Skip to content
 

Тенгри и тамга: мифология и морфология

Знаки и символы Тенгри в тюркской культуре разнородны и разнообразны по своей морфологии. Своей печатью они отмечают все виды и формы искусства от наскальной живописи и ковров до скульптуры и монументальных архитектурных сооружений. География тенгрианской визуальной культуры охватывает обширные пространства Евразии, Северной Африки, Центральной Америки. Ее хронология, по некоторым данным, восходит к VIII-VI тыс. до н.э. и в отдельных регионах завершается лишь в XIX столетии. Мифология тенгрианской культуры – это наследие свыше 40 тюркских народов, проживающих на планете.

Издревле по всей территории тюркского мира на скалах изображались равноконечные кресты, вписанные в круг. Этот символ имеет ключевое значение для понимания всей тюркской культуры и для объяснения ее происхождения. Знак этот является, с нашей точки зрения, парадигмой всей тюркской культуры, а также матрицей, на основе и с помощью которой тюркский мир воспринял изначальную, Примордиальную Традицию. Данный символ можно также назвать отцом геральдики и матерью алфавита, поскольку все богатство визуальных и вербальных элементов произрастает из него. Наконец, обсуждаемый символ выступает еще и визуальной матрицей, от которой берет начало орнамент тюркской культуры, что особенно наглядно видно в искусстве ковра. А орнамент, как известно, является верным идентификатором культуры.

В тюркологической литературе последних лет утвердилось мнение о том, что равноконечный крест, вписанный в круг – это символ Тенгри – Солнца [12, с. 143]. Действительно, это одно из значений данного символа, но, по нашему мнению, значение относительно позднее. Авторы, анализирующие морфологию креста в контексте христианского мировоззрения, считают, что «впервые крест в круге встречается на одном египетском памятнике XV века до н.э.» [9, с. 168]. По мнению христианских богословов, «в состоящих из двух компонентов знаках   круг  олицетворяет планету Земля, а равносторонний крест  христианскую религию» [12, с.181]. Радикальные христианские мистики интерпретируют изображение креста в круге  как знак света Мессии, излучающегося в мир, после окончательной победы христианства над другими религиями. В свою очередь круг, увенчанный крестом, служит «символом ожидания Царства Божия» [9, с.280]. Равноконечный крест в обсуждаемой традиции именуется греческим, здесь утверждается, что в западной астрологии греческий крест внутри круга символизирует Землю. Уместно напомнить, что в средние века христианская церковь не признавала гелиоцентрическую концепцию мироздания и учение Галилея. Поэтому возможность средневекового христианского происхождения символа Земли в форме круга полностью исключена.

Иконография креста в круге сложилась, разумеется, не в христианское средневековье и даже не в египетской древности. Изображения равноконечного креста, вписанного в круг, на скалах Гобустана и Гямигая на территории Азербайджана датируются исследователями 8-7 тыс. до н.э. Проведя сравнительный анализ петроглифов Гобустана, Гямигая и Орхоно-Енисейских надписей, А. Фарзали пришел к выводу, что наскальные изображения на территории Азербайджана представляют собой один из древнейших алфавитов. Он назвал данный алфавит Гямигая – Гобустанским и определил его как полиморфный, то есть сочетающий графемы латиницы, кириллицы и собственно пиктограммы. На основе авторской методики А.Фарзали прочитал на скалах Гобустана и Гямигая около 300 слов, в том числе теоним Тангры – Тенгри.

Среди наскальных изображений теоним встречается как в виде отдельного знака «Т», как в форме креста в круге (получая дополнительную семантическую нагрузку Тенгри – Солнце), так и в качестве написанного Гямигая – Гобустанским алфавитом слова « Тангры ». Важной особенностью обсуждаемого алфавита является необходимость прочтения тех или иных знаков, словосочетаний на основе принципа зеркальности. Если быть более точным, то принцип зеркальности организует в целом визуальный язык петроглифов Гобустана и Гямигая: это в равной степени относится и к надписям, и к композициям, передающим сцены охоты и различным животных, а также многофигурным и портретным изображениям. По словам А.Фарзали, «зеркало – важнейший атрибут тенгрианства» [10, с. 111], с помощью принципа зеркальности древние художники передают один из главных религиозных постулатов – «Тенгри все видит, но сам никому не виден» [10, с.178]. Мировоззрение, язык, изображение составляют триаду, благодаря которой стала возможной расшифровка древнего послания.

Самое пристальное внимание в оптике рассматриваемого символа привлекает тамга рода албан. Казахское племя албан наряду с дулатами и суанами относится к Старшему жузу. Во времена Атиллы все они входили в племенной союз, где доминировали дулаты. Племя дулат известно также под названием «дуло», «дулу», «тулу». Тамга племени дулат представляет собой круг  правильной формы. Тамга албан известна под названием «серьга» в двух вариантах формы – в виде круга с вертикальной чертой снизу  и в виде круга с небольшим крестом вверху . По мнению А.Гурбанова, «тамга албан  возникла из соединения олицетворяющего Тенгри – Солнце круга  и напоминающего силуэт головы священного овна символа «qoshqar» (гочгар, кочкар, качкар, кочкар)  » [12, с. 180]. Вместе с тем, А.Гурбанов отмечает, что «первоначальная семантика известного как «серьга» знака  неизвестна» [12, с. 179].

Определить первоначальную семантику форм тамги албан и дулат поможет обращение к Примордиальной или, как чаще говорят, Гиперборейской Традиции. Известно, что Изначальная Традиция была воспринята индейцами Америки, древнегреческой культурой, а также на северо-востоке Евразии, где ее носителем стал прототюркский этнический элемент. Это обращение тем более плодотворно, что этноним дулат «дуло», «дулу», «тулу» в точности воспроизводит название сакрального центра Традиции – Тулу, Туле. Данное обстоятельство позволяет предположить, что дулаты и, возможно, албаны являются прямыми потомками носителей Традиции и хранителями определенной сакральной информации. Концентрированным сгустком подобной информации являлся первокалендарь, более известным нам как символ  Тенгри – Солнца.

Первокалендарь и его изображение сформировались в широтах Арктики, когда климатические условия были благоприятны для проживания людей в регионе Северного полюса. Визуальный образ годового цикла представляет собой круг со вписанным в него равноконечным крестом, где точки пересечения креста с окружностью отмечают четыре священных события года: дни зимнего и летнего солнцестояния, весеннего и осеннего равноденствия. Первокалендарь выступал информационной матрицей тюркской культуры: из него она разворачивалась, в него она могла быть свернута. Глядя на первокалендарь, тюрок одномоментно постигал пространство и время, в календаре, выражаясь словами Ю.Лотмана, происходило стягивание пространственно-временного континуума в одну точку. Из нее человек ментально начинал движение вверх, к Вечному Синему Небу – Тенгри…

Однако первокалендарь не всегда имел форму креста, вписанного в круг. В условиях Северного полюса, где полгода длится день и полгода – ночь, значимы были только два астрономических события: дни летнего и зимнего солнцестояния. Наиболее древним арктическим календарем был знак ,   [5, с. 22]. На фоне нескольких последовательных трансформаций календаря, связанных с географическим положением мигрантов-носителей полярного сознания с Севера в южном направлении, «арктический крест  служил культовым сакральным ориентиром», а знак  «золотой сердцевиной Традиции» [5, с. 32, 31]. Таким образом, тамга дулат  на самом деле означает «целый», весь год. А тамга албан    действительно является солярным символом, но не просто солярным, а знаком именно летнего солнцестояния. В этом заключается его первоначальная семантика.

Исследуя крестообразный орнамент на обширном археологическом материале, азербайджанский ученый З. Гасанов приходит к выводу, что у тюркских народов он символизирует центр Мира. По данным археологии, появление этого орнамента датируется периодом неолита или даже верхнего палеолита  [4, с. 255]. Анализ знака  как особого случая крестообразного орнамента позволяет исследователю уточнить свои выводы и констатировать: «символика крестообразного знака, заключенного внутрь круга или квадрата, олицетворяет шаманистические представления о центре Мира или космической пуповине» [4, с. 259]. И сразу же вокруг рассматриваемого знака выявляется масса дополнительных семантических значений. Так, например, «в якутских мифах повествуется о том, что в «золотом пупе Земли» растет дерево с восемью ветвями» [4, с. 258]. То есть выстраивается космологическая модель, где слиты воедино образ Мирового древа / Мировой горы, пупа Земли, четырех сторон света или четырех углов земли и т.д. Причем модель трансформируется из плоскостной в объемную, приобретая наряду с горизонтальными еще и вертикальные координаты.

Полное, исчерпывающее воплощение данной модели З. Гасанов видит в архитектуре тюркской юрты. Во время проведения шаманом своего ритуала в центре юрты разводится огонь, здесь же вбивается столб с привязанной к нему веревкой и прикрепленным к последней куском материи. Крайне интересно, что «конструкцию столба и веревки кыргызы называют tuu» [4, с.258] (древнетюркское и азербайджанское tug) – то есть «флаг». Кульминацией ритуала является момент, когда шаман, поднявшись по столбу с помощью веревки, «высовывает свои ноги из дымового отверстия наружу и висит некоторое время вниз головой» [4, с. 261]. В ходе ритуала, таким образом, осуществляется путешествие шамана из нижнего через средний в верхний мир, где дымовое отверстие юрты символизирует верхний мир. В целом, на примере крестообразного орнамента, заключает З.Гасанов, «мы наблюдаем синтез языка, мировоззрения и орнамента» [4, с.259]. То есть, анализируя знак ©, З. Гасанов приходит к тому же фундаментальному выводу, что и А. Фарзали, рассматривающий петроглифы Гобустана и Гямигая. Иными словами, все это означает, что тюркская культура имела единую матрицу, из которой берут свое начало язык и письменность, модель мира, орнамент и все визуальные формы искусства.

Остается добавить, что дымовое отверстие юрты является крестообразной конструкцией, вмонтированной в круг, где три балки пересекают другие три балки. На кыргызском языке дымовое отверстие юрты называется tunduk, на казахском языке – шанырак. «Шесть хорд («кулдiреуiш») пересекают круг в 12 местах, причем 12 точек сгруппированы в 4 группы, так что шанырак может рассматриваться как изображение зодиакального круга, а также мушеля» [6, с.502] – пишет казахская исследовательница З. Наурзбаева.

Тамга – феномен, рожденный тюркской цивилизацией. Берущая начало от первокалендаря, практика присвоения/получения тамги создала универсальную систему идентификации. Возражая по поводу исключительного исторического приоритета тюркских народов, чаще всего ссылаются на широкое распространение подобных опознавательно-различительных знаков у некоторых кавказских и иранских народов. Однако у нетюркских народов Кавказа тамга появляется не раньше начала XVII века, а у иранской династии Сасанидов под влиянием контактов с Тураном, когда белые хунны (эфталиты) привносят сюда, например, знак «Айбулат»  [12, с. 282, 285].

Вопрос о тесной морфологической связи тамги и туга, клейма и флага уже был подробно исследован нами в одной из публикаций [7]. Если тамга явилась прототипом современного герба, то первоосновой государственного флага выступает туг. Древние тюрки считали туг духом рода, а еще точнее – местом, где обитает дух. Как и во всем тюркском мире, знамя – туг было святыней для казахов. Есть сведения, что в XVIII веке в войсках Казахского ханства назначались два военачальника, первый из которых непосредственно командовал войском, а второй охранял знамя. В огузском, азербайджанском эпосе «Китаби Деде Коркут» военачальник также обозначается как человек, имеющий право нести знамя. У узбеков мы находим яркий пример синкретизации тамги и туга, в результате чего возникает государственный флаг империи Тимура. По сообщению посла Кастилии при Дворе Тимура в 1403 году на печати властителя был вытеснен знак, представляющий собой три равных круга, расположенные в форме равностороннего треугольника. Тот же знак изображен на голубом полотнище флага империи Тимура. Наконец, многочисленные изображения равноконечного креста в круге мы встречаем на церквях и в орнаментах Кавказской Албании – тюркского государства на территории античного и средневекового Азербайджана. Круг в кольце был тамгой рода албан – основателей этой страны и ее государственным гербом.

Символ креста в круге занимает важное место и в современной геральдике тюркских народов. Модификация этого знака – шанырак изображен на Государственном флаге Кыргызстана и на государственном гербе Казахстана. Причем если на кыргызском флаге шанырак изображен в проекции сбоку-сверху, то на гербе Казахстана «он дан с точки зрения человека, находящегося внутри юрты, в ее центре, т.е. в центре сакрального пространства, и устремленного взглядом вверх» [6, с. 510].

Заключение

С точки зрения морфологии мы рассмотрели, по сути, один знак, который образуется из сочетания двух геометрических фигур – круга и креста. На разных исторических этапах и в контексте различных мифологем, возникших в тех или иных регионах тюркского мира, появлялась очередная модификация данного знака. Но морфологическая эволюция обсуждаемого символа не смогла заслонить его первоначального смысла. Изображение креста, вписанного в круг, символизирует начало начал, где пространство и время слиты воедино. Познавая этот символ, человек постигает Тенгри и становится тюрком. Тюрки – теофорный народ, а тюркская цивилизация родилась благодаря постижению Абсолюта. Вокруг знака  вырастал из героического мифа тюркский Логос. Символ креста в круге схватывает и фиксирует абсолютное качество, состояние, известное в шаманской практике и в современной психологии под названием «Вечное Сейчас».

Саламзаде Э.А.,
Азербайджан, г. Баку
ertegin@baku.ab.az

Источники и литература:

  1. Аджи М. Тюрки и мира: сокровенная история. – М., 2004.
  2. Акилова К. Знаки и символы Тенгри в традиционном искусстве Узбекистана. // Проблемы искусства и культуры, № 2, 2015.
  3. Аюпов Н. Тенгрианство как открытая мировоззренческая система. – Алматы, 2011.
  4. Гасанов З.Г. Социально-культурные ценности скифов: древних ашгузов / ишкузов / гузов. – Астана, 2013.
  5. Дугин А.Г. Гиперборейская теория. – М., 1993.
  6. Наурзбаева З. Вечное Небо казахов. – Алматы, 2013.
  7. Саламзаде Э.А. Тамга и туг. Визуальная идентификация в тюркской культуре. // Историко-культурное наследие и современная культура. – Алматы, 2012.
  8. Серикпаев К. Заповеди Тенгри. – Алматы, 2013.
  9. Смирнова Н. Тайная история креста. – М., 2007.
  10. Фарзали А. Ноев Ковчег и Гямигая-Гобустанский алфавит. – Баку, 2014.
  11. Эвола Ю. Мистерия Грааля. – Воронеж, 2013.
  12. Qurbanov A. Damğalar, rəmzlər… mənimsəmələr. – Bakı, 2013.

 

Посмотрите еще другие публикации: