Skip to content
 

О творчестве Н. Г. Аюпова как тюрколога и тенгриведа

           Аннотация. В статье дана общая характеристика тюркологических исследований доктора философских наук, профессора Аюпова Н.Г., где через раскрытие сущностных определений тенгрианства как открытого мировоззрения, являющегося духовным ядром этнической идентичности тюркского мира, обосновывается идея единства и самодостаточности тюркской культуры, дается хронологическая периодизация истории ее становления и развития.

Summary. In the article, the general characteristics of the Turkic studies of the doctor of philosophical sciences, Professor Ayupov N.G. are given, where, through the disclosure of essential definitions of Tengrianism as an open worldview, which is the spiritual core of the ethnic identity of the Turkic world, the idea of unity and self-sufficiency of the Turkic culture is substantiated, a chronological periodization of the history of its formation And development.

Ключевые слова: культура, тенгрианство, тюркский мир, мировоззрение, диалог, философия.
Key words: culture, Tengrianism, Turkic world, worldview, dialogue, philosophy.

 

Нурмагамбет Глаждынович Аюпов (1955-2010 гг.) был безусловно одаренным человеком, талантливым ученым-тюркологом, сумевшим во многом раскрыть смысл тенгрианства как духовно-нравственного фундамента, на котором исторически базируется общее для всех  тюркских народов мировидение и миропонимание. Из этого основания, из этих общетюркских корней вырастает современный тюркский мир, объединяющий ныне более 300 млн. населения земного шара. Тенгрианство тем самым определяет этнокультурную идентичность, духовное родство всех тюркоязычных народов и народностей. По его мнению, древнетюркская культура имеет более чем восьмитысячелетнюю историю своего становления и развития. «На протяжении более чем 8 тысяч лет тюркская культура, – пишет он, – как живой организм испытывала периоды рождения, расцвета и упадка, но каждый раз, сохраняя свою самобытность и специфику, занимала определенное место в многообразии культур. Исторически тюркские народы развивались как единый организм, – продолжает он – генетически единые тюркоязычные народы вместе создали самодостаточный культурный массив, который во все времена играл значительную роль в становлении и развитии человеческой цивилизации » [1, С.94].

Н.Г. Аюпов рассматривает тюркскую культуру как органическую часть общечеловеческой культуры и отводит ей  в этой  целостности вполне определенное, исторически значимое место, вопреки евроцентристской  точке зрения, исключающей  ее из рядов древнейших очагов цивилизации. Он доказывает, что тюркская культура благодаря своей  открытости являлась «не только связывающим звеном между культурами Востока и Запада, а в целом, консолидирующим ядром становления древней культуры…, становления единой духовной культуры человечества» [1, С.69]. Описывая по-своему динамику тюркской культуры, автор раскрывает ее внутреннее богатство, многообразие ее форм, заключающееся в наличии собственной письменности и, соответственно, разнообразных в жанровом отношении памятников древнетюркской литературы, своего древнего календаря, развитой сети древних городов, специфических форм социальности и государственности. «Древнетюркская культура, находившаяся в сердце Азии,- пишет он, – связавшая Западную и Восточную культуры, не могла остаться в стороне от столбовой дороги развития человечества. Именно в это время сложилась первая кочевая империя тюркских народов Туран», восприемниками которой в дальнейшем явились Гуннская империя, Великий Тюркский каганат, Уйгурский каганат, Кыргызский каганат, Караханидское государство и империя Тимура, имевшие «общие принципы в устройстве» [1, С.74].

Ученый-тюрколог придает особый смысл открытости тюркской культуры,  ее способности вбирать  в себя достижения других культур и перерабатывать их на свой собственный лад. Поэтому он характеризует и тенгрианство, являющееся ее мировоззренческой сердцевиной, как открытый, значит как дееспособный, деятельно активный, животворный, способный к творческим преобразованиям, не обремененный застывшими схемами динамичный феномен, что и обуславливало «внутренние возможности к адаптации и трансформации» всей тюркской культуры. Тенгрианство как открытое мировоззрение способствовало взаимообогащению культур, установлению  глубоких связей с соседними культурами. В то же время тюркской культуре были присущи внутреннее единство, единство многообразия культур тюркских народов, и внутренняя самодостаточность, внутренний механизм обновления и самодвижения, что обеспечивали ее непрерывность, «сохранение своих традиционных устоев, духовных ценностей» [1, С.87].

Н.Г. Аюповым разработана последовательная хронологическая периодизация истории тюркской культуры, включающая 11 периодов, с учетом качественных изменений в ней и раскрытием роли и значения тенгрианства на каждом из них. Автор обнаруживает при этом глубокие свои познания в истории мировой культуры, истории развития религиозных и философских систем, истории взаимоотношений стран и народов, в обширном центрально-азиатском регионе, и воссоздает необыкновенно богатую палитру культурных взаимодействий  разворачивавшихся  в течении этих тысячелетий.

Нурмагамбет Глаждынович был знатоком мировой литературы по тенгрианству и на основе скрупулезного ее анализа смог выстроить общую структуру тенгрианства с выделением его важнейших составных частей (элементов), представленных в их взаимосвязи. Этот научный подвиг автора равноценен созданию энциклопедии тенгрианства, по которой могут изучать и постигать принципиальные основы одного из мировоззренческих истоков, из которых вырастала культура всего человечества. Пожалуй, именно здесь заключен смысловой центр всего научного творчества ученого: он смог постичь суть и сущность тенгрианства как открытого мировоззрения, препарируя этот исторический духовно-ценностный феномен на взаимосвязанные и взаимодополняющие структурные элементы (мифология, натурфилософия, метафизика, религия, этика),  проанализированные им каждый в отдельности, а также в их целостности, внутренней взаимосвязи,  в единстве многообразных сторон и аспектов.  На этой истинно-сущностной основе, придающей рассуждениям автора доказательность, он доводит свой анализ до раскрытия смысла имеющих место ныне реалий, увязывая воедино историю и современность: влияние тенгрианства на характер и направленность тюркской философии, его взаимоотношение с исламом, роль и значение тенгрианства как фактора идентификации тюркских народов и народностей, т.е. тех актуальных проблем, которые поставлены самой жизнью на повестку дня.  И не зная тех глубоких истин, до которых дошел настоящий патриот тюркского мира, глубокий знаток его культуры и менталитета  Н.Г. Аюпов, не посоветовавшись с ним, не вступив с ним в диалог (правда, уже по-необходимости заочный, опосредованный через его труды), думается невозможно верно сориентироваться в пространстве современных глобальных угроз и вызовов, где любые отступления в сторону от правды жизни, от глубинных духовно-нравственных ценностей общезначимого характера, чреваты непредсказуемыми  античеловеческими последствиями, способными разорвать мир на невоссоединимые осколки.

Я выражаю уверенность в том, что идеи, содержащиеся в трудах Н.Г. Аюпова, помогут нам правильно понять и растолковать  современные геополитические проблемы, найти взвешенные подходы к их разрешению, которые, как он предсказал, лежат на пути диалога культур и цивилизаций, в центре которых находится человек со всеми его экзистенциальными  переживаниями [2, С.62]. Сам ученый был воплощением добра, порядочности, верным сыном уйгурского народа, устремленным в высоты общечеловеческой культуры, философии, науки, жившим мечтою о единстве тюркского мира и сделавшим немало, чтобы она стала реальностью[3, С.296-299].

            Следует особо обратить внимание на методологию его исследований, которая им была выработана благодаря вдумчивому и удивительно гармоническому сочетанию плодородных пластов философско-логического, культурологического и религиоведческого постижений мира в целом, а также глубоким познаниям в таких областях социогуманитаристики, какими являются история, этнология, этнография, тенгриведение, тюркология, уйгуроведение, социология, политология, лингвистика т.д. Значительную роль, по-видимому, сыграло и его исходное математическое образование, без которого бывает трудно соблюсти логическую строгость и последовательность рассуждений  [4, С.144-147].

Сабит М.С., Жумагулов М. Д.
Республика Казахстан, г. Алматы
sg@aipet.kz

 

Литература

  1. Аюпов Н.Г. Тенгрианство как открытое мировоззрение. – Алматы: КазНПУ им. Абая. – Издательство «КИЕ», 2012. – 264 с.
  2. Актуальные проблемы тюркского мира. Материалы международной научно-практической конференции (12-13 ноября, 2009г., г.Алматы). – Алматы, 2010. – 708 с.
  3. Сәбит М. Аюпов Н.Г. түркітанушы ретінде// «Түркілердің  әлемдіқ өркениетке қосқан үлесі» атты халықаралық ғылыми-теориялық конференция материалдары. – Алматы, 2012. – 448 с.
  4. Сабит М. Статья. Проблема человека в тенгрианстве. – Алматы, 2017. – 148 с.

 

 

 

Посмотрите еще другие публикации: