Skip to content
 

Наука не знает, куда вложить восточные знания

– говорит Лувсандамба Дашням, поднимая непростой вопрос о будущем  тенгриведения. К сожалению, наше короткое интервью состоялось в последний вечер конференции, которая прошла в насыщенном и напряженном графике. За два дня около 47 участников мероприятия успели высказаться, наладить контакты и что немаловажно – приоткрыть для себя родину тенгрианства. Когда речь зашла о месте проведения следующей конференции, то некоторые предложили сделать Улан-Батор местом постоянного проведения встреч – так понравилась Монголия. Действительно, не только замечательная организация, но и само пребывание на исторической земле, давали возможность ощутить себя в самом сердце древнего Слова, которое было услышано великим монголом. Именно монгольский фактор придавал этой конференции живое и очень вдохновляющее звучание. Невозможно, находясь в этой стране, говорить о тенгрианстве, как о чем-то былом, затухающем, умирающем. Здесь все кипит, строится, движется, здесь не видно усталых лиц и потухших глаз, здесь от людей исходит такая энергия, что становится понятно – Монголия на подъеме.

Одним из главных хозяев конференции был Лувсандамба Дашням – президент Академии традиций Монголии, доктор философских наук, профессор. Его академия проделала большую работу по проведению мероприятия, а сам Лувсандамба Дашням в последний вечер поделился впечатлениями от конференции.             

– Сегодня во время обсуждения вопроса о создании религиозной организации, Вы подчеркнули, что конференция научная. Не ущемляет ли это интересы тех, кто занимается практикой, начинает создавать религиозные организации и ожидает разговора на эту тему?  Как Вам видится развитие конференции в будущем?

– Я думаю, что тенгриведение находится только на начальной стадии. Когда формируется новая отрасль науки, то она всегда держится и обосновывается на разных уровнях и знаниях. В том числе на практических, обыденных, на общепринятых человеческих знаниях и обрядах. Поэтому очень хорошо, что на этапе создания тенгриведения мы все собрались. Тенгри – очень всеобъемлющее понятие, древнее знание человечества, поэтому человек улавливает и принимает разные знания, исходящие от Тенгри.

У тенгриведения будут разные ветви, и это хорошо. Потому что на практических, обыденных знаниях наука себя разрабатывает и находит. Как раз я хочу, чтобы на начальных стадиях нашей деятельности были люди, понимающие Тенгри и они бы сказали свое слово о Тенгри.

В дальнейшем будет формироваться научный аппарат тенгриведения. Поскольку главной формой связи с Тенгри были небесные шаманы, люди с особым даром, то необходимо их слушать, знакомиться с их практикой и знаниями. В дальнейшем мы будем конкретизировать работу конференции по определенной тематике. Но к народным знаниям и обрядам будем очень уважительно и почтительно относиться.

– Вам лично чье выступление было ближе?

– Мне все выступления были интересны. Но больше понравились научные выступления, с обобщающими фактами. Очень хорошо, что мы издали сборник с докладами конференции.

– Чем нынешняя конференция отличается от предыдущих?

– Ее отличие в том, что мы очень расширились географически и количественно. Впервые участвовали болгары, французы, монголы из Внутренней Монголии КНР, хакасы, алтайцы, из Тюмени впервые приехали.

– В чем Вы видите цель развития и популяризации феномена Тенгри и тенгриведения?

– Я вам скажу, что европоцентричная наука сегодня держится на одной ноге. Когда начнет развиваться тенгрианство, то наука встанет на обе ноги и станет полноценной. Потому что наука должна опираться на интуицию и эзотерические знания. Наука – это то, что мы видим, слышим и знаем. Квантовая физика, логика, философия, конечно, очень далеко зашли, но все-таки до Тенгри не дошли.

Если мы считаем феномен Тенгри наукой, то это очень древняя наука, которую мы еще не воспринимаем наукой. Но если европейцы включат это в научный ареал, если примут наши знания, которые они называют то восточной мудростью, то ненаучными знаниями, то научными знаниями, тогда наука встанет на обе ноги. Они признают огромные пласты восточных знаний, но куда их вложить – этого до сих пор не знают.

Елена ЯКОВЛЕВА.
Якутск – Улан-Батор.

Посмотрите еще другие публикации: