Skip to content
 

Осуохай – древний танец якутов – солнцепоклонников

Осуохай – один из примечательных жанров устного народного творчества, представляющий круговой танец народа саха. Наряду с песенным жанром, осуокай пользуется особой любовью у народа, и в последнее время интерес к нему только усиливается. На протяжении длительного исторического периода сохраняется как один из ведущих, устойчивых и гибких видов художественной деятельности народа и становится в постсоветском пространстве  одной из основных составляющих этнической культуры в рамках национального праздника Ысыах (Мухоплева, 2012, с.6)

В 80-х гг. прошлого столетия разноплановая работа проводилась объединением « Осуокай » под руководством д-ра филол. наук Н.Е. Петрова. Сегодня представляют большой потенциал филиалы этого общества, созданные в улусах республики. Необходимо подчеркнуть, что будущее осуокая, его распространение зависят только от наших собственных усилий.

Осуокай был особенно распространен в Вилюйской группе районов, где всегда, будь то летом на ысыахе, или зимой в фойе сельских клубов, народ самозабвенно и вдохновенно танцевал осуокай, а в каждом наслеге, поселке были свои известные запевалы.

Сказанное не означает, что в Центральных районах не было осуокая. Очевидно, и здесь были запевалы, способные запевать и заводить осуокай, длившийся не один день. Однако на сегодняшний день запевалы из центральных районов уступают вилюйским по длительности, художественному содержанию и виртуозности исполнения. Слова известного якутского фольклориста Г.М. Васильева: «Хороводный танец, называвшийся когда-то вилюйским танцем, получил широкое распространение и в других районах», — заключают в себе, на наш взгляд, глубокий смысл [Васильев, 1993, с.205]: осуокай перенимался другими районами именно у вилюйских районов, по этой причине этот танец в центральной группе районов не столь развит. А с упадком отдельных жанров народного творчества и вовсе начал забываться.

Осуохай – древний танец якутов. В Вилюйских улусах танцевали осуокай все – и стар, и млад, и бедные, и богатые. Особенно активно он развивался в 30-е гг. ХХ в.: процессы коллективизации, строительства новой жизни, «светлого будущего» окрыляли людей, вдохновляли, и они стремились каждый в меру своих сил выразить это в танце осуокай. Именно в эти годы талантливые запевалы по первым весенним проталинам, как только начинал таять снег, и по первой летней зеленой траве заводили осуокай, воспевая победы новой жизни. Здесь также уместно привести слова Г.М. Васильева, представителя той эпохи, в полной мере испытавшего на себе атмосферу тех лет: «Сопровождавшее танцы пение, то в лирическом, то в сатирическом тоне, то и дело завоевавшее хвалу передовым людям, бичующее родимые пятна недавнего прошлого и классовых врагов, призывающее к трудовым успехам, к советскому патриотизму, исполняло как бы митинговую, агитационную роль» [Васильев, 1973, с.204]. Действительно, там, где не было ни радио, ни других средств массовой информации, пение, сопровождавшее осуокай, выражавшее насущные, злободневные потребности, радости и нужды, носило агитационный характер. И сегодня осуокай не утратил этого своего значения. На наш взгляд, такая функция осуокая, его пения могла бы быть использована для сохранения национальных традиций, этнической культуры.

Круговой танец осуохай уходит своими корнями в глубокую древность и восходит к религиозным верованиям древних якутов. Прежде всего, осуокай связан с ысыахом, является главным его украшением. По утверждении проф. Н.Е. Петрова, осуохай возник как магический ритуальный круговой хоровод солнцепоклонников.  «Вероятно, с возникновением религии, связывающей земную жизнь с космической, он стал обрядовым и массовым хороводом грандиозных тенгрианских (от тенгри – тангара) религиозных праздников типа якутского ысыаха у народов Азии, особенно скотоводов–кочевников» (Петров, 2005, с.8).

Жизнь и благоденствие якутов, в основном занимавшихся скотоводчеством, зависели от плодовитости скота, а также от природы. То, каким будет год – засушливым или урожайным – напрямую влияло на то, какой будет зимовка. Поэтому встреча наступления лета всегда носила торжественный, радостный характер и связана с празднованием ысыаха, где осуокаю отводилась особая роль. В словах древнего танца заключались моления алгысы, обращенные к божествам-покровителям рогатого и конного скота Джесегею, Ийиэхсит, к духам-хозяевам природы иччи, а также воспевание природы, разных времен года.

Круг осуокая может включать более ста, на больших ысыахах – до тысячи танцующих. Это называется тюсюлгэ. Размером тюсюлгэ, его широтой определяется талант запевалы осуокая. Танцующие, взяв друг друга под руки, с левой ноги начинают размеренные шаги по движению солнца. Этот круговой танец свидетельствует о поклонении древних якутов солнцу. Это понятно: солнце дарует тепло, с ним связано прекрасное время года, солнце дает изобилие. О поклонении якутов солнцу писали многие исследователи.В частности Н.Е. Петров пишет: “Божественное происхождение осуохая доказывается тем, что он возник как развитие хоровода солнцепоклонников, культивировался как ритуальный танец тенгрианской религии, содержание и формы его поэзии в целом сохраняет черты алгысов благодарения, прославления и испрашивания, посвященных солнцу и другим небесным светилам, верхним божествам айыы,  представляющим образы энергетического воздействия солнца и планет его системы на земную жизнь» (Петров, 2005, с.16)

Профессор Н.К. Антонов, исследовавший вопросы, связанные с происхождением якутского языка, писал о том, что якутские термины, обозначающие языческие верования якутов, имеют древнетюркское происхождение и свидетельствуют о том, что якуты еще во времена своего южного степного проживания, как и другие тюркские племена, поклонялись солнцу [Антонов,1971, с.125]. О том, что у южных предков якутов в качестве божества выступало солнце, подтверждалось и археологами. Экспедиция академика А.П. Окладникова, работавшая в Центральной Азии, зафиксировала многочисленные изображения солнечного божества в каменных письменах. Предполагается, что эти изображения были нанесены предками современных тюрков [Окладников, 1955, с.135].

В.Ф. Трощанский, исследовавший религиозные верования нашего народа, писал, что высшим божеством у якутов выступает Кюн – Солнце, персонифицированное в образе Юрюнг Айыы Тойона (Трощанский,1903, с.31). То же название Кюн встречаем в словаре  Э.К. Пекарского «Солнце как божество (Күн Тойон); оно «считается старшим братом, а месяц его младшим братом» (СЯЯ, стлб.1296).

Якутский этнограф Г.В. Ксенофонтов отмечал, что Юрюнг Айыы Тойон является персонификацией творческих сил летнего Солнца, это – религиозно-поэтическое название Солнца. Он же подчеркнул, эпитет  үрүҥ – белый – отражает солнечную природу этого бога.  В якутском героическом эпосе – олонхо, и священных гимнах шаманов якуты всегда именуются народом Солнца – күн дьоно.  Также он предпологал, что отсюда могло произойти и племенное название саха – дети Солнца и верные его почитатели, что отражается в якутском круговом танце – осуохай (Лукина. 2005, с.279).

Поклонение якутов солнцу в образе Юрюнг Айыы Тойона прослеживается во всем – в верованиях, языке, произведениях устного народного творчества, песнях, в речи, ее устойчивых сочетаниях, таких, как “күммүт тахсыа” – взойдет и наше солнце, “биһиги да тиэргэммитигэр күн тахсыа” – и над нашим двором взойдет солнце (ср. «и на нашей улице будет праздник»). В круговом танце осуокай танцующие движутся по движению солнца.

В тюсюлгэ танцующие должны точно повторять слова и мотив запевалы. В Центральных районах вслед за запевалой повторяют все. В Вилюйских районах пение запевалы вначале подхватывают те, кто в тюсюлгэ находится рядом с ним. Это может быть объяснено тем, что в вилюйских тюсюлгэ, в том числе сунтарских, из-за большого размера, ширины тюсюлгэ запевалу могло быть плохо слышно остальным танцующим осуокай. В связи с этим можно вспомнить тот факт, что в Сунтаре в одном тюсюлгэ (круг осуохая – И.В.) бывали три-четыре запевалы (Илларионов, Николаева, 1994).

В осуохае есть такие понятия, как хаамыы үҥкүү, т.е  танец-шагом, или о кульминационной части танца как көтүү үҥкүүтанец-полет, танец-воспарение. Вначале в ритме “дьээ-буо” осуохай начинается с размеренного шага, затем идут движения в ритме мотива дэгэрэн, движения, шаг постепенно   и переходят в көтүү – полет. Сегодня запевалы с так называемым «долгим дыханием» могут достигать кульминации в танце несколько раз и их осуокай продолжается 2-3 часа  (Лукина,2005, с. 290).

М.Я. Жорницкая, исследовавшая якутские народные танцы с хореографической точки зрения, выделила пять разновидностей ныне существующих танцев по виду основного движения: якутский, вилюйский,  амгинский, усть-алданский (наихинский), олекминский. Все они состоят из трех частей: зачина, основной части (танца шагом)  и танца прыжком. Автор в результате исследования пришла к выводу, что эти вариации танцев сложились сравнительно поздно, в процессе расселения якутов и обособления отдельных групп (Жорницкая, 1966, с.29, 41). Она считает, что первоначальной основой пяти вариантов якутского кругового танца был хаамыы үҥкүү (шаг-приставка). Инвариант и варианты этого танца сопровождались песней в стиле дэгэрэн.

Наряду с хаамыы үҥкүү бытовал былыргы үҥкүү (старинный танец – шаг с поклоном). Поклон делали через шаг. Кланяясь, благодарили духов. В круговом танце пели алгыс, исполняющийся, как обычно, в манере дьиэрэтии – протяжно Там же. С. 40,50).

Для кругового танца осуохая главной фигурой  является запевала, без которого нет хоровода. Знаменитые запевалы прошлого были особо одаренными людьми, владеющими магией слова и продолжателями дела белых шаманов, служивших для связи жизни земной с космической. Они пользовались большой популярностью и любовью народа. И современные запевалы в той или иной степени тоже владеют магической силой слова, могут быть прекрасными алгысчитами. Запевала – это поэт-импровизатор, неутомимый танцор, тойуксут и певец, наделенный сильным якутским народным голосом.

Талант запевалы осуохая определяется на основе нескольких критериев: во-первых, красотой и силой голоса, возможностями его кылысаха, во-вторых, богатством используемых изобразительных средств языка, силой воздействия на слушателей, в-третьих, соразмерностью движений и пения, пластичностью танца. Таким образом, действительно, осуокай обладает синкретичностью, объединяя в себе три вида искусства: музыку, танец и поэзию. При лишении осуокая одной из этих составляющих несомненно пострадает значение его как фольклорного произведения.

У других народов также есть танцы, сходные с осуокаем, например, бурятский «ехар». Можно слышать, как некоторые называют осуокай «джуохар». Это свидетельствует о влиянии монгольских этносов на формирование якутского народа как этноса.

Вышеприведенные примеры ярко иллюстрируют положение о древнем происхождении осуокая как формы исконной культуры народа.

Представляется целесообразным привести описание Р.К. Мааком, бывавшим в Вилюйском округе в 1853-1854 гг., якутского танца: “Танец по якутски – инкюю (үҥкүү – И.В.), что собственно значит “поклон” и происходит от глагола “инг“, “ингэбин” (“үҥ“, “үҥэбин” – И.В) – “нагибаться”, “кланяться”.

“На кумысных пиршествах бывают и танцы, хотя они у якутов далеко не играют такой роли, как у многих народов… Танцы начинаются женщинами в то время, когда мужчины заняты еще единоборством, скачкою и прочим, и только впоследствии мужчины присоединяются к женщинам. Все участвующие составляют круг, мужчины берут женщин под руки начинают тихо и с важностью двигаться, следуя с востока на запад, т.е. по направлению движения солнца. Двигаясь таким образом, они по временам торжественно кланяются, приподнимают то правую, то левую ногу, отбивая ими по земле мерный такт и поют однообразным, протяжным носовым тоном «эгэй, эгэй, эгэй». Якутские танцы никогда не сопровождаются музыкой и вообще вилюйские якуты музыки не знают” [Маак, 1887, с.115]. В приведенном описании очень верно указывается на связь осуокая с народными обычаями. Имеет под собой основания наблюдение исследователя, касающееся связи слова «үҥкүү» со словом “үҥ” — кланяться, молиться божествам айыы. Так, С.Д. Мухоплева подробно исследовавшая песни, связанные с народными обычаями, классифицировала их по содержанию, целевому назначению, художественной форме и выделила две группы: ритуальные сиэр и заклинательные песни алгыс [Мухоплева, 1986, с.100]. С.Д. Мухоплева, связав пение, сопровождавшее осуокай, с алгысами, подробно рассмотрела их содержание, которое по сути представляет собой моление [Мухоплева,1986,с.100].

Н.Е. Петров является автором замечательных работ об осуокае, в том числе он автор пособия по обучению осуокаю детей [Петров, 1989, 1990, и др.], кроме этого, обосновал положение о том, что осуокай – отдельный жанр устного народного творчества, генезис и происхождения которого уходит в глубокую древность [Петров, 1990].

Так круговой танец осуохай является древнейшим якутским народным танцем. И по своему пению, и по значению его движений осуохай представляет собой ритуальный танец тенгрианства. По преданиям, этот танец, вышедший из религиозных верований народа, напрямую связан с именем легендарного прародителя саха – Элляя. Как правильно отмечает проф. Н.Е. Петров, возникнув в Хангалассах, он получил дальнейшее широкое развитие именно в Вилюйской группе районов и дошел до наших дней в своей современной форме (Петров, 20о5 б, с.61).

В последние годы благодаря грантовой поддержки Министерства культуры и духовного развития Республики Саха (Якутия) проведены ряд мероприятий по собиранию и изучению кругового танца осуохай Хангаласского улуса. Так, при Агенстве реализации креативных технологий инноваций культуры Арктики под руководством С.П. Толстяковой в 2007 г. была основана школа традиционного танца. В рамках проекта  «Духовная культура народа саха: традиции, современное состояние и переспективы развития» была разработана программа «Фольклорная культура: традиции и современность» в целях систематизации текстов осуохай как жанра якутского фольклора и организации экспедиционного исследования  современного состояния кругового танца. В 2010 г. движение по реактивизации народного танца получило новый импульс в связи с проведением первого фестиваля круговых танцев Сибири и симпозиума «Круговые танцы народов Сибири» в рамках Всероссийской научной конференции «Календарная культура народов Сибири: стратегия этнического развития», которая состоялась 17-20 июня 2009 г. в г. Якутске (Романова, 2010, с.37).

В заключении хотим отметить, что сейчас настало время, когда наше молодое поколение постепенно стало забывать свои корни и свои традиции. Поэтому мы считаем, что нужно не только сохранять, но еще более углубленно изучать историю традиционной национальной культуры народа саха, в частности круговой хороводный танец осуохай, который является у нашего народа символом солнца, жизни и добра.

Ревитализация традиционных танцев, современное прочтение пластически-танцевальных  символов и кодов этнической культуры требуют в первую очередь бережнего отношения к своему наследию, ответственности со стороны не только научного сообщества, но и всей творческой интеллигенции.

Таким образом, сегодня перед нами стоит важнейшая задача сохранения и развития древнего кругового танца осуохая во всем многообразии его форм, а также комплексного научного изучения как фольклорного жанра  филологами, музыкаведами и хореографами.

               В.В. Илларионов, Т.В. Илларионова,
Россия, г. Якутск
445325@mail.ru

Источники и литература:

  1. Антонов Н.К.Материалы по историчской лексике якутского языка. – Якутск: Кн.изд-во, 1971. – 176 с.
  2. Васильев, Г.М. Живой родник:Об устной поэзии якутов. / Г.М. Васильев. – Якутск: Кн. изд-во, 1973.
  3. Жорницкая, М.Я. Народные танцы Якутии / М.Я. Жорницкая. – М.: Наука, 1966.
  4. Илларионов, В.В. Николаева, М.В. Сунтаар оһуокайа / В.В. Илларионов, М.В. Николаева. – Якутскай,”Ситим” ЧИФ 1994.- – 95 с.
  5. Лукина, А.Г. Традиционные танцы саха. – Новосибирск,”Наука”, 2005 –356 с.
  6. Маак, Р.К. Вилюйский округ Якутской области / Р.К. Маак. – СПб., 1887.
  7. Мухоплева, С.Д. Якутские обрядовые песни. Система жанров / С.Д. Мухоплева. – Новосибирск,ВО “Наука”.Сибирская издательская фирма, 1993.- 112 с.
  8. Мухоплева, С.Д. Песни круговых танцев саха в пространстве времени.//Песни круговых танцев саха.Тексты/Сост.,подгот. Текстов, коммент., примеч. С.Д.Мухоплевой.- Якутск: ИГИиПМНС СО РАН, 2012. – С.6 – 19.
  9. Окладников, А.П. Якутия до присоединения к Русскому государству // История Якутской АССР. – Т. 1. – М. – Л.: Изд-во АН СССР, 1955.
  10. Пекарский Э.К. Словарь якутского языкаЖ в 3 т.- М.: Изд-во АНСССР, 1958-1959. – 3859 стлб.
  11. Петров, Н.Е. Оскуолаҕа оһуокай / Н.Е. Петров. – Якутскай, 1989.
  12. Петров, Н.Е. Хороводные танцы осуохай как жанр якутского фольклора // Сов. тюркология. – 1990. – №3.- С.7-14.
  13. Петров, Н.Е. Осуохай – древний хоровод солнцепоклонников.//Якутские хороводные песни: теория и практика.- Якутск: Изд-во ЯГУ,2005.- С.7-19.
  14. Петров Н.Е. Осуохай – основа самбытной культуры народа саха.//Общество народных талантов.- Якутск:Сахаполиграфиздат. 2005. с.56-65.
  15. Романова В.Е. Первый фестиваль круговых танцев Сибири. – Якутск: Изд. Дом «Көмүөл» 2010.- 38 с.
  16. Романова В.Е.- Эркээни. Хаҥалас – оһуохай төрүт дойдута.- Якутск: Медиа Холдинг Якутия. – 2014.- 96 с.
  17. Трощанский В.Ф. Эволюция черной веры (шаманства) у якутов. – Казань, 1903.

 

Посмотрите еще другие публикации: