Skip to content
 

Тэнгрианская государственность тюрко-монголов и духовное наследие Чингис-хана

     «Да, гунны мы, да, скифы мы,
да, тэнгрианцы мы, да, мы монголы
и татары в одном лице  …»
(Колохан-Багши)

 «Живите в мире, любви согласии,
берегите друг друга и мир,
в котором живете», –
так повелел Тэнгри… (Э.Б. Мижит)

Всемирно–историческое значение личности Чингис-Хана как гениального стратега и выдающегося политического деятеля, создателя и организатора непревзойденной по своим размерам и мощи Евразийской империи, не должно застилать от нас его не менее важную вселенскую миссию Верховного Жреца мировой тэнгрианской религии, подлинного «сына Неба», обладавшего огромной харизмой, интуитивной мудростью и духовной властью.

Являясь эффективным средством социальной самоорганизации и саморегуляции, своего рода космической «сакральной вертикалью», выполняющей универсальные синергетические функции в кочевнических обществах тюрко-монгольских народов Центральной Азии и Алтае-Байкальского региона, тэнгрианство, как и родственная ему религия так называемых «ариев», первых индоевропейских номадов (древних иранцев, индоариев, сарматов, массагетов, скифов и др.), с самого начального периода возникновения и развития «кочевых» цивилизаций Евразии выполняло также функции национально-государственной религии, имеющей собственное религиозно-философское учение, которое занималось метафизическим осмыслением предельных оснований бытия.

Именно тэнгрианство, в основе которого лежала идея организующей силы «Вечного Синего Неба»,…

ЧИТАТЬ ПОЛНОСТЬЮ

Посмотрите еще другие публикации:

3 комментария

  1. ramar33:

    Я тоже считаю что потомками гуннов являются не только монголы, но и все тюрки, угро-финские этносы, которые ушли из Центральной Азии на Запад (прежде всего – венгры) и мы, башкиры (башкорды), потомки гунно-булгарского субстрата, смешанного с массагетами и другими.

  2. Мы, тувинцы, тоже считаем себя наследниками не только тюркских и уйгурских каганатов, о чем свидетельствует, в частности, моя фамилия, происходящая от “Сарыг-Уйгур”, но и потомками еще более древних гуннов-хунну. Поэтому прав Р.Н. Бэзертинов, написавший прекрасную книгу “Китай и кочевой мир”, в которой показал, что мы все являемся тюрко-татарами или татаро-монголами, причем некоторые этносы хуннусского происхождение сохранили название монголы (напр., бурят-монголы, халха-монголы и др.), а другие – гордое имя “татар” (тув., хак. ,дадарлар, тадарлар),причем некоторым современным тюрко-татарам пришлось за это имя бороться (например, татарам Татарстана). Монгольские ученые иногда пытаются приватизировать историю, общую для всех этносов Внутренней и Центральной Азии.

  3. Николай Абаев:

    Преемственность этнокультурных, духовно-религиозных и цивилизационно-геополитических традиций от гуннов до монголов Чингис-Хаана осуществлялась через так называемую “древне-арийскую триальную организацию”, выявленную Дюзмезилем и хорошо раскрытую на мифологическом материале В.И. Абаевым. Применительно к гуннам – это три правящих рода: Лань, Хуянь, Сабу (кит. искаженное Сюйбу), причем все они имели саяно-алтайское происхождение. Лань – это Алан-Гоа, т.е. роды скифо-арийского, теле-уйгурского и урянхайского происхождения, а также монгольские нируны. Хуянь – это уйгуры-хойху, а также племя Кият, у западных ариев – династия Кейанидов, мифический Кий. Сабу – это наши сибирско-шумерские Сабир//Савыр//Шибир и т.д., т.е. три элитных рода-племени вместе с вооруженным народом – армией из племени “Богатырей” (туры, Тургун Алмасу, т.е. теле), объединенные тэнгрианской религией создали “становой хребет” Империи Хунну (по выражению Чингис-Хаана по отношению к Хамаг Монгол Улс) и этот “хребет” не был сломан, не смотря на тотальный разгром, а очень быстро восстановился в Тюркских и Уйгурских каганатах, в которых правили те же самые роды (или их наследники и потомки). С победившими же сяньбийцами эти роды заключили экзогамные династийные брачные союзы, еще больше укрепив всю систему властеотношений, которая вновь и вновь возрождалась вплоть до эпохи Чингис-Хаана, который всемерно ее использовал, взяв в жены, невестки представительниц всех аристократических родов тюрко-монголов.