Skip to content
 

Политология культуры

По материалам международного  VII Симпозиума  “Вузы культуры и искусств  в международном образовательном пространстве: евразийские традиции межкультурных коммуникаций и современность” , апрель 2013г., Турция

                                                      Р.М. Канапьянова
Профессор, доктор политических наук.    

Как учебная дисциплина, политология заявила о себе в 1857 году, когда в Колумбийском университете (США) была создана кафедра истории и политической науки. В 1872 году во Франции была открыта приватная школа политической науки, которая готовила кадры для чиновничьего аппарата. Большую роль также сыграл международный симпозиум по политической науке, проведённый в 1948 году под эгидой ЮНЕСКО. Именно тогда был предложен термин «политология» и была разработана рекомендация по введению преподавания соответствующей дисциплины в рамках системы высшего образования.

В то же время,   политология, как в прочем и культура не имеют четкого определения.   Их глоссарий широк и в этом есть  некоторое оправдание.  Политология и культура затрагивают как разнообразные сферы жизнедеятельности общества, разные по своему характеру политические и культурологические теории и исследования. Но есть и общее в этих учениях, к числу которых  следует отнести такой феномен, как политическая культура и политическое поведение  или точнее политология культуры. Таким образом,  политология культуры выступает  транслятором познания политической реальности    культуры  как властных,  так и гражданских взаимоотношений.

 Конечно, эти проблемы в современных условиях изучаются не только политологией, но и философией, социологией, государственно-правовой наукой и т.д. То есть,  современная политология,  тесно корреспондируясь с социологией, культурологией, философией,   аккумулирует социокультурные функции в формировании политической культуры граждан независимо от возраста и вероисповедания.

Вызовы XXI века все глубже затрагивают  такие  актуальные проблемы в политологии, как национальная политика и  межэтнические отношения,  конституционные нормы сохранения государственной целостности и систему дальнейшего развития реальных, а не мнимых федеративных отношений,  современный вектор патриотизма и причины кризиса института семьи,  ее этнокультурных традиций.

Сегодня становится также очевидным, что языковая политика из сферы лингвистики переходит в реальную, сложную   государственную языковую политику,  которая напрямую формирует политическую культуру наших граждан, да не только граждан России. В усиливающихся процессах миграции более остро встают вопросы знания русского языка как государственного.  Поэтому, даже в таком, казалось бы, безобидном сочетании слов  русский язык  как государственный заложена основа политологии культуры. Когда членами Комитета Государственной Думы по делам национальностей третьего созыва инициировался законопроект, который изначально назывался “ О русском государственном языке”, он  из профильного Комитета по делам национальностей перешел в Комитет по культуре. То есть  в определении правового статуса  русского языка по инерции  затрагивались проблемы чистоты русского языка и т.д. Не умаляя значимость и этих проблем, все же  концепция русского языка как государственного незаметно отходила в сторону. И возможно потому, сегодня все еще продолжается  путаница в целях и задачах по отношению к государственному языку,  как это случилось с проблемами  мигрантов. Политология культуры затрагивает более глубинный проблемы  с точки зрения государственности. Мигранты, которые и по квотам, и вполне легально ( это процесс был, есть и будет, поскольку в мире идет борьба за природные и людские ресурсы) прибывают в Россию, должны уже быть  включены в государственную программу знания государственного языка. Поэтому ни директора в гонке за количеством учащихся по причине подушевой оплаты бюджетных средств вынуждены записывать в школы детей, не знающих государственного русского языка,  а государство в рамках межгосударственных отношений обязано  принимать превентивные меры по обучению   мигрантов   русскому языку как государственному.

Таким образом, на этом конкретном примере можно видеть, как два ключевых сегманта  – культура, частью которой является   языковая политика, и межэтнические отношения, в том числе и миграционная политика, как часть государственной национальной политики –  меняют суть подхода  к исследованиям политологии культуры.  

 Тема    дальнейшего развития этнокультурных традиций современного российского социума аккумулируется  с его эволюционно – историческими  особенностями жизнедеятельности. Практика неоднократно  подтверждает, что не всегда европейский  опыт зеркально ложится на нашу российскую реаль. В этой связи дай бог, что те потраченные средства на программу толерантности оставили свои ростки в культуре поведения нашей молодежи.  Спорность концепции толерантности, не до конца вошедшей в нашу российскую действительность, а также  кризис  идеологии мультикультурализма как социокультурного европейского конструкта подталкивают к выводу о том, что такие  ключевые понятия, как культура и межэтнические отношения усиливают актуальность исследований этих процессов в политических науках.

Какие еще научно – методологические основы нуждаются в аргументации усиления культурологической  составляющей в дальнейшем развитии   политических дисциплин? Общеизвестно, что ни одно столетие  культурная политика России строилась по принципу сверхцентрализации. В то же время    за последние  годы  опыт регионов как “культурных столиц”, к числу которых  можно отнести Пермь, Ульяновск  и др. оживили дискуссии относительно выстраивания  регионального  политического конструкта в новой культурной политике. В социальных сетях можно прочитать широкий спектр относительно модернизации пермского проекта культурной  политики В частности,  отмечается, что изначально в Перми во главу угла при построении новой культурной политики ставилась задача насытить городскую среду культурными событиями, чтобы люди имели более разнообразный досуг и им было где достойно проводить время после работы. Через некоторое время выяснилось, что цель в такой формулировке общественность не устраивает, масштаб недостаточен.. К насыщению досуга добавились как минимум еще две: формирование пермского культурного наследия и благоустройство городской среды.. Но главное — вовлекло в культурные проекты множество людей. Так, месячный фестиваль «Белые ночи» в Перми создавало 2500 человек. Ни одна продюсерская компания и ни одна госструктура такой потенциал собрать не смогла бы [1].

Сегодня очевидно, многоаспектность академической  науки в контексте с Болонским процессом совершенствования образовательной деятельности, реализации инновационных проектов и преодоления стереотипов в выборе специальностей по защите кандидатских диссертаций  будет только нарастать.  Многоуровневое  введение государственных стандартов  образования третьего поколения  способствует переходу  к личностно-ориентированной системе интерактивного обучения и самообучения и созданию нового, требуемого для этого методического инструментария[2].И здесь очень важно  воспитывать среди студентов вкус к исследовательской самостоятельной работе.  В декабре 2012 года в рамках учебной программы было проведено заседание   междисциплинарного межкафедрального  “круглого стола” по курсу “История и культура народов России” среди студентов кафедр международного культурного сотрудничества, социо – культурной деятельности  МГУКИ и национальных федеративных отношений АНХ и ГС при Президенте РФ.  Анализ такого рода занятия подтвердил истину о том, что   как важно выстраивать  свой учебный план не просто  на стандартном уровне, а  развивать   инновации  гуманитарных технологий в учебно – образовательном процессе, направленные на возбуждение  потребности у студентов к исследовательской работе. Надо видеть как творчески и ответственно  подходили студенты в подготовке своих выступлений. А ведь они выступали только  перед  однокурсниками, поскольку, повторюсь, проводилось обсуждение в рамках учебной программы[3]. Однако молодая кафедра международного культурного сотрудничества, которая изначально закладывала прецедент подготовки специалистов  для Россотрудничества, мягко говоря, оказалась вновь в плену стереотипов, отдавая примат культурологии, а не политологии. А ведь на сентябрьском 2012 года совещании Россотрудничества с участием  Председателя Правительства Д.А. Медведева  обращалось внимание на усиление влияния гуманитарного аспекта и роли Россотрудничества как инструмента “мягкой силы” в международной  политике [4].

 Место  политологии в системе культуры  вовсе не означает идеологизацию  всех сфер жизнедеятельности общества, но в то же время обуславливает   ее необходимость воздействия  на массовое сознание, тем самым  усиливая научно – исследовательские познания не только в  теории государства и права, экономики, но и в дисциплинах: социология, политическая психология, культурология и т.д.  По мере своего внутреннего развития эти дисциплины привнесли в учение о политике характерные для них исследовательские методы и понятийно-категориальный аппарат. Это обусловлено неоднозначностью и многообразием мнения о сущности и содержании  предмета политологии культуры.  Зададим себе вопрос: Почему  за последние двадцать лет с уходом из жизни многих деятелей культуры и искусства поколения XX века ниша гениев  в сфере искусства остается открытой . Возможно,  не совсем будет сказано корректно, но  смерть в 1998 году Георгия Васильевича Свиридова, советского и российского композитора, народного артиста СССР, Героя Социалистического труда – это уход последней величины  в сфере музыки. Можно возразить, что много талантливых людей продолжают прославлять отечественную культуру и искусство.    А ведь музыка не только вдохновляет, возвышает и окрыляет человека, но и укрепляет те чувства, которые  усиливают гражданскую патриотическую социализацию, независимо от политических целей и задач. Это можно судить о музыке Дмитрия Шостаковича в осажденном Ленинграде в годы блокады, или о музыке Рихарда  Вагнера, которую использовал в  своей политике Гитлер. Это заметно и в литературе, и в живописи.  Или другой пример. В период эйфории  суверенизации ,  когда за многие  десятилетия созданная культпросветительская деятельность была идеологически отвергнута, и в результате  клубная система  художественной самодеятельности не выдержала эту “охоту на ведьм”. Многие клубы на селе  сегодня или превратились в торговые ряды  или доживают свой век. Далеко не надо ходить,  в 40 км от Москвы в районе Кубинки стоит как укор  ветхое некогда типовое здание клуба, а рядом особняки, особняки….

Общеизвестно, что политология –  наука о законах функционирования и развития политических систем,  о механизмах действия и формах проявления этих законов в политической деятельности государств, социальных групп, личностей. В обобщенном плане  выделяются   следующие сегменты, отражающиеся систему  закономерностей, к числу которых относятся политико – экономические, политико – социальные, политико- психологические[5]. Но отсутствуют  особенности политико – культурных закономерностей, ибо, к сожалению, объективно или субъективно прервана межпоколенческая связь исследований политологии культуры в широком ее значении. Наверно и не случайно сегодня этнокультурная социализация  граждан, нравственные и духовные ценности общества, политический образ страны, вновь обращает внимание на уровень  политических знаний и  образцов политической культуры в системе образования, в возбуждении интереса у молодых ученых к исследованиям широкого познания культуры с точки зрения политологии. Динамика смены поколений, повлекшая  к современным процессам  социализации молодежи, модернизация  всей системы образования и воспитания от дошкольных учреждений – через школьную систему- к высшему требуют государственного обобщения и выводов  к практике  нововведений в системе высшего образования: от КПД действующего образовательного стандарта до ломки стереотипов относительно перечня специальностей,  к которым   молодые ученые   проявляют интерес к гуманитарным  исследованиям. Это длительный процесс, ибо сегодня продолжает иметь место противоречивость и противоборство западной  модели образования и модели самобытности пути России, кардинально меняя подходы к сложившейся  системе  высшего образования.

 Политическая культура любого общества, тем более обладающего многовековыми устойчивыми традициями, развивается на основе преемственности. Так было и в России. При всех отличиях советской политической культуры от дореволюционной,  первая естественным образом наследовала вторую. Более того, некоторые элементы советской культуры стали  превращенной формой традиционной культуры, адаптированной к условиям XXI века[6].   К их числу относится  динамично  обсуждаемая  в научных кругах возрождающийся на основе своей универсальности культурный концепт – тенгриведение. Базовая основа  тенгриведения  корреспондируется  с современными тенденциями  формирования  политологии культуры, затрагивая в том числе идеи   евразийского мировоззрения. Инициированный якутскими исследователями проект тенгрианство при всей спорности все же  поддержан учеными  многих стран. Из истории мы знаем, что тенгрианство, тенгризм было государственной религией, оно объединило древние кочевые и оседлые народы в государства, дало первые опыты демократии. И этот исторический опыт сегодня востребован, учрежден  и зарегистрирован Международный Фонд Исследования Тенгри. Фонд создан крупными учеными и известными творческими деятелями из Монголии, Казахстана, Кыргызстана, Башкортостана, Татарстана, Тывы, Хакасии, Республики Алтай и Республики Саха (Якутия)[6].  Из истории общеизвестно, народы Евразии имеют древнейшую, еще с эпохи бронзы, историю культурно-цивилизационной интеграции. В результате исторических событий на просторах Евразии шло смешение разных народов, родов и племен, происходило взаимопроникновение различных культур. Перед учеными,  деятелями культуры и искусства, творческой интеллигенцией на историческом опыте и знании истории культуры Евразии стоит задача выработки идеологических интеграционных принципов объединения, универсальных критериев культурно-цивилизационной идентичности…[7]. Эти и другие современные тенденции в сфере культуры  подтверждают о дальнейшем развитии фундаментальных исследований по выработке универсальных мировоззренческих критериев разных цивилизаций.  Таким образом,  политология культуры –это многовекторный  объект жизнедеятельности цивилизаций с ее историческими особенностями государственного устройства и опытом развития социализации ее граждан. И потому, к каждому отдельному случаю и явлению, выступающему в качестве предмета  фундаментальных исследований важен и актуален  комплексный подход, выводя  зависимость   тем исследований от утвержденного раз и навсегда  перечня специальностей. Ни в коем случае не умаляя  актуальность тем в  сфере культурологи, защищающих по специальности кандидата педагогических наук,  в таком уникальном  флагмане  базовом  высшем учебном заведении, каким является МГУКИ,  должны проходить защиты и в  сфере политологии культуры (по политическим специальностям).

 ЛИТЕРАТУРА:

1.     См. сайт: культура Пермского края.

2.    А.П. Горбунов- ректор ПГЛУ .Академическая политика университета, совершенствование образовательной деятельности в контексте Болонского процесса, развитие новых направлений подготовки, дополнительное образование, реализация инновационных образовательных проектов.  Страничка ректора edu. pglu.ru.

3.    История и культура народов России. Материалы выступлений студентов на заседании межкафедрального междисциплинарного круглого стола”. М. 2013.

4.    К.Косачев. Россотрудничество как инструмент “мягкой силы”. Федеральный справочник. Информационно- аналитический сборник.Том 26. 2012.

5.    http://politkultura.ru/

6.     Л.В.Федорова. Евразийство: Стремление к древнейшей или новой религиозности универсальных идей. Якутск. 2012.

7.     Источник: http://olonkholand.ru/stati/edinoe-evrazijjskoe-kulturnoe-prostranstvo.html

Посмотрите еще другие публикации: