Skip to content
 

Новые кочевники – путь к Тенгри

До недавнего времени мои представления о тенгрианстве были, как и у всех, кто посмотрел фильм «Тайна Чингисхана». Повелитель Вселенной в картине Андрея Борисова явился здесь фигурой больше загадочной и мистической, нежели воинственной и героической. Сегодня этот фильм можно рассматривать, как часть процесса по возрождению тенгрианства и объединению народов, чьи предки жили под Вечным Синим Небом и исповедовали самую древнюю религию.

Почему я начала статью о конференции по тенгрианству с фильма? Потому что на уровне обыденного существования мало, кто заинтересуется тенгрианством, его корнями и природой. После того, как по России прошел фильм, где слово Тенгри звучит почти в каждом кадре, у зрителя появился повод задаться вопросом – что это и кто это? Почему это слово, звучавшее в устах не только Чингисхана, но и тысяч, миллионов его поданных и предшественников, живших на огромной территории Центральной Азии, не упоминается сегодня в российских учебных пособиях, научно-популярной литературе, не говоря уже о телевидении и радио.

Один из участников конференции сказал, что можно не употреблять это слово и даже не знать о нем, но сохранять тенгрианское мировоззрение. Видимо, так и происходит сегодня с народами, живущими в Бурятии, Хакасии, Горном Алтае, Татарстане, Тыве, Калмыкии, Якутии, Кыргызстане, Казахстане, Монголии и даже в Болгарии. Это очень интересный феномен, который требует научного объяснения. Сегодня ученые-тенгриоведы пытаются объяснить не только этот феномен, но прежде всего, найти ответ на вопрос: тенгрианство – религия, вера или мировоззрение?

Как сказал авторитетный ученый Николай Абаев, тенгрианство – это открытая система. Видимо, этим и объясняется особенность конференции на эту тему, которая собирает ученых, людей культуры и искусства, архитекторов, практиков, называющих себя «простыми людьми», поэтов, журналистов. Мне впервые довелось побывать на конференции по изучению тенгрианства, которая состоялась 9-10 октября в столице Монголии Улан-Баторе. Для людей со стороны она могла бы показаться официальным мероприятием под сухим названием IV Международная научно-практическая конференция «Тенгрианство и эпическое наследие народов Евразии: истоки и современность».

Но интуитивно любой поймет, что конференция на такую тему не может быть формальной и скучной. Слишком живая тема, не древняя, а вечная, непостижимая, как Абсолют, познаваемая более интуицией и чувством, нежели умом и логикой, потому не поддающаяся четкой систематизации и свободная от догм. Не удивительно, что двух дней оказалось мало, чтобы все 47 участников смогли высказаться в полной мере и обсудить все вопросы, поскольку заданная тема была лишь малой частью бесконечной тенгрианской космологии.

За эти два дня ученые и теоретики в какой-то мере становились практиками и поэтами. Кабинетные люди постоянно аппелировали к своим единомышленникам, которые ходят по земле и живут в гармонии с природой. Впрочем, это очень условное деление, потому что многие участники конференции оказались настолько разносторонними людьми, что оставалось лишь удивляться столь высокой концентрации ярких личностей на небольшой площадке. Каждый из тех, кто находился в конференц-зале отеля «Континенталь», пришел к тенгрианству своим особенным путем.

В первую очередь хотелось бы сказать о Шагдаре Бира, почетном президенте Международного Фонда исследования Тенгри, Международной ассоциации монголоведения, докторе исторических наук, профессоре. На открытии конференции он поблагодарил всех, кто совершил столь дальний путь, чтобы во второй раз встретиться на его родине и прародине тенгрианства:

– В связи с возрождением потомков древних народов Центральной Азии активизировалась деятельность по изучению тенгрианства. Мне, как одному из представителей этих народов, двадцать семь лет назад пришлось поднять этот вопрос на 29-й сессии постоянной Международной конференции по алтаистике в 1986 году в Ташкенте. С тех пор эта тема занимала мои интересы. Изучение этой темы занимает умы представителей всех очагов древней Азии. Мы посвящаем этот разговор фундаментальной теме: Человек- Тенгри -Земля.

Если Шагдар Бира пришел к тенгрианству через науку, то Лувсандамба Дашням начинал на дипломатическом поприще, стоял у истоков демократических преобразований в Монголии и через общественно-политическую деятельность обратился к традиционным ценностям. Сегодня он президент Академии монгольских традиций, доктор философских наук, профессор. Созданная им Академия является наряду с Международным Фондом исследования Тенгри учредителем IV-й конференции.

– Мы очень рады видеть вас на земле великого Чингисхана и Вечного Синего Неба. Наша конференция очень важна не только в научном, но и в человеческом смысле, – поприветствовал участников конференции Лувсандамба Дашням.

Как истинный тенгрианец, он личность разносторонняя, и известен в Монголии, еще как поэт и писатель. Дашням Лувсандамба получил образование в Москве, он большой знаток русской литературы, прекрасно владеет русским языком. Возможно, это обстоятельство делает и его, и Шагдара Бира частью большой общности, некогда объединенной СССР. А конференция, собравшая тюрко-монголов, русских, болгар, французов, получилась такой плодотворной и интересной благодаря русскому языку, который продолжает оставаться языком межнационального общения на просторах Евразии.

Когда президент Международного Фонда исследования Тенгри, министр культуры и духовного развития РС(Я) Андрей Борисов преподнес чорон Шагдару Бира и эпос олонхо Дашняму Лувсандамбе, он обозначил этим основные символы, которые позволяют понять тенгрианство в Якутии.

– Знаменательно, что четвертая конференция организована в столице Монголии – стране, куда стекаются предки всех народов-тенгрианцев. Почему мы так назвали конференцию? Многие народы через эпическое наследие утверждают свое национальное самосознание. За последние двадцать лет широкое освещение получили эпосы народов Сибири. Вклад ученых, кропотливо собирающих эпическое наследие, позволил ЮНЕСКО признать олонхо шедевром нематериального наследия человечества. Через свое олонхо мы познаем эпосы других народов, узнаем их духовную культуру и национальную идентичность.

Андрей Борисов отметил, что 23 года назад он задумался о самом главном – о духе человека и национальной идее, которая в Якутии сегодня укладывается в формулу: Хомус – Ысыах – Олонхо. Эти три опоры национальной культуры вошли в жизнь и сегодня необходимо реализовать четвертый постулат – Итэгэл (вера). «Я стою перед вами в предверии итэгэл. Хочу услышать от вас о величайшем мировоззрении, чтобы получить опору и импульс в реализации итэгэл», – обратился к единомышленникам Андрей Борисов.

Слова приветствия Ульяны Бичелдей, руководителя Службы по охране объектов культурного наследия Тывы, обнадежили не только президента Фонда, но и всех собравшихся.

– У нас в Тыве организовано сообщество тенгрианцев и начались очень глубокие исследования по тенгрианству.

Ульяна Павловна отметила важность изучения этого вопроса и сказала, что всю дорогу от Кызыла до Улан-Батора тувинской делегации благоволил Тенгри.

Многие впервые участвовали в подобной конференции и впервые оказались на монгольской земле, которая поражает гостей живым дыханием истории. Накануне конференции нам удалось съездить к главной достопримечательности Монголии – статуе Чингисхана. Мы ехали туда, чтобы увидеть величественный монумент. И увидели не только грандиозную фигуру Чингисхана на коне, но и богатый музейный комплекс, созданный частным лицом, в прошлом министром агрокультуры. Гуляя по музейным залам, над которыми возвышается Повелитель Вселенной, мы с удивлением узнавали, что все артефакты создатель комплекса собрал у своих земляков из провинции Баянхонгор. Они передавали ему безвозмездно бронзовые и золотые фигурки оленей, коней, различные предметы быта, доспехи и прочие раритеты хуннской и монгольской эпохи, которые до 2003 года находились в их домах и юртах.

«И государство их не конфисковало? Ведь восьмой-пятый век до нашей эры?» – удивляла я своими вопросами нашего гида Алиму. «А почему они должны отдавать государству? Это их личные вещи. У меня есть подобные раритеты от бабушки, которые передавались ей от предков. Такие вещи почти в каждой семье есть», – отвечала она, стоя у витрины с каким-то неимоверно древним шлемом.

Хозяева этих вещей получают свои проценты с доходов музея. Но дело даже не в этом, а в том, что эти люди живут в своей истории – в ее непрерывности и живом дыхании. Эта экскурсия накануне конференции дала возможность погрузиться в мир кочевой культуры и поверить, что она живая. Уже на следующий день, слушая ученых и практиков, я подумала, что мир нынешних кочевников отличается от мира их предков тем, что они отправляются в путь за информацией. Это главный хлеб современной культуры. А людям близким по духу, но по воле истории разбросанным на огромных пространствах, сам Тенгри велел устраивать кочевые конференции – чтобы обмениваться информацией, говорить об общих ценностях и поддерживать свой дух.

Елена ЯКОВЛЕВА. Улан-Батор – Якутск

Продолжение в следующем материале.

Фотогалерея IV-й Международной научно-практической конференции «Тенгрианство и эпическое наследие народов Евразии: истоки и современность», 09-10 октября 2013г., Улан-Батор, Монголия

Посмотрите еще другие публикации: