенгрианства

(Из материалов  IV-й Международной научно-практической конференции «Тенгрианство и эпическое наследие народов Евразии: истоки и современность», 09-10 октября 2013г., Улан-Батор, Монголия)

Тенгрианство как открытое мировоззрение включает в себя не только мифологические, но и религиозные, философские идеи. Как любой динамический, открытый и развивающийся феномен, тенгрианство не поддается простой дефиниции, любое определение будет носить характер рекурсивности, и в основном освещать лишь проявление части большого и сложного явления. Эта статья посвящена одному из аспектов тенгрианства – его натурфилософии.

Можно по-разному решать вопрос было ли сознание первобытного человека изначально религиозным или атеистическим. В пользу любой позиции существуют историко-культурные и историко-психологические аргументы. Вопрос этот остается открытым. Вместе с тем, история развития сознания человека – это история диалектического единства религиозно-духовного и материалистически-природного мышления человека.

Говоря о тенгрианстве, как мировоззренческой системе, можно понимать натурфилософию и религию природы, как взаимодополняющие и взаимообусловленные элементы тенгрианства. Религия природы полагает единство природного и духовного, выразителем которого выступает человек.  Природное и духовное как всеобщее целое распадается в представлениях человека на единичности. Обожествление всеобщего целого содержит в себе и обожествление, одухотворение единичностей.      Для человека – это, прежде всего, Небо,  Солнце,  животные, растения, огонь,  земля,  воздух,  вода и т.д. Обожествление всеобщего –  природы – ведет  к обожествлению единичностей в форме тотемических, анимистических, фетишистских представлений, которые  в свою очередь вырастали из духовной и практической деятельности  человека  как  продолжение воображения, фантазии, которые атрибутивны человеческому мышлению, развивающемуся сознанию. Практическая и познавательная деятельность, всегда «окрашивалась» в духовно-религиозные тона, давая выход воображению человека. Инстинкт жизни, фантазия, воображение во многом определяют развивающееся знание, и в этом плане человек не просто обожествляет и одухотворяет природу, но и постоянно осуществляет процесс познания, как природы,  себя, так и единства природного и духовного.  Бесконечный процесс познания, освоение всеобщего и есть процесс  культуры,  вектор которого направлен «вперед». Но, тем не менее, постоянно возвращается  «в  себя»,  направлен  «вовнутрь»,  в  изначальное единство природного и духовного, человека и природы, как необходимого условия протекания этого процесса.

Почитание природы  присутствует  и в авестийской,  и в древнеиндийской, и в шумеро-вавилонской мифологии. Религиозные  представления в этих системах имеют своими истоками почитание природы, ее явлений.

Особенностью мировоззрения  тюркских  народов  являются императивы «табигатға сығыныш» и «табигатға табыныш» – вера в природу и поклонение природе.  Традиционно любовь и уважение к природе были своего рода духовно-религиозным образованием.  Такому  мировоззрению  не свойственна была философия, определяющая человека как хозяина природы,  философия преобразования, насилия над природой. Ей присуще было обожествление природы,  как универсума, источника всего живого и неживого.

Элементы религии  природы,  ее  проявление  отражены  в древнем эпосе тюркских народов «Огуз наме», который наименее подвержен исламскому влиянию.  Огуз хан,  который  считается мифологическим предком тюрков,  по преданию,  зачат от лучей света  и уже родился богатырем.  «Из груди матери сын вкусил только молозиво и больше не пил молока.  Мяса сырого,  пищи, вина хотел. Через сорок дней он вырос, ходил и играл». Само слово «оғүз» значит «молозиво» – «оғүз сүти»,  тем самым народное предание подчеркивает силу первых природных соков,  дающих силу человеку, его связь с природой.

Почитание природы как начала жизни, как высшего божества отразилось и в том, что Огуз хан вступает в брак с Небесной Девой,  спустившейся к нему в лучах света и родившей ему трех старших сыновей –  Кун  (солнце),  Ай  (луна)  и  Юлдуз (звезда).  От второй жены – земной красавицы, которую он находит в тени дерева,  растущего на  острове  посреди  озера, рождаются три младших сына – Кок (небо),  Таг (гора) и Дениз (море).  Шесть сыновей кагана впоследствии имеют  по  четыре сына. По словам Абулгази, они дают начало 24 тюркским родам, из которых складываются тюркские народы.  [1]

Особое место у тюрков в почитании природы занимало обожествление Неба – Кок,  которое понималось как священное небо. Поклонение Небу носило очень сложный и многогранный характер. Оно включало в себя поклонение Солнцу – Кун Тенгри, Луне – Ай Тенгри, Звездам – Юлдуз Тенгри.

Более сложным  является  представление о Небе как «отце». В космогонии древних тюрков,  из первичного хаоса  возникли Небо и Земля,  а между ними Человек. Об этом говорится в Большой надписи в честь  Кюль Тегина:  «Когда  возникли вверху  священное небо и внизу бурая земля,  между ними возникли сыны человеческие …».  Возникновение этой триады отмечено  практически  у всех индоевропейских народов.  Таков, например,  шумерский бог неба Ану,  о  котором  говорится  в тексте «Гильгамеш,  Энкиду и подземный мир»:  «Когда небеса отделились от земли,  когда Ану забрал себе небо,  А  Энлиль землю  …».  В  общеиндоевропейской  мифологической системе главным объектом является «дейус» – «дневное сияющее  небо», понимаемое как верховное божество,  как «небо-отец». Находящемуся на небе отцу – «сияющему небу» соответствует оплодотворяемая небом,  обожествляемая земля как женское божество – «земля-мать». Тюркские народы почитали Землю как мать всего, что есть на Земле,  а Небо – как отца, связывая с ним свет и тьму, день и ночь, дождь, приносящий жизненную влагу. Это соответствует,  существующему и в настоящее время, поверью тюркских народов,  что «асман – ата,  йер – ана» (небо  –  отец, земля – мать), или «hава-ата, йер-ана» (воздух – отец, земля – мать).

Особенностью натурфилософии тенгрианства является его мифопоэтическое наполнение. У тюркских народов,  как и других народов, существовало много астральных мифов,  связанных со звездами. Так Полярная звезда – «Төмұрқозүқ» – считалась  центром,  вокруг  которого вращается весь небосвод.  Она ассоциировалась с привязью, по ней древние кочевники  определяли  пути  своих  перекочевок, движение караванов.  Особое место в натурфилософии тюрков занимает созвездие Уркер.

Существует тюркская народная пословица: «Түнлүқта Өркәрни көрәңүч айдинкеинНорузникүт» (Увидев в «тунлук» (верхняя открытая часть юрты) Уркер, через три месяца жди Науруз), в которой закодированы глубокие астрономические знания. Во-первых, один из древних центральноазиатских календарей, который назывался «Өтүш» («встреча-прохождение») или «Уркер» был связан с «встречей-прохождением» Луны через созвездие Плеяд. По этому календарю месяц составлял 28 дней, а год  состоял из 13 месяцев. Отсчитывая с 26 декабря три месяца – 84 дня, земледельцы и кочевники встречали «Науруз» (Новый год) – астрономическое весеннее равноденствие. Во-вторых, в этой пословице закодирована и взаимосвязь Мучал (Науруз) календаря с лунным – «Уркер» календарем. До сих пор у тюркских народов существует понятия «өлкен шiлде» («большая сороковица»)  и  «қичиқ шiлде» («малая сороковица»),  связанные с погодой и созвездием Уркер. «өлкен шiлде» (шiлде – сорок) начинается 26 декабря и кончается 5 февраля,  эти сорок дней являются самым холодным периодом зимы. Эти сорок дней Плеяды находятся в зените ночного неба.  «Қичиқ  шiлде»  – с 26 июня по 5 августа,  этот период является самым жарким периодом лета.  В это время созвездие Уркер  не видно на  ночном  небе.

Олицетворение природы в результате абстрагирования  приводило к созданию единой космогонической картины мира.  Так, Небо делилось, по представлениям древних тюрков на семь сфер небесных тел:  Солнца, Луны и пяти планет: Сатурна, Юпитера, Марса,  Венеры и Меркурия.  Ю.Баласагуни в  «Кутадгубилиг» располагает их в следующем порядке:  Сэкэнтир (Сатурн), Онай (Юпитер),  Куруд (Марс), Куяш (Солнце), Сэвит (Венера), Арзу (Меркурий), Ялчик  (Луна).  Он  говорит  и о 12 зодиакальных знаках,  их соответствии временам года и первоэлементам: огню, воде, воздуху и земле. [2]

В натурфилософии тенгрианства «тадо» – четыре первоэлемента, претендующие на роль субстрата всего сущего,  играли  особую  роль  в жизни человека,  были знаками его неразрывной связи с природой. Большое значение исходным первоэлементам отводится и в Мучале. Двенадцатилетний цикл – Мучал, по мнению многих ученых,  возник у тюркских народов в период с III по II  тыс. до  н.э.  Каждый год назван именем животного и соответствует определенному первоэлементу:

огонь – 1 году Мыши, 5 году Рыбы, 9 году Обезьяны;

земля – 2 году Коровы, 6 году Змеи, 10 году Курицы;

воздух – 3 году Льва, 7 году Лошади, 11 году Собаки;

вода – 4 году Зайца, 8 году Барана, 12 году Свиньи.

Мучал, состоящий из двенадцати лет,  назывался «сап мучал» (собственно Мучал),  но для летоисчисления тюрки также пользовались 60- летним циклом – «дәвир мучал» (эпохальный), 180-летним  циклом  –  «чөң  мучал» (большой) и 2160-летним циклом – «әсирлик мучал» (вселенский год). Наряду с этим  тюрки  и сутки делили на 12 частей – «чағ»,  каждая из которых носила имя животного,  а «чағ»,  в свою очередь, делился на 8 частей – «ғах», составляющий 15 минут.

Такое летоисчисление с использованием календаря Мучал можно  видеть во всех памятниках древнетюркской письменности, что говорит о развитой натурфилософии древних тюрков. Мучал как сложная система представлений  связан со многими явлениями природы, ее цикличностью, с жизнью самого человека. Он является отражением сложных  внутренних  связей  человека  и природы, единства духовного и природного. В этой системе, через знания на уровне духовного  происходит  олицетворение  и одухотворение всеобщего – природы через его единичности.

Календарь Мучал предполагает и периодизацию жизни человека на основе физиологических циклов и ритмов жизни.

И в настоящее время тюркские народы  при определении  возраста  человека  используют Мучал. Так, если человек прожил два Мучала,  то к его возрасту добавляют год, т.е.  возраст определяется в 25  лет.  В  народной  медицине тюркских  народов  существует положение,  что при нормальном питании,  чистой экологии,  правильном образе жизни  человек может  жить  до 180 лет.  Начало каждого мучала – это новый физиологический цикл, когда происходит обновление организма, поэтому рекомендуется именно несколько лет после мучала особо беречь свое здоровье. У киргизов существует притча:  «он учундомучудо, андинкеинкучоду» (в тринадцать достигаешь мучала,  после чего обретаешь силу и мужество). После четвертого мучала, по исполнению 49 лет существует обычай пышно отмечать эту дату и раздавать подарки (что-то из собственной одежды). Этот возраст считается возрастом достижения зрелости.

Натурфилософия тенгрианства включала в себя и  нумерологию древних тюрков.  Символизация чисел представляла собой особое понимание мира, его многогранности. У древних тюрков существовали понятия,  символизирующие различные  числа: 1,  2, 3, 4, 5, 7, 9, 12, 30, 33, 40, 60, 99, 100, 180, 360.

Например:

1 – «Я», Тенгри, «Начало»;

2       – понимание мира как «парности» – все должно иметь пару,  «қөқатам – жеранам» (небо-отец – мать-земля), «оң – соң» (правое – левое), «биржаксыға – биржаман» (добро и зло, хорошее и плохое)

3       – единство, целостность и  всеобщность мира;

4       – «төрт бүлүң» – «четыре угла» горизонтальное деление мира;

5       – «бес қүнлұқдуние» – «мир в пять дней» (скоротечность и конечность  жизни  человека, что он  приходит в этот мир на время,  его неизбежный уход в другой мир);

7       – сакральное число,  гармония;

9 – единство;

12 – цикл мучала,

30 – согласие, («оттуз оғул» – «тридцать огланов»);

33 – бесконечно повторяющийся мир;

40 – трансцендентальность, грань,  за которой начало другого;

60 – цикл мучала;

77 – бесконечность как множественность;

99 – бесконечность как множественность проявления мира;

180 – цикл, большой мучал;

360 – вечность.

Подробнее остановимся на символизации числа 7, которая еще раз показывает единые корни центральноазиатской культуры.

7 как священное  число в иранской мифологии выводится из существования семи божеств зороастризма:  Митра – божество Солнца и Света, Нахит – божество радости, благополучия и достатка,    Хума –  божество  счастья-удачи, богатства, Анахита –  божество торговли, Миррих – божество войны и победы, Кеймарс – божество добра, Йема – божество храбрости и геройства. Священность числа 7 просто определяется этими семью божествами. В традиции индийской культуры священность числа семь  связывается с семью небесными телами.

Существует мнение, что традиция освящать число семь в тюркскую культуру было привнесено именно из иранской и  индийской традиций.

Мы выдвигаем положение, что в тенгрианстве параллельно с другими центральноазиатскими культурами люди пришли к освящению числа семь, как символа гармонии и устройства мира.

Прежде всего, в тенгрианстве мир по вертикали делится на верхний мир– мир Тенгри, срединный – мир человека, и нижний – мир Эрлика, подземного царства, смерти и злых демонов. По горизонтали – мир делится на четыре направления– «бүлүң» – угла: «Наш предок Бумын  каган четыре угла  (мира)  притеснил,  повалил, победил, раздавил. Затем, когда  этого   хана не стало, народ (наш)  погиб, рассеялся и  разбежался…  царствовавшего своего кагана он изгнал, (а затем) тюркский народ вперед, на  восток; назад,   на заход солнца; на юг  (направо) к табгачам и на север (налево) к черни (рассеялся)…».

Восток–сторона восходящего Солнца почиталась особо и считалась передним «углом» или направлением вперед, стороной утренней зари и нарождающейся жизни, Запад – сторона заходящего Солнца – задним «углом» или направлением  назад, стороной ночи и мрака. В «Огуз наме» Огуз каган посылает своих трех старших сыновей вперед навстречу восходящему Солнцу, а трех младших сыновей в сторону заходящего Солнца с обращением: «Вы, Солнце, Луна и Звезда, идите в сторону зари. Вы, Небо, Гора и Море, отправляйтесь в сторону мрака».

Южное направление  считалось правым «углом»,  а северное  –  левым   «углом». При этом, зная семь цветов  радуги   и стороны  света определялись по цветам и временам года:  восток – голубой,  олицетворяющий воздух, ветер, несущий жизнь,  весну;  запад – зеленый, олицетворяющий  воду,  дающей жизнь, но и несущей  катастрофу,  осень;   юг – желтый, олицетворяющий  огонь,   созидание  нового, лето; север – красный, олицетворяющий землю,  символ духовности, зима.

В  алтайской традиции  тюркской культуры   «семь звезд» (Большая Медведица), олицетворяют  семь тенгриев, и в то же  время являются символом Небесного  Тенгри.

Натурфилософию тенгрианства можно видеть и в творчестве аль-Фараби. Его идеи подлунного мира и Неба как «материи»  (скорее Начала Жизни или «жизненной материи») перекликаются с идеей Неба как энтелехией Тенгри, объемлющей природу (подлунный мир), при этом создается универсальное единство человека и природы, их слиянность  и слиянность человека с Небом, и наконец с самим Тенгри. Аль-Фараби пишет («О  происхождении наук»  глава 4): «… имеется пять материй, а именно – земля, вода, воздух, огонь  и небо. Небо же, так как  движется по своей природе, движет остальные четыре материи, смешивает и соединяет их, ибо, если бы не было неба, то они не двигались и не соединялись бы между собой… Доказательство того, что небо является  пятой материей, состоит в том, что  небо  не холодное и  не жаркое, не влажное и  не сухое, не легкое  и   не тяжелое.  Следовательно, природа его находится вне этих четырех материй. Самое резкое разделение наук состоит в их  разделении на науку  о небе, науку  обо всем том, что находится под небом, и науку   о  том,  что  находится  вне  их. Масса той субстанции, которая охватывается небом, то есть находится в подлунном мире, состоит из огня и воздуха, воды и земли. Эта   субстанция  всегда едина, меняются только   ее  акциденции,  состоящие  из четырех   качеств,  каковы: жар и холод, влажность и  сухость. По этой причине субстанция,   которая  находится в подлунном мире, называется тленной.  Субстанция же неба не меняется, она меняет только  место, но не  получает многочисленных  форм или многочисленных фигур. Таким  образом, доказывается, что его  масса находится вне массы этой   тленной   субстанции. То, что существует вне всего этого, не имеет ни массы, ни материи, ни акциденции, но отделено от субстанций  и акциденций, это только бог,  который благословен и выше всех богов». [3: 79]

Здесь аль-Фараби с присущей ему научностью средневековья обосновал Небо, не просто   как одну из пяти материй, но и единство  его трансцендентальности и,   того, как  оно объемлет природу, тем самым, трансформировав традиции натурфилософии и  религии природы, когда  Небу поклонялись как Началу Жизни, Началу Природы. При этом  взгляды аль-Фараби расходятся со взглядами Аристотеля, у которого к четырем первоэлементам добавляется эфир,  что является прямым  подтверждением  самостоятельности тюркских натурфилософских традиций.

Нурмагамбет Аюпов

Использованные литература и источники:

  1. А.М. Щербак Огуз-наме. Мухаббат-наме. Памятники древнеуйгурской и староузбекской письменности. Издательство восточной литературы. Москва. – 1959.
  2. Юсуф Баласагунский. Благодатное знание., перевод С. Иванова., М., 1983, 518 с.
  3. Аль-Фараби. Избранные трактаты/ перевод с арабского. – Алматы: Гылым, 1994. – 448 с.

Түiин

Мақаладатәңiршiлiқныңашықдүниетанымдыкжүйеретiнденатурфилософиясықарастырудыұсынады.

Summary

Tengrianstvo as open outlook system of ancient turks culture is based on a wide spectrum myphological, religious and scientific-practical representations. In this article is taken the naturephilosphy of tengrianstvo.

 

Посмотрите еще другие публикации: