Skip to content
 

Особенности живого исполнения эпоса “МАНАС”

(Из материалов  IV-й Международной научно-практической конференции «Тенгрианство и эпическое наследие народов Евразии: истоки и современность», 09-10 октября 2013г., Улан-Батор, Монголия)

Согласно народным поверьям, манасчы мог стать лишь человек, избранный духами мира Манаса, преимущественно тот, у кого уже были в роду манасчы. И кыргызы до сих пор относятся с почитанием к духам и определяют их по различным типам. И в зависимости от типа, духи выполняют определённые функции и обладают определённой силой и этим самым определяются их служебные иерархии:

1. Духи божеств.Это духи относящиеся к пантеону богов, иначе говоря – культу божеств. По поверьям кыргызов некоторые из них являлись исторически реальными личностями, но после их смерти, учитывая их подвиги, совершенные при жизни перед народом, люди стали почитать их и причислять к национальным героям-божествам (например как у других народов мира: духам Александра Македонского, Чингисхана, Рустама и т. д.). Это высшие сущности, действующие преимущественно в области человеческого разума. Источники великой силы, наделяемые личными качествами в сознании человека. Этот великий дух, или любое имя, которое мы даём своему источнику, проявляется не в чудесах, а в простых делах нашей повседневной жизни;

2. Мифические духи-покровители. У духов-покровителей имеются свои собственные имена и к этим именам добавляются слова, определяющие их значение: «фея» (пери), «предок» (баба), «отец» (ата), «мать» (эне), «покровитель» (пир), «хозяин» (ээ) обозначающие их функциональные обязанности. Это духи-покровители людей (по полу, возрасту, ремеслу и роду деятельности), разных видов животных, болезней, святых мест (мазаров), целебных источников, родников, рек, озёр, гор, скал, ущелий, деревьев и т д. Они могут принимать человеческий и животный облик. Культ духов-покровителей – это особый культ, выражающий почитание человеком природы;

3. Духи умерших духовно-святых людей (олуялардынарбагы). Это духи умерших святых, жрецов, шаманов, провидцев, сказителей, мудрецов;

4. Духи умерших правителей, родоначальников, национальных героев (элдикбаатырлардынарбагы);

5. Духи умерших предков (ата-бабалардынарбагы);

6. Голодные или осиротевшие духи умерших (ачарбак), это духи тех умерших, которые не были похоронены после смерти, забыты потомками. Поэтому духи таких умерших, становятся вредными, врагами мира живых (3. с. 64-69).

7. Злые духи (кара күч).

Вышеуказанные духи умерших и некоторых божеств кыргызы называли – «арбак». Все остальные нами перечисленные типы духов имели своё собственное имя. Из всех перечисленных выше духов, последние пять типов и некоторые духи из первой категории относятся к культу умерших. Анализируя культ умерших и предков, С. М. Абрамзон пишет: «Культ умерших и предков занимал в системе доисламских представлений у киргизов одно из главных мест» (1. с. 334).

Кыргызы считают, что духи умерших всеведающи, всевидящи и вездесущи. И среди всех духов, духи мира Манаса являются главенствующими. И наверное лишь его мир можно причислить к первому типу – духам божеств.

В некоторых мифах и преданиях древних тюрков говорится, что: «у древнетюркского Тенгири-хана, а значит и его божественной супруги – Умай, было три сына: 1. Манас; 2. Теңиз (Чингиз); 3. Эрен-Шайын. На Алтае эти три сына составляют Уч-Курбустан, триединое божество («все трое – одно»), восседавшее на самом высоком слое неба» (8. с.68-70).

Сейчас уже никто не может уверенно сказать, тем более наука, о том, является ли Манас – главный герой одноименного эпоса, тем сыном Тенгири-хана о котором говорилось когда-то в мифах древних кыргызов. Но об этом до настоящего времени утверждают сказители этого эпоса – манасчы. В таком случае кто такой манасчы?

Манасчы – это один из носителей духовной культуры кыргызов, которому уже не одна сотня лет. И в разные моменты своей жизни кыргызы обращались к манасчы как носителю духовного и сакрального, как транслятору звуков, слов, знаний и информации из иных измерений, пространств из мира Манаса. Было время, когда манасчы являлся духовным лидером кыргызов. И так было всегда. Даже в XIX веке у таких видных лидеров кыргызских племен, как Байтик, Боронбай, Озбек, Ажыбек, Кыдыр, при дворе присутствовали всегда манасчы.

Исполнение сказания о Манасе в традиционной форме, устами сказителей, являлось не просто каким-то очередным культурно-массовым мероприятием или даже каким-то развлечением от безделия. В первую очередь это был особый ритуальный процесс. Я до сих пор помню слова моего деда, который очень часто вспоминал те дни, когда они ночами слушали эпос “Манас” в живом исполнении Саякбая Каралаева (1894-1971). И приходили они слушать только лишь после обряда омовения. В том числе и мой дед не мог позволить себе насладиться сказанием без омовения, т. е. без очищения. Это еще раз подтверждает то существующее мнение, что народ к “Манасу” относился особо, с глубоким уважением, максимальной осторожностью и ответственностью. И это сказание, ниспосланное из мира Манаса, прошедшее через сердце манасчы было направлено на слушателей. В этом смысле исполнение сказания устами манасчы и является тем священным ритуалом, в котором основную роль выполняет слово и сочетание звуков, издаваемые сказителем.

Это слово состоящее из звуков передается по горизонтали в пространство, где находится и слушатель, и не только слушатель, а все то, что окружает его. Оно влияет на энергетическое поле всего окружающего и вводит слушателя в трансовое состояние.

Вот, что по этому поводу пишет Н. Наувальд – антрополог, исследовательница шаманских миров: “Существует много различных методов, как традиционных, так и современных, которые позволяют вызывать трансовое состояние. В целом все они стимулируют выброс разных гомологичных нейротрансмиттеров в комбинации, совершенно особой для каждого метода, и эти вещества отчасти открывают сознание за счет наших же внутренних ресурсов. В принципе все виды транса оказывают на организм физиологическое воздействие по одному из двух направлений. В первом случае транс снижает степень активности нервной системы в сторону тропотрофного переключения (то есть оказывает энергосберегающее, успокаивающее, расслабляющее, экстатическое действие). Во втором случае он действует на человека энерготропно; при этом нервная система возбуждается, вплоть до гиперстимуляции, то есть работает по принципу энергопотребления, возбуждения, экстаза” (7. с. 73-74). Как, и в каком случае исполнение манасчы может воздействовать на слушателя? По нашим наблюдениям пока можно сказать следующее, что голос, ритм, дыхание даже мимика и жестикуляция сказителя являются стимуляторами транса. Но из всех подобных физиологических явлений, самым мощным “препаратом” является голос сказителя, т.е. сочетание звуков, а значит и слово. У каждого сказителя имеется свой собственный голос, свой стиль и метод сказывания. И в зависимости от голоса сказителя происходит воздействие на организм слушателя. Сейчас, после прослушивания того или иного эпизода из эпоса “ Манас ” в исполнении сказителей мы аплодируем и этим самым издаем шум, что очень не желательно. Ведь у кыргызов, как и у многих других народов Востока не было подобного рода выражения восторга как аплодирование после прослушивания сказания или ритуального текста. И как исследовательница, и как шаманский практик Н. Наувальд пишет следующее: “Какие бы возможности произведения звука мы ни использовали, нельзя забывать о том, что мгновение тишины, которая следует после совместно пропетой мантры, после благотворной силы ритуальной песни или двигательного транса под бой барабана, решающим образом влияет на то, каким окажется действие трансового переживания. В момент тишины часто происходит что-то очень существенное; в этот миг мы вступаем в контакт с сущностным началом, с “нуменальным”, невыразимым, с тем, что находится по ту сторону любых слов и понятий. Индийские мудрецы говорят, что во время тишины, которая следует за активностью, за звуком, “открывается небо”. Все звуки сгущаются в ней в одну-единственную вибрацию, мгновение которой кажется вечным” (7. с. 77).

Кыргызское сказание о “Манасе”, как и все древние песни, сказания, ритуальные тексты многих народов мира, имеют свой специфический музыкальный ритм, своеобразный речитатив, что и является тем инструментом, который вызывает транс, который присущ нам на генетическом уровне и который хранится в нашей генетической памяти. Поэтому основой и началом всего является звук, быть может потом уже слово. Звук – это то, что может породить и то, что может разрушить.

Очень часто сказителей-манасчы упрекают в том, что их исполнение монотонно. Но так и должно быть. И в этом отношении слушателям не стоит беспокоиться. Это то, что сказители должны и делать. И те, которые критикуют их в этом, возможно не знают, что таково традиционное исполнение любого древнего эпоса.

Эколог, исследовательница целительских приемов шаманов, к тому же еще и потомственная саамская шаманка – К. Мэдден пишет, что: “Шаманы всего мира традиционно используют особые песни силы. Их мелодии часто повторяются, тогда как слова у каждого шамана свои. Обычно такие песни медленны и монотонны – под стать звукам шаманского барабана, и их часто используют для вхождения в транс. Песни силы применяются также в целительстве, при общении с духами и для поднятия энергетического уровня священных мест. Целители используют песни силы, чтобы открыться помощи духов и наполнить себя энергией, необходимой для работы. Индивидуальность, с которой мы в данный момент себя ассоциируем, отступает, когда песня силы начинает передавать целительную энергию через нас и наши действия человеку, нуждающемуся в помощи” (6. с. 161).

Если вы когда-нибудь замечали то, что когда манасчы начинает исполнять свой очередной эпизод из сказания о “Манасе”, он издает глухой звук, как бы мыча себе под нос. Это очень важный элемент традиционного исполнения “Манаса”, когда голова, гортань, вся жидкость в теле, в том числе и кровь, а в целом все тело сказителя вибрируют, вибрирует тело и слушателя, что дает возможность вхождения в транс и очищения энергетического поля человека. Этот прием используется во многих традициях: “Для самоисцеления, духовного роста и оказания целительской помощи другим людям. Тибетские шаманы верят, что мантры излечивают определенные заболевания и могут повышать эффективность медикаментов. Некоторые целители используют хорошо известные восточные мантры – такие как “ом”. Некоторые распевают имена божеств, духов или просто благотворные слова типа “баланс” или “гармония”. Другие пытаются оставаться в рамках шаманской традиции, которой они следуют. Например, практики скандинавского сейда выпевают руны” (6. с. 162).

“Учитывая эти возможности и способности личности манасчы, можно обнаружить близость их с шаманами. Ведь и шаманы по большому счету являются носителями и в то же время хранителями народных знаний. Можно со всей уверенностью сказать, что шаман и сказитель два культурных типа, между которыми имеются глубинные связи. Сказитель при помощи исполнения текста эпоса и шаман при помощи исполнения ритуального текста вводит свою аудиторию в трансовое состояние, вызывает духов предков и осуществляет чистку внутреннего состояния – духа человека. Также их связывает то, что они оба обретают свой статус и дар при участии духов. И именно духи избирают и направляют их на этот путь истины – путь сказителя и шамана” (3. с. 54-55).

И чем больше сказитель обращаясь к “Манасу” сказывает тот или иной эпизод сказания, тем больше он обретает силу и мощь в своём духовном развитии. Очень точно это заметил, один из видных деятелей кыргызского киноискусства – М. Убукеев, который в свое время снял несколько документальных фильмов об эпосе “ Манас ” и о его сказителях: “Куда бы вы ни сунулись,  Манас – это божество. Но божество проявляет свою духовную власть, когда люди в него верят” (5. с. 3).

При исполнении сказания о “Манасе” основным стимулятором транса является голос сказителя или сочетание звуков, издаваемое им. Кроме того, в “систему управления” трансом входят мимика и жестикуляция сказителя. В этом смысле, немаловажную роль играет движение рук сказителя во время исполнения “Манаса” – это направление руки (вперед, вверх, в стороны), поза кисти руки (сжатие кисти рук в кулак, сомкнутые пальцы, растопыренные пальцы) и т. д. Согласно исследованиям Ф. Гудмэн и Н. Наувальд о физиологических явлениях во время экстатического транса, а также учитывая наши собственные наблюдения, можно сказать следующее, что сказание о “Манасе” в живом исполнении манасчы всегда обладало целительным воздействием. Для этого можно привести огромное количество примеров из жизни таких сказителей XVIII-XX вв., как Келдибек Барыбоз уулу, Балык Кумар уулу, Тыныбек Жапый уулу, Чоюке Омюр уулу, Сагынбай Орозбаков,  Саякбай Каралаев, Мамбет Чокморов, Шаабай Азизов, Кааба Атабеков и др. К сожалению, в настоящее время современные манасчы и современное общество подобный многовековой опыт очень редко практикуют. Это говорит о том, что мы до сих пор недооцениваем роль манасчы. В моей собственной практике было достаточно примеров, когда при исполнении “Манаса”, сказание воздействует на: сердечно-сосудистую систему, надпочечники, кровь, мочевой пузырь, желудок, мозг, гипофиз (вырабатываются эндорфины обеспечивающие эйфорическое настроение), эпифиз (шишковидная железа вырабатывает вещество, стимулирующее визионерское переживание), нервную систему, горло, слух, дыхательную систему и даже на судьбу человека.

И сейчас, “множество научных исследований показывают, что музыка и звук сильно влияют на волновое излучение мозга и изменяют его, что отражается на наших эмоциях и других внутренних восприятиях” (7. с. 56). Подобного рода научные исследования: по музыкальной психотерапии были осуществлены такими учеными, как – С. Риттнер и Й. Фахнер (Гейдельберг, 2003 г.); по медитации, гипнозу и экстатическому трансу – Г. Гуттман (Венский университет, 1990 г.); по ритуальному трансу, вызываемым звуком барабана и принятием ритуальной позы – Б. Хайн и М. Шене (Брауншвейг, 2002 г.). В Японии проведены долголетние исследования медитации дзэнских монахов. Все эти научные исследования проводились в лабораторных условиях с участием исследователей мозга с применением электроэнцефалографа.

Впервые в 1998 году в США Ф. Гудмэн исследовала в лабораторных условиях нейрофизиологические процессы, происходящие во время транса, при котором наступает одержимость. Измерения проводились перед сеансом, во время него и после него. Измеряли: давление крови, пульс, содержание адреналина и норадреналина (7. с. 53).

Также впервые в 2011 году, в рамках проекта “Дух в действии: сказание эпоса “ Манас ”, которая была реализована при финансовой поддержке  Фонда Кристенсена, нами (неформальная группа кыргызских специалистов из различных сфер деятельности – “Инициатива по духовной консолидации”) были осуществлены научные эксперименты по воздействию эпоса “ Манас ” в исполнении традиционного сказителя-манасчы на человека. Кроме того, впервые был проведен социологический опрос населения: об осведомленности о феномене сказительского искусства – манасчы (ФСИМ); об отношении ФСИМ; о восприятии ФСИМ; о практическом применении ФСИМ; о предпочтении относительно ФСИМ, также впервые в истории науки осуществлен научный эксперимент по биохимическому, биомагнитному, психологическому, нейрофизиологическому воздействию эпоса “Манас” в исполнении традиционного сказителя-манасчы на человека (4. с. 88).

Результаты этих научных экспериментов были интересными и почти неожиданными, ведь подобного рода исследования по феномену сказительства на примере манасчы еще не проводились (результаты научных экспериментов опубликованы в книге “Кыргызская матрица”, 2012 г.). И эти результаты исследования еще раз подтвердили нам о том, что феномен манасчы, как и сам эпос “ Манас ”, требует более серьезного и масштабного исследования.

Недавно во время своей лекции по “ Манасоведению ” в Кыргызском Государственном техническом университете им. И. Раззакова студенты I курса попросили меня исполнить эпизод из эпоса “ Манас ”. Я не мог не удовлетворить их просьбу и стал сказывать из второй части трилогии “Семетей”, эпизод “Скачки Тайтору” не прокомментировав при этом содержание этого эпизода. Мое выступление продолжалось примерно десять минут. После выступления я попращался со студентами (время занятия подошло к концу) и попросил студентов к следующему занятию написать (по желанию) свои впечатления. На следующем занятии некоторые из этих студентов, которые были свидетелями моего выступления, предоставили мне свои “записи”. И в качестве примера, я хочу привести пару из этих записей (из оригиналов записей, применены без изменений): “Это продолжалось всего 10 минут. Голос звучал громко и проникающе. Несколько минут было тяжело воспринимать. Но в один определенный момент вся аудитория затихла. Прекратились движения. И в этот момент меня посетило видение: я вижу, что по бескрайнему полю несется безумно красивая белая лошадь. Ее грива развивается на ветру. Трава на поле достает до груди лошади. Это было время, когда сумерки опустились на землю. Лошадь в своем беге испытывала глубокие эмоции. Это были и боль, и обида, но в то же время присутствовала надежда и гордость. Я предполагаю, что хозяином этого коня когда-то был великий человек и они дополняли друг-друга. И потеряв его, конь испытывал тяжелую грусть. Еще один момент: я вижу на поле огромное количество полностью экипированных воинов с холодными, но торжественными лицами. Они стояли сплоченными рядами. И их дело было правое. Они собирались защитить свою Родину, свой народ и своих матерей. Воины были одеты в парадную форму. Может поэтому у меня сложилось впечатление, что они стоят перед последним боем” (дата: 25.10.12.; время: 12.10.; пол: жен.; этнич. принадлежность: русская; ФИО: Ю.П.; возраст: 38 лет).

“Во время исполнения “Манаса” мною сначало овладело оцепенение, но вскоре это чувство прошло. Затем как-то неожиданно стало холодно, такое чувство как-будто я переместилась в очень холодное помещение. Ничего вокруг себя почти не замечала, только внимательно наблюдала за выступлением. И в один момент в моем теле стало настолько холодно, что меня немного начало знобить. Но это лишь на мгновение. После выступления у меня было ощущение как-будто я была опустошена. Внутри меня ничего нет. Была лишь пустота во-мне, которую я не очень хотела чем-то наполнять. Очень хотелось плакать. И на самом деле я заплакала, но ничем не могла это объяснить. Слезы сами шли из моих глаз. И это ощущение было у меня до конца того дня. Такую пустоту, наверное, я никогда не ощущала” (дата: 25.10.12.; время 12.10.; пол: жен.; этнич. принадлежность: немка; ФИО: К.Ф.; возраст: 19 лет).

Следует принять во внимание и то, какой эпизод из эпоса “ Манас ” сказитель сказывает, ибо от характера и содержания эпизода зависит его воздействие на человека. Еще в юности мой духовный учитель, величайший манасчы своего времени – Шаабай Азизов, очень часто твердил мне, что содержание эпизода, который сказывает манасчы может  резко повлиять на физиологическое состояние слушателя. Тогда еще я этого не понимал, да и при всем желании я не мог этого понять. Но сейчас, когда я имею возможность выступать перед разной аудиторией, я очень часто сталкиваюсь с тем явлением о котором мне говорил тогда еще мой наставник. Воздействие манасчы на человека (не на всякого, только лишь на слушателя) может происходить и произвольно, не зависимо от того, желает ли этого сказитель или нет. Это больше всего зависит от внутреннего состояния и здоровья самого слушателя на тот момент, когда он оказывается свидетелем его выступления. Исполнение манасчы, это не просто воздействие на состояние человека, а еще и решение на энергетическом уровне тех проблем, которые имеются в физической и духовной жизни человека. Конечно у каждого сказителя имеются свои приемы, свои секреты воздействия на человека, о которых он не станет говорить каждому встречному. Ведь в народе всегда считалось, что использование энергии “Манаса” непосвященным, лишает сказывание всяческой силы и действенности.

Учитывая выше сказанное, хочется заметить, что живое сказывание эпоса “ Манас ” сопровождало историю кыргызов долгое время как духовное явление. И в разных критических ситуациях и невзгодах жизни кыргызов, сказители Манаса всегда являлись на помощь своему народу.

Талантаалы Бакчиев

Использованные литература и источники:

  1. Абрамзон С.М. Киргизы и их этногенетические и историко-культурные связи / Авт. вступ. ст. С.Табышалиев. – Ф.: Кыргызстан, 1990. – 480 с.
  2. Бакчиев Т.А. СВЯЩЕННЫЙ ЗОВ. Мнемоническое творчество джомокчу. – Б.: 2005. – 116 с.
  3. Бакчиев Т.А. Манасоведение: Курс лекций. – 2-ое доп. изд. – Б.: “Кут-Бер”, 2012. – 176 с.
  4. Кыргызская матрица. Механизмы духовного самосохранения и развития. Ч.1 / Коллектив авторов: Т.Бакчиев, С.Абдрасулов, И.Раимбердиева, С.Сарыгулов, А.Эгембердиева. – Б.: 2012 – 200 с.
  5. “Манас” открывается тому, кто способен жертвовать собой // Слово Кыргызстана. 1995. № 50-51.
  6. Мэдден К. Книга шамана-целителя. Дыхательные упражнения. Техника работы со снами и душой. Приемы использования бубна. – СПб.: ИГ “Весь”, 2009. – 240 с.
  7. Наувальд Нана. Экстатический транс. Ритуальные позы для вхождения в транс / Нана Наувальд, Фелиситас Гудмэн. – М.: РИПОЛ классик, 2008. – 240 с.
  8. Никонов А. Алтун Битиг. Тенгрианство. Алматы: Издательский Дом “Жибек Жолы”, 2000. – 86 с.

 

Талантаалы Бакчиевманасчы, кандидат филологических наук, награжден “Почетной Грамотой” КР, член Национального Союза писателей КР,“Отличник культуры” КР. Автор нескольких научных, научно-публицистических, учебных книг. Т.Бакчиев около тридцати лет, как сказывает эпос “Манас”. Свидетелями его исполнения стали народы – Азербайджана, Алтая, Хакасии, Бурятии, Венгрии, Казахстана, Китая, Кыргызстана, Монголии, Нидерландов, Крыма, Узбекистана, Саха-Якутии и США. 

Посмотрите еще другие публикации: