Skip to content

Разумное, природное и духовно-религиозные начала трагического в казахской литературе

А.Т. Жаманкозова,
ЕНУ им. Л.Н.Гумилева
(Астана, Казахстан)

Тенгрианство  породило новое мировоззрение казаха-кочевника: он  считал себя неотъемлемой частью природы, ее детищем, осознавая особую нерушимую связь с ней. Поэтому  трагичным было расставание с небом, солнцем, луной, звездами. Трагичной была не столько смерть, уход в иной мир и начало нового, вечного пути, сколько  разлука с природой, прощание с живым и вечным миром.

Казахский народ в доисламский период испытывал сильное влияние шаманизма. Казахи вплоть до конца 1Х – начала Х века поклонялись культам неба, солнца, небесных светил, домашнего очага, домашних животных.  Даже с приходом мусульманства еще долгое время в степи сохранялись следы двоеверия. Об этом свидетельствуют научные труды известного казахского ученого Шокана Валиханова, в частности, его работа «Следы шаманства у киргизов».

Позже, в письменной  казахской литературе ХХ столетия, трагическое приобретет особое звучание. В нем  не последнюю роль будет играть нарушение дисбаланса, гармонии с природой. В этом прослеживается связь тенгрианства с последующей культурой и религией казахского народа.

Трагическое в литературе обращено к проблемам добра и зла,  жизни и смерти, поведению человека перед лицом смерти, в кризисные судьбоносные моменты  человеческого бытия, периоды  непонимания и отчуждения,  в пору тяжелых страданий и переживаний.  Крушение нравственных ценностей, духовная погибель, отчуждение и отторжение традиций народа, конфликт общественного и личностного начал, поиски  смысла жизни и смыслоутрата, неверие и разочарование – вот далеко неполный перечень тем, представляющих аспекты трагического в казахской литературе ХХ века. Смысл жизни в свете решения проблемы  предстает  как  смысл ценностей, которые выше самой жизни.

Однако приближение к истине не отрицает земных начал: разумного, природного и духовно – религиозного. Это – триединство, разрушение которого влечет за собой необратимые трагические последствия. Его нельзя разрушить, невозможно отрицать, нельзя игнорировать. В период, когда советская казахская литература была вынуждена подчиняться принципу «социального реализма»  это триединство было насильственно разрушено. Казахские писатели и поэты, понимая всю нелепость и трагичность исторической ситуации, искали новые формы выражения своих мыслей и настроений. Одним из таких проявлений  стало появление трагического осознания действительности, трагического мировосприятия, дисбаланс, разрушение триединства.

Разлад личности с разумом, нравственными и духовными ценностями, бесспорно, ведет к трагическому в жизни. Отторжение этических норм, отчуждение  морали, и, как следствие,  одиночество порождают  духовную деградацию  личности. Крушение нравственных ценностей порождает непримиримый конфликт, жизненную коллизию. Отказ от традиций и обычаев народа приводит к непоправимым, необратимым обстоятельствам.  Все это составляет  разумное начало,  важный  компонент триединства, нарушение которого  порождает трагическое в искусстве.

Конфликт субъективного начала с объективной природной средой, противопоставление личности и природы  рождают экологическую, а затем и гуманитарную катастрофу. Вмешательство человека  в окружающую среду, его желание подчинить себе природу лишь усугубляет дисбаланс, дисгармонию в живом мире, поскольку человек является отражением матери-природы, ее чадом.

В период существования  СССР народам бывшей страны Советов навязывалась совершенно противоположная тенгрианству идеология. Люди поворачивали вспять реки, взрывали и пытались разрушить горы, заваливали пещеры и осушали озера. Все это противоречило мудрой философии тенгрианства: человек вступил в конфликт с природой, противопоставил себя ей,  попытался нарушить вечную и нетленную гармонию жизни. Трагическая вседозволенность личности  породила экологическую и гуманитарную трагедии: высохли моря, появились отверстия, так называемые «дыры» в атмосфере;  покорение космоса повлекло за собой нарушение экологического дисбаланса. Природа  и человек взаимосвязаны и должны быть только  в гармонии  друг с другом, эта философия тенгрианства была попрана, что привело к трагическому в жизни и искусстве.   Все вышеназванное есть природное начало, второй компонент триединства.

Единство человека и мира природы, осознание ее мудрости и совершенства, свидетельствуют о древних шаманистких представлениях казахов, неслучайно пейзаж в казахской прозе ХХ века выступает самостоятельным элементом, помогающим раскрыть проблему трагического в художественном произведении.

Коллизия или неверие в Бога, равно как и разочарование в религиозной вере также   влечет за собой трагические последствия. Любой человек, считающий себя личностью, должен иметь внутренний стержень. Это может быть как морально-этические, так   и религиозные нормы. Отказ и отчуждение от веры, нарушение и попрание религиозных постулатов – свидетельство неустойчивости мятущейся и опустошенной человеческой судьбы.  Человек, не имеющий четких принципов и ориентиров в жизни достоин  лишь сожаления. Это последний компонент триединства. Нарушение хотя бы одного из вышеназванных элементов становится объектом трагического отображения в произведениях казахской литературы ХХ века.    Вместе с тем, претворение человека в личность осуществляется  в “рамках” индивидуального бытия, трагизм жизни переходит в трагизм личностной судьбы героя. Все чаще объектом трагического становится не целый народ, идея или общественный строй, а личность со своими сугубо индивидуальными  коллизиями жизни. Но идея тенгрианства не потеряла своей изначальной ценности, помогая раскрытию триединства трагического в искусстве и литературе казахского народа.

 

Написать отзыв

Вы должны войти, чтобы оставить комментарий.