Skip to content
 

Сопоставительный анализ антагонистических систем в древнегерманских и якутских эпосах

В статье приводится краткий сравнительный анализ сюжетов и антагонистических миров якутского олонхо и древнегерманских эпосов – скандинавской “Старшей Эдды”, немецкой “Песни о нибелунгах”, англо-саксонской поэмы “Беовульф”. Предметом исследования являются особенности, различия и сходства сюжетов и антагонистических миров эпосов различных традиций – якутской и древнегерманской.

The comparative analysis of antagonistic systems in ancient yakut and german eposes

This article presents a comparative analysis of plots and antagonostic worlds of the ancient yakut epos olonkho and scandinavian Poetic Edda, german Nibelunglied, english Beowulf. The topic of research are specialities, distinctions and similarities in features of plots and antagonistic worlds of diverse ancient cultures – yakut and germanic.

Сопоставительный анализ сюжетов.  Рисующиеся в германском эпосе (песнях о богах) драматические ситуации, как и в якутском олонхо, обычно возникают как результат столкновений или соприкосновений, в которые вступают разные миры, противопоставленные один другому то по вертикали, то по горизонтали. В германском эпосе Один посещает царство мертвых — для того чтоб заставить вёльву открыть тайны грядущего, и страну великанов, где выспрашивает Вафтруднира. В германском эпосе, как и в якутском олонхо, где по велению богов богатыри среднего мира отправляются освобождать невест, в мир великанов отправляются и боги для добывания невесты или молота Тора.  Как  в якутском олонхо божества-небожители не спускаются в средний мир людей, так и в германских эпосах (песнях) не упоминаются визиты асов или великанов в Мидгард. Противопоставление мира культуры миру некультуры общее  для эддических песен, “Беовульфа” и олонхо; как известно, в англосаксонском эпосе земля людей, как и в якутском олонхо,  тоже именуется “срединным миром”. При всех различиях между памятниками и сюжетами германского и якутского эпосов, и здесь и там мы сталкиваемся с темой борьбы против носителей мирового зла — великанов и чудовищ.  В германском эпосе великаны — главные враги богов, и с ними боги ведут непрекращающуюся войну. Глава и вождь богов Один и иные асы стараются перехитрить великанов, тогда как Тор борется с ними с помощью своего молота Мьёлльнира. В якутском олонхо триединое божество Одун Биис – Джылга Тойон – Чынгыс Хаан   повелевает герою – богатырю срединного мира победить чудовище великана – богатыря нижнего мира. Герой применяет в борьбе с богатырем нижнего мира – чудовищем, как хитрость, так и боевое оружие.  Борьба против великанов и чудовищ — необходимое условие существования мироздания; не веди ее боги и герои — великаны и чудовища нижнего мира давно погубили бы и их самих, и род людской. В этом конфликте боги и люди оказываются союзниками. Как Тора часто называли “заступником людей”, так и героя олонхо Нюргуна, ставленника богов называют заступником людей. Если в германском эпосе Один помогает мужественным воинам и забирает к себе павших героев, то в якутском олонхо таких сюжетов нет.

Антропоморфность асов и божеств айыы олонхо сближает их с богами античности, однако, в отличии от остальных, асы не бессмертны. В грядущей космической катастрофе они вместе со всем миром погибнут в борьбе с мировым волком. Это придает их борьбе против чудовищ трагический смысл. Подобно тому, как герой эпоса знает свою судьбу и смело идет навстречу неизбежному, так и боги: в “Прорицаниях вёльвы” колдунья вещает Одину о близящейся роковой схватке. В олонхо удаганки колдуньи предсказывают предстоящие испытания и схватки героя с чудовищем [11; 79]. Если в Эдде космическая катастрофа явится результатом морального упадка, ибо асы некогда нарушили данные ими обеты, и это ведет к развязыванию в мире сил зла, с которыми уже невозможно совладать, то в олонхо за айыы не наблюдаются подобные деяния и космическая катастрофа может произойти в результате битвы богатырей [8; 14].

Если в “Эдде” ас Локи из рода великанов – отрицательный вариант культурного героя – мифологический плут – трикстер, то в олонхо божество айыы априори не может быть таким, зато герои богатыри являются типичными трикстерами. Герой-плут, достигающий победы путем обмана, хорошо известен древнейшим мифологическим сказаниям – это трикстер, для которого понятие “ум” еще не отделено от хитрости и колдовства. Трикстер – это, как правило, первопредок, герой шаманского мифа [2; 26].

Локи выступает как комический дублёр Одина в космогонии и его демонический противник в эсхатологии. У них обоих есть шаманские черты, но шаманские странствия Локи ограничены горизонтальной проекцией, тогда как образ Одина тесно связан с мировым древом. Условно Одина и Локи можно соотнести как белое и чёрное шаманство. В качестве позитивного творца Один – отец асов, а Локи – отец хтонических чудовищ, Один – хозяин небесного царства мёртвых для избранных, а Локи – отец хозяйки подземного царства мёртвых [13; 230]. В олонхо аналогами Локи и Одину могут выступить сестры героев Ытык Хахайдан и Айыы Умсуур. Они обе удаганки, шаманки, одна нижнего мира чудовищ, другая верхнего мира небожителей.

В “Песни о нибелунгах” мы вновь встречаемся с героями, известными из эддической поэзии: Зигфрид (Сигурд), Кримхильда (Гудрун), Брюнхильда (Брюнхильд), Гунтер (Гуннар), Этцель (Атли), Хаген (Хёгни).

Герой первой части “Песни о  Нибелунгах” королевич Зигфрид – рыцарь отважный и сильный. Он убивает дракона и получает заклятый клад. Силы Зигфрида сверхъестественны: он омылся в крови змея и стал почти неуязвим, он обладает магическими приемами и волшебным плащом невидимкой. Образ Зигфрида фантастичен, но на этом все сказочное в “Песне о Нибелунгах” заканчивается [3;195].  В “Старшей Эдде” мотив уничтожения змея находит свое отражение в “Прорицаниях Вёльвы”, где Тор убивает хтоническое существо – мирового змея Ёрмунганда, одного из детей Локи. В англо-саксонском эпосе Беовульф сражается с ужасным огнедышащим драконом и побеждает его ценой своей жизни.

Нюргун Боотур, герой олонхо, отважный и сильный не менее чем Зигфрид,  тоже убивает дракона Уот Cатага Могоя, но не для овладения кладом, а исключительно для спасения сотоварищей. Владыка Нижнего мира Арсан Дуолай Луо тоже предстает в виде дракона. “Ло” с китайского означает “дракон”, хотя и носит позитивную окраску, в культуре чужого народа могло носить иной характер.

Богатыри  олонхо убивают многоголовых огромных змеев – огнедышащих драконов и после всех подвигов основывают жилища и поселения. Однако если в последнем эпосе убийство змея носит героический характер и подковано спасительным мотивом, то в более поздних германских сказаниях имеет место мотив поучительный, то есть идея о “проклятом золоте”.

Великаны в Скандинавии создают мир, они же всячески пытаются навредить богам – хранителям этого мира. То есть великаны в некоторой степени служат средством и создания, и разрушения мира. В этом заключен великий смысл Бытия – бесконечность, переход из жизни в смерть, из смерти – в жизнь. Закольцованность, змея кусающая свой собственный хвост – вот что такое суть образа великанов в древней Скандинавии.

Но постепенно такая персонифицированность изрядно упрощается, и в глазах людей великаны становятся обитателями привычной им реальности. Впрочем, и здесь не все так просто. Согласно мифам, великаны были изгнаны из пределов Скандинавии богами. Но вспомним: не обитая во всем Митгарде (“средней усадьбе”, срединной земле, стране людей), великаны обосновались в собственном краю  – Утгарде (“то, что за оградой”)  (Ётунхейме – “стране великанов”), который был создан богами к востоку от Митгарда, за морем, и отдан во владение гиганту Бергельмиру и его потомкам [7; 76].

В якутском олонхо, наоборот, имеются сюжеты об изгнании из Верхнего мира верхними айыы родственников – людей Среднего мира айыы аймага. Н.В. Емельянов, отмечает более широкое распространение олонхо, повествующих о заселении Среднего мира отверженными потомками верховных божеств – верхних айыы. Из Верхнего мира в Средний божества спускают своих, чем-либо провинившихся, отверженных потомков [5; 182].

Изгнанные скандинавскими богами великаны оставляют в землях, населенных людьми, своих потомков – троллей. Именно эти великаны, (хотя скандинавская мифологическая традиция наделяет троллей зачастую и менее крупными размерами, они все же остаются теми самыми “чудовищами” из архетипов), и живут среди людей, иногда помогая, но чаще досаждая и вредя им, возможно, и по природной глупости. Тем не менее, великаны живут среди людей. Так образы великанов окончательно переходят на уровень низшей мифологии у скандинавов [1; 378].

“Эдды” описывают карликов (свартов или цвергов) как мастеров кузнечного дела, превращающихся в богов и личностей, обладающих титанической силой. Эти образы неизменно характеризует надменность, временами – жадность, зачастую – чванливость и гордость. Согласно текстам “Эдды”, карлики – плоть от плоти этого мира. Они появились сразу же после рождения богов из того же первородного материала, что земли, воды и небо Вселенной – из плоти Имира. Когда молодые боги расстелили ее плодородными землями, там зародилась жизнь. Первыми ее ростками были карлики. Они – самое старое население земли. В “Эдде” первые карлики уподобляются личинкам, выползающим на свет из разлагающейся плоти. Карлики, дети земли, поначалу были абсолютно безлики. Однако боги в Верхнем мире почувствовали рождение новой жизни и наделили карликов речью, мудростью и внешностью (пародией на их божественные образы). Большинство карликов боги оставили в недрах юной земли, расщелинах, пещерах и гротах. Но правители Вселенной выбрали четырех самых могучих карликов, крепких и широкоплечих. Каждому поручили поддерживать один из углов небесного свода. Это будет длиться до скончания веков, до тех пор, пока существует сотворенный мир [9; 290].

В олонхо кузнецы помещаются часто в недрах, расщелинах, так в олонхо Д. М. Говорова “Неспотыкающийся Мюлджю Беге” говорится о земле племени кузнецов Кюдэй Бахсылаан как о подземном мире, куда попадают герои и антогонисты для прохождения инициации огненной ковкой в их кузнечных печах [4; 155].

Сопоставляя архаичные пласты германских и якутских эпосов, можно проследить параллели в сюжетных линиях, такие как драматические ситуации при столкновении различных миров, мотив спасения героями невест, сотоварищей,  установление порядка в среднем мире, становление родоначальниками, применение героями как хитрости, так и оружия в борьбе с врагами, мотив проявления пророческих способностей женскими персонажами – волшебницами и др. Общая тема эпосов – это борьба героев против носителей мирового зла — великанов и чудовищ.

Вместе с тем, имеются и существенные различия. Если в германском эпосе бог-ас Один помогает и забирает к себе павших героев, то в якутском олонхо сюжетов  гибели героев нет, соответственно, и нет сюжетов с забиранием богами-айыы  павших героев. Более того, если германские асы-боги смертны, то якутские боги-айыы бессмертны.

Таким образом, сопоставительный анализ развития архаичных сюжетов германских и якутских эпосов, дает возможность увидеть более древнее происхождение якутских сюжетов по отношению германским. Сюжеты германских эпосов “Старшая” и “Младшая Эдда”, записанные в XIII веке, могут быть кальками более древних произведений.

Сравнительный обзор антагонистических миров. В германских эпосах титаны – повелители окраинных земель мира – Ётунгхейма и Утгарда. Прародитель всего сущего Имир родился из хаоса, заполнив собою космическую пустоту Гинунгагап. А уже из его тела вышли прочие великаны, создавшие известный нам мир.

Земля людей срединная усадьба Мидгард окружена миром чудищ, великанов, постоянно угрожающих миру культуры. Наружный дикий мир хаоса именуется Утгардом (буквально “то, что находится за оградой, вне пределов усадьбы”). В состав Утгарда входят страна великанов – ётунов, страна карликов – альвов. Над Мидгардом высится Асгард — твердыня богов — асов. Асгард соединен с Мидгардом мостом, образованным радугой. В море плавает мировой змей, тело его опоясывает весь Мидгард. Эти миры с нижним миром, царством мертвых Хель, связывает ясень Иггдрасиль [10; 4].

Вот как описывается мир в “Прорицаниях вёльвы”:

“…помню девять миров
и девять корней
и древо предела,
еще не проросшее.
В начале времен
не было в мире
ни песка, ни моря,
ни волн холодных.
Земли еще не было
и небосвода,
бездна зияла,
трава не росла.” [13; 12]

В якутском олонхо мир людей называется срединная земля, улус восходящего солнца Кюн Ёркён (Күн Өркөн), длинная долина (уhун дураар хочо). Эта земля окружена со всех сторон «изгородью» из белых пиков  высоких гор, за которыми с западной стороны находятся топкие трясины и горящая смоляная бездна – огненное море  Араат байхал, Уот Кудулу байхал и т.д. За пределами изгороди, из среднего мира в нижний мир ведут несколько путей, проходящих по узким горным ущельям и перевалам. Название нижнего мира Ютюген. Нижний мир – это образование с широким основанием и суживающейся кверху формой, щербатыми солнцем и луной.  Представляет собой сумеречную страну с железной колючей растительностью.  На самом дне нижнего мира имеется вода смерти – Ёлю Ута (Өлүү уута).

В верхний мир ведет одна узкая как ремень, пятнистая дорога через перевал – Сиэги джагыл артык (Сиэҕи дьаҕыл аартык), находящаяся на востоке [12; 44]. В олонхо все три мира Вселенной родились из одного первоначального хаоса и связаны друг с  другом.  Эти миры связаны между собой мировым деревом Аал кудук мас, с вариантами Аал луук мас, Аал дууп мас, что растет в центре Вселенной.

Вот как описывает священное дерево П.А. Ойунский:

..На самой середине
Стоит, загораживая небо,
Заслоняя солнца лучи,
Дерево великое.
Серебряными свечками
Сверкает хвоя,
Небесную даль отражает
Темного золота кора…” [11; 46]

Е.М. Мелетинский якутское мировое дерево типологически связывает со скандинавским мировым деревом Иггдрасилем. Он пишет: “В олонхо, например, мировое дерево… расположено так же, как ясень Иггдрасиль, – корни опускаются вплоть до преисподней, а вершина достигает неба, что он становится коновязью Юрюнг Айыы тойона” [6; 217].  Вот как описывается мировое древо скандинавов в “Старшей Эдде”:

“Ясень я знаю
По имени Иггдрасиль,
Древо, омытое
Влагою мутной;
Росы с него
На долы нисходят;
Над источником Урд
Зеленеет оно вечно”. [13, 35]

Е.С. Сидоров также проводит аналогии с мировым деревом скандинавов, описанным в “Прорицаниях вёльвы” [12; 59].

В англо-саксонском эпосе “Беовульф”, к примеру, дворцу ХеоротОленьему залу противостоят дикие, таинственные и полные ужаса скалы, пустоши, болота и пещеры, в которых обитают чудовища. Контрасту радости и страха соответствует в этом противоположении контраст света и мрака. Пиры и веселье в сияющем золотом зале происходят при свете дня,— великаны выходят на поиски кровавой добычи под покровом ночи [6; 67].

Из вышесказанного можно сделать вывод о том, что общие структуры мироздания в германо-скандинавских и якутских эпосах в целом схожи. Об этом свидетельствуют и упоминание девяти миров, и деление вселенной на три пространства – мир богов, мир людей, и мир вражеский, общий сквозной связующий все миры элемент – мировое дерево.

П.А. Ойунский по поводу сотворения мира в олонхо писал, что обитатели всех трех миров первоначально жили вместе, вперемежку на одной территории, но перессорились из-за обладания лучшими землями.

Долгая битва обессилила враждующих, и они решили мирно поделить Вселенную на три мира. Исполины айыы поселились в верхних слоях восточного неба, а абаасы во главе с Арсан Дуолаем укрылись в нижнем мире. А род верхних абаасы Улуу тойона обосновался на южной стороне превратно бегущих небес. “Тридцатью пятью племенами урангхай-саха” решили заселить среднюю землю [11; 407].

В “Эддах” Ётунхейм, страна великанов, что входит в состав Утгарда, детально не описывается. Известно, что он был сотворён асами к востоку от Мидгарда для Бергельмира и его потомков. От Асгарда Ётунхейм отделяет река Ивинг. Ётунхеймом правит король Трюм. Ётунхейм есть страна великанов на востоке от Асгарда [7; 12].

Нижний мир в олонхо К.Г. Оросина “Ньургун Боотур Стремительный” представляется страной двадцати семи племен абаасы, во главе которых стоит их родоначальник Арджанг Дуолай Буор Мангалай старик. Страна называется Үс Ньүкэн Үөдэн тугэҕэ дойду, что Г.У. Эргис переводит: “три преисподние страны Нюкэнг Юэдэн”. Он объясняет: “Нюкэнг Юэдэн (то же, что и Ютюгэн) название трех стран Нижнего мира, родина почти всех богатырей абаасы, там господствует Арджанг (Арсан) Дуолай. Это название приблизительно можно перевести так: Нюкэнг — темный, мрачный, Юэдэн — преисподняя, т.е. темная преисподняя. Иногда это название заменяется другим словом — Ютюгэн” [14].

Нюргун Боотур, преследуя абаасы Тимир Ыйыста Хара, похитителя Айталын, спускается в эту страну по железному проходу, “подобному перерезанному бычьему горлу”.

В германо-скандинавском эпосе иногда упоминается Нифльхейм, то есть туманная земля, земля льдов и туманов, местообитание ледяных (инеистых) великанов, которая существовала до всего живого. В сказаниях говорится, что Нифльхейм находился к северу от бездны Гинунгагап. Позже Нифльхейм стал страной ледяных великанов. Кроме того в Нифльхейме асы сотворили Хельхейм (страну мёртвых), отделив его рекой Гьёлль, куда отправили Хель, дочь Локи. В Нифльхейме из источника Хвельгельмир берут своё начало двенадцать потоков Эливагар. Считается, что вода в этих потоках самая холодная в мире. Тор и некоторые другие асы иногда посещали Нифльхейм [6; 239]

В олонхо Д.М. Говорова “Мюлджю Бёгё” так же говорится о стране абаасы Тимир Дьэсинтэя, под названием Арга Мустах муора (Арҕаа Муустаах Муора) — Западное Ледовитое море, расположена она на западе от земли племен айыы аймага. В этом олонхо нет четкого указания местоположения этого моря [12; 45].

В олонхо К.Г. Оросина “Нюргун Боотур Стремительный” в страну абаасы Уот Усутаакы, находящуюся в Нижнем мире, спускаются по черному величественному проходу, окруженному глыбами, подобными развешанным волчьим шкурам.

Еще один из девяти миров “Эдды”, Хельхейм, что означает буквально “Владения Хель”, является миром мёртвых, в котором властвует Хель. Это холодное, темное и туманное место, куда попадают все умершие, кроме героев, принятых в эйнхерии. Эта страна расположена в Нифльхейме, на самом низком уровне вселенной. Она окружена непроходимой рекой Гьёлль. Ни одно существо, даже бог, не может вернуться из Хельхейма. Вход в него охраняется Гармом, чудовищной собакой, и великаншей Модгуд. Ас Хермод — единственный, кто был в Хельхейме и вернулся обратно. Согласно пророчеству, в день Рагнарёк из Хельхейма на корабле Нагльфар воинство Хель выплывет для сражения с асами. В царстве Хель царит смрад – запах гниения и разложения [6; 241]

А в олонхо К.Г. Оросина “Нюргун Боотур Стремительный” самым гиблым местом нижнего мира является беспредельное, все засасывающее болото, обиталище Алып Хара,  путь к нему не описывается. Нюргун Боотур на своем летающем коне вдруг оказывается на самом краю этой смертельно опасной страны и видит сверху (аллараа диэки өӊөс гынан – взглянув вниз), как трясина преисподней вздымается, извергая черное пламя и смрадный запах. Т.е. как и в германском, так и в якутском эпосах гиблое место нижних миров болотистая земля, пахнущая смрадом. Но в отличие от северного, холодного места нахождения германского нижнего Нифльхейма, якутский нижний мир Ютюгэн находится на западе и там не холодно, а наоборот, жарко и огненно.

А огненная земля Муспельхейм германо-скандинавской мифологии находится на юге и является одним из девяти миров, страной огненных великанов. Это огненное царство, вход в которое, по преданию, охраняет великан Сурт (“Чёрный”). В конце времён сыны Муспелля проскачут через Мюрквид, мифический “Тёмный Лес”, к Биврёсту, и от их скачков разрушится радужный мост асов. Муспельхейм существовал вместе с Нифльхеймом ещё до появления всего живого. По легендам, искры из Муспельхейма породили жизнь в талой воде [6; 242].

В олонхо К.Г. Оросина «Ньургун Боотур стремительный» в нижнем мире находится огненное море Кудулу. По рассказу это море (байҕал) состоит не из одного, а нескольких морей, на середине одного из них вырос Ледяной остров, где происходит смертельная схватка Нюргун Боотура с богатырем абаасы Тимир Ыйыста Хара. За третьим огненным морем обитает могучий богатырь абаасы Уот Усутаакы, который назван хозяином (иччи) этого моря [5; 162].

Если природа среднего и нижнего миров в олонхо описывается более или менее подробно, даже с некоторыми деталями пейзажа, то верхний мир изображается одними светлыми эпитетами.

Ж. Карро пишет: “Нижний мир состоит из мертвых вод и смрадно-воняющего огня”.  Н.В. Емельянов делает уточнение по этому замечанию: “В олонхо огонь и огненная среда не описываются как смрадно-воняющие. Огонь в сознании саха — святыня, а огненная стихия порождает чувство преклонения и страха. Тяжелый, дурной запах исходит из нижнего мира, покрытого гнилым болотом, окутанного черным дымом слабо тлеющего темного пламени. Такое явление действительно бывает в топких местах, занимающих большие территории”. Т.е. это могут быть торфяники.  Огненное море описывается так:

“Үс күннүк сиртэн өрүргэннээх
Кутаа Уот байаҕал көhүннэ;
Өhөх хара төлөн өрө оргуйа турар эбит,
Тоҕус дьулуо маҕан халлааны алын кырыытынан
Өрө салыы турар дойдуга тиийэн кэллэ…” [14; 147]

Перевод: “Показалось засасывающее с расстояния трех дней пути пламенеющее Огненное море: вверх вскипает черное кровавое пламя, лижет нижние края девятиярусного пресветлого неба”.

Как считает Н.В. Емельянов, Ж. Карро описание нижнего мира в олонхо старается, видимо, приблизить к описанию ада. Но нижний мир олонхо — не подземный ад христианской мифологии, а иная, нижняя страна (мир), где обитают племена абаасы [5; 164].

На наш взгляд, описание нижнего мира германо-скандинавских эпосов, носит более поздние христианизированные элементы, появляются рудименты понятия ада, попадания людей туда после смерти и т.д. А в якутских олонхо нижний мир это более хтонический подземный мир, где живут племена абаасы. Многие исследователи, например, Г.У. Эргис, считали что старинное олонхо отражает жизнь и борьбу древних якутов с соседними племенами [15;33]. И соответственно на южной прародине олонхо эти миры являлись географическими объектами. Нижний мир – это расположенные за перевалами нижние горные долины и равнины, а абаасы – это живущие в тех местах племена. В таком случае, учитывая общие древние центральноазиатские истоки и включающие в своей архаике индо-иранские пласты, германо-скандинавские и якутские эпосы, можно предположить, очень гиперболизированно, витиевато-изощренным художественным языком описывают соседние долины, равнины по ту и другую стороны высоких горных хребтов и их обитателей.

Относительно собственных земель каждого горные ледники находятся для одних на севере, для вторых на юго-западе, топкие места  ниже  горных долин с юго-западной  стороны для тех и тех, жаркие земли также на юге относительно и тех и тех. Нижние миры – днища горных каньонов, по которым реки текут в равнины и к морю.

Заключение.  На определенной стадии исторического развития у всех известных современной науке народов уже существовала мифологическая система. Мифологические структуры, циклы и образы одного народа нередко напоминают то же у другого. Сочетание различных мотивов, переплетение образов, объединение мифологических систем нередко рождали нечто совершенно новое: новую мифологию, за ней – новую культуру, а дальше – цивилизацию. Бывало и наоборот: одна культура разделялась на несколько схожих. То же случалось и с устоявшейся мифологической системой. Как часто это происходило, сказать трудно. Но одно можно заявить с полной уверенностью: множество известных современной науке мифологических систем имеет родственное происхождение…

На наш взгляд, явственно прослеживаются параллели между якутскими и германо-скандинавскими образами персонажей-антагонистов. Судя по всему, большинство из них имеет не локальное, а более раннее, общее, индоевропейское происхождение. Это предположение исходит главным образом исходя из того, что совпадают, в основном, более ранние, более классические черты великанов и карликов (устремления, характеры, внешность, поступки, занятия и пр.). Те же, что привнесены в мифологическую традицию в более поздний период, приспособлены уже к условиям той местности, где миф развивается, эволюционирует в дальнейшем. Естественно, что эти черты зачастую различны, ведь различны и условия. Т. е., если совпадают, в основе своей, черты классические, это значит, что именно они и являлись основополагающими при формировании образов. А черты эти, как мы полагаем, характерны для всего индоевропейской традиции, т. е. имеют общее происхождение. Таким образом, можно предположить единое происхождение образов в мифологических традициях двух культур, а, значит, и о возможной их общности.

К.И. Федорова,
kseniiafed@gmail.com 

 Использованная литература:

  1. Баландин Р.К. Сто великих богов / Р.К. Баландин. – М.: Вече, 2000. – 230 с.
  2. Баркова А. Л. Четыре поколения эпических героев // Человек. 1996, № 6.
  3. Беовульф; Старшая Эдда; Песнь о Нибелунгах. Пер. – М.: Худ. лит., 1975. – 180 с.
  4. Говоров Д.М. Непобедимый Мюльджю Бёгё: Олонхо / Д.М. Говоров / Часть 2. – Якутск: изд-во Якутского ун-та, 2003. – 222 c
  5. Емельянов Н.В. Сюжеты олонхо о защитниках племени / Н.В. Емельянов. – Новосибирск: Наука. Сиб. изд. фирма РАН, 2000. – 192 с.
  6. Мелетинский Е.М. “Эдда” и ранние формы эпоса / Е.М. Мелетинский. – М.: Наука, 1968. – 364 с.
  7. Мелетинский Е.М. Проблемы сравнительного изучения средневековой литературы (Запад/Восток) // Литература и искусство в системе культуры. Избранные статьи. Воспоминания. – М.: РГГУ, 1998. – 576 с.
  8. Мелетинский Е.М. Германо-скандинавская мифология. / Е.М. Мелетинский, А.Я. Гуревич // Проблемы сравнительной филологии. – М.: изд-во МГУ, 2001. – 292 с.
  9. Мифы народов мира / под ред. С.А. Токарева. – М.: Сов. энциклопедия, 1991. – 671 с.
  10. Наманкевич С.Б. Германская мифология и ее культурное влияние // Вестник МГУ. – 2001. – №1. – С. 4-10.
  11. Ойунский П.А. Нюргун Боотур Стремительный / П.А. Ойунский. – Якутск: Якутское книжное изд-во, 1975. – 430 с.
  12. Сидоров Е.С. Очерки по олонхо / Е.С. Сидоров. – Якутск: изд-во Якутского ун-та, 2004. – 132 с.
  13. Старшая Эдда. Песнь о Нибелунгах. – М.: Асмодей, 1975. – 488 с.
  14. Эргис Г.У. Олонхо К.Г. Оросина “Нюргун Боотур Стремительный”. Вып.1 / Г.У. Эргис. – Якутск: Госиздат ЯАССР, 1947. – 410 с.
  15. Эргис Г.У. Очерки по якутскому фольклору / Г.У. Эргис. – Якутск: Бичик, 2008. – 400 с.

 

Посмотрите еще другие публикации:

6 комментариев

  1. Лена Федорова:

    Сам, почитайте мою статью “К вопросу прародины ариев” здесь http://tengrifund.ru/k-voprosu-prarodiny-ariev.html
    Там как раз указывается предположение генетика из Копенгагского университета Ханса Эйберга:
    “В соответствии с результатами исследований датского генетика Х. Эйберга, все первобытные люди обладали карими глазами. Одна из распространённых мутаций гена OCA2 привела к появлению у человека голубых глаз. Предполагается, что данная мутация возникла лишь однажды 6-10 тыс. лет тому назад, и все голубоглазые люди имеют общего предка[32]. В рамках работы генетиков под руководством профессора Х. Эйберга было найдено назначение OCA2. Оказалось, что этот ген регулирует выработку в организме естественного пигмента меланина. Любые мутации, нарушающие функционирование OCA2, могут привести к различным последствиям, но чаще всего уменьшают выработку меланина, тем самым, делая глаза голубыми. Кроме того, профессор Эйберг высказал предположение насчет места на Земле, где начались эти мутационные процессы. По его мнению, это произошло между Ближним Востоком и Индией, примерно в северных районах Афганистана[33]”.
    Так что голубизна глаз не Александром Македонским была завезена туда, а произошло именно там и намного раньше в результате мутационного процесса, связанного с природным катаклизмом.

    • Sam:

      Лена, статью вашу прочитал, спасибо. Вот вы пишите, что Эйберг “высказал предположение” мол мутация с голубыми глазами изначально произошла на севере Афганистана – предположение… Но факты такое предположение, кажется не подтверждают, так как голубые глаза там всеже редки. Большая часть населения ведь там имеют коричневые глаза, причем даже на западе от Афганистана. Разные феномены больше всего распространяются именно там, где они впервые зародились. Судя по степени широкого распространения, голубые глаза наверное вначале распространились в где-то в Европе, и поэтому там голубые глаза распространены очень широко. Но опять таки, это тоже предположение, но кажется более логическое.
      Я не видел много Якут, если честно, а те которых видел, на сколко я помню, имеют темные глаза. И всеже надо признать что перемещения и смешения разных людей происходили издревне, в определенных количествах. Но ведь с существующую картину мира, то что видно невооруженным глазом, тоже надо
      учитывать, не так ли?

  2. Sam:

    Очень интересный сравнительный анализ, который раскрывает не только возможную древнюю связь древних мифологий, но и их многослойность, которая отражает не одну, а много разных исторических эпох. Вот мифы о карликах, “первых жителях земли” и “искустных кухнецах”, возможно, рассказывают нам о Неандертальцах, которые действительно были короче ростом, чем Homo Sepiens, хотя и были более крепкого телосложения тоже. По новейшим данным, Неандертальцы обладали искусством специальных сплавов, из коры березы, для крепления каменного наконечника на деревянной палке. Этим, первыми создателями синтетических материалов были Неандертальцы, а не мы. Возможно древнейшие прослойки тех мифологий идут к нам с тех незапамятных времен.
    Но есть вопрос про понятие “индоевропейское”. Это понятие основанно на языковой группе, а Тюркские языки ведь не относяься к той группе, эти есть алтайская группа. Конечно, когда-то в древности, и индоевропейская и алтайская группа людей всеже имели общие корни, ведь все исходили из Африки. Но если это так, то та древняя, общая историческая эпоха, наверное существовала еще до возникновения индоевропейской языковой группы, раз она раветвилась в такие разные языковые группы. Поэтому, та древнейшая прото-цивилизация должна иметь свое, отличное название.

    • Лена Федорова:

      Да, Сам прав. Этот язык уже имеет название – праностратический, а цивилизация – праностратическая. Время распада праностратического языка – 10-12 т.л. до н.э. Как раз время последнего катаклизма в Евразии, потопа, возникновения генной мутации, вследствие которой – появились голубоглазые, светлокожие люди на севере современного Афганистана и т.д.

      • Sam:

        Совершенно согласен с вами, видимо действительно та праностратическая цивилизация, или ее еще называют “прото-евразийская”, именно 10-12 тысяч лет назад распалась на ветви, из которых, в последствии, довольно автономно развились Индо-Европейская, с одной стороны, и Алтайская цивилизация, с другой.
        Генетики Копенгагского Университета установили, что мутация коричневых глаз на голубые произошла между 6-10 тысяч лет назад, очевидно в Европейской группе. В Афганистан гены голубых глаз могли быть завезены с войском Александра Македонского, которые там установили Греко-Бактрийское царство в 3-ем веке до н.э.
        Я просто хотел указать на эти факты, чтобы подчеркнуть, что Алтайская цивилизация не является придатком Индо-Европейской цивилизации, и тем более она не является придатком Арийской концепции, ведь само понятие Арийского изначально, впервые появилось всего лишь в 6-ом веке до н.э.
        Алтайская цивилизация есть довольно уникальна, своеобразна, и отличная от других ныне существующих. В ней доминирует стремление к гармонии с окружающим миром, в отличие, скажем, от Арийской концепции, где доминирует стремление к самоутверждению, порой незаслуженной.