Skip to content
 

Терминология тенгриведения как культурологическая проблема

Аннотация. Создание терминологического словаря тенгриведения рассматривается в статье как культурологическая проблема. Наряду с данными исторической науки, языкознания, фольклора, мифологии, духовной культуры и мировоззрения важное место в словаре может занять терминология искусства. Автор предлагает определенную рубрикацию словаря, в том числе такие разделы, как «Мифология», «Фольклор», «Искусство».

Summary.  The creation of terminological dictionary of tengri science is considered in the article as culturological problem. At the same time with data of historical science, linguistics, folklore, mythology, spiritual culture and world outlook the terminology of art occupies an important place in the dictionary. The author proposes a certain dividing according to subject heading of the dictionary including such sections as “Mythology”, “Folklore”, “Art”

Ключевые слова: терминология тенгриведения, словарь, словник, рубрикация, тюркские страны, визуализация культуры, мировоззрение.

Keywords: Terminology of tengri science dictionary glossary, dividing according to subject heading, Turkic countries, visualization of culture, world outlook.

                                                                

      Идея создания терминологического словаря является давно назревшей, актуальной проблемой не только для тенгриведения, но и для тюркологической науки в целом. То, что данная идея выдвинута Международным Фондом исследования Тенгри, вполне закономерно, так как исполнение подобной задачи под силу только большому международному коллективу ученых и специалистов, являющихся, к тому же, единомышленниками. Фонд и сплотившийся вокруг него международный коллектив исследователей объединяет представителей большинства независимых тюркских государств и тюркских регионов России, а также носителей традиции тенгрианства в культуре таких стран, как Монголия и Болгария. Весьма солидным и полностью отвечающим поставленной цели следует признать интеллектуальный потенциал международного коллектива, где представлены историки, филологи, философы, политологи, культурологи, искусствоведы, этнографы, а также практикующие шаманы. Думается, что имея такой кадровый, интеллектуальный потенциал, остается определиться по поводу этапов, масштаба и приоритетов предстоящей работы.

Любой словарь начинается со словника. Необходимо, прежде всего, подготовить, если так можно выразиться, национальные и региональные версии словников, которые отразят языковые, фольклорные, мифологические реалии Казахстана, Якутии, Татарстана, Монголии, Кыргызстана, Болгарии, Азербайджана и т.д. На следующем этапе предстоит их сличить и объединить, исключив повторы. Допустим, сам теоним Тенгри-Тангры-Танры-Тейри и др. может быть дан одной статьей со всем множеством национальных огласовок и вариантов этимологического происхождения. Вместе с тем, очень важно не потерять особенное, единичное, уникальное, что сохранилось, допустим, только в культуре Саха или Казахстана, но утрачено в азербайджанской культуре. Говоря так, мы понимаем, что сегодняшнее обсуждение проблемы предполагает подготовку словаря в каждой отдельной стране, в каждом отдельном регионе. В этом смысле мы забегаем вперед и позволяем себе помечтать о такой ситуации, когда возникнет возможность объединить все национальные версии в один фундаментальный энциклопедический труд.

Безусловно, основную часть терминологического словаря составят данные исторической науки, фольклора и мифологии. Проблемы терминологии являются прежде всего областью компетенции языкознания. Однако тематика словаря относится к сфере духовной культуры и мировоззрения. В целом этот проект имеет междисциплинарный, мультидисциплинарный характер. Он предполагает высокую степень интеграции знаний из самых различных областей. В современной гуманитарной науке подобная степень интеграции возможна только в рамках культурологии.

Будучи представителем искусствознания, мне хотелось бы обратить внимание на такое явление конца XX и начала XXI века, как визуализация культуры. Данный аспект особенно важен в отношении подготовки пособия. Современное, молодое поколение не читает, а «просматривает». Это относится к материалам как в бумажном, так и в электронном формате. Поэтому представляется целесообразным определенную квоту отвести данным, отражающим визуальный язык тенгрианской цивилизации. Мы имеем в виду знаки и символы Тенгри, запечатленные на археологических находках, в произведениях архитектуры, изобразительного и декоративно-прикладного искусства, в геральдике.

Но эта сторона дела актуальна не только в плане привлекательности словаря и пособия для молодого поколения и широкого круга читателей. После обретения независимости постсоветскими тюркскими странами произошел крупный прорыв в изучении визуального наследия тенгрианской цивилизации в целом. Это относится не только к обнаружению новых находок, прежде всего в области археологии, но и к появлению новой интерпретации ранее известных памятников, скажем в сфере архитектуры и прикладного искусства. По имеющейся у нас информации более всего продвинулись археологи Казахстана и Азербайджана, выявившие множество объектов, связанных с тенгрианским мировоззрением в скальных массивах Тамгалы и Гямигая соответственно. В области получения новой интерпретации памятников архитектуры разных исторических периодов особенно заметны успехи (покойного) узбекского ученого Митхата Булатова, опубликовавшего еще в 1997 году фундаментальный труд «Тенгринома», и азербайджанского автора Гасана Гасанова, подготовившего исследование «Девичья Башня: скифско-киммерийское святилище богини огня девы Табити» (2014), в котором хорошо известная всем Девичья Башня в Баку, ставшая визитной карточкой столицы Азербайджана, трактуется как древнетюркский тенгрианский храм VIII века до нашей эры.  Приятно сознавать, что к числу заметных достижений последних лет можно причислить работу еще одного нашего соотечественника, азербайджанского исследователя Сиявуша Дадашева «Теория формального изобразительного языка тюркской миниатюры»(2006), где закономерности визуального языка тюркской миниатюры впервые интерпретированы как продукт особой духовной культуры. Во всех названных и многих других работах последних 20-25 лет впервые введены в обиход новые или реставрированы забытые категории, понятия, термины, непосредственно относящиеся к тенгрианской культуре. Эта терминология, несомненно, нуждается в обобщении и систематизации, что и составит основную задачу обсуждаемого словаря.

Наконец, считаем возможным кратко информировать присутствующих о близком нам опыте терминологической работы. Некоторое время назад Э. Саламзаде была опубликована статья «Тюркская терминология в геральдике»(2007). В ней была предпринята попытка обосновать положение о том, что вся система визуальной идентификации тюркского мира соотносилась с образом самого Тенгри и связанных с ним атрибутов. Эта идея проводилась не только на уровне семантики символов, геометрии изображений и визуального языка в целом, но и на уровне собственно геральдической терминологии, в том числе на примере фонетики ряда геральдических терминов. Им было замечено, что ряд слов, обозначающих те или иные геральдические символы и понятия, в своей основе имеют корень «Тнгр» или хотя бы «Тг». Причем это относится как к собственно тюркским словам, например, «тамга» и «туг» (знамя), так и к классическим геральдическим терминам, которые считаются заимствованными из так называемого старофранцузского, нормандского языка. Особенно любопытна в этом отношении этимология геральдического термина «тинктура», означающего «цвет» [4]. Этот комплекс идей был продолжен и развит в докладе «Тамга и туг: визуальная идентификация в тюркской культуре» на очень представительной международной конференции, состоявшейся в 2012 году в Алматы (Казахстан).

И последнее. Есть такие вещи, о которых принято договариваться, что называется, «на берегу». В данном случае мы предложили бы прямо сейчас решить вопрос о том, будет ли терминологический словарь иметь рубрики или все термины выстроятся просто в алфавитном порядке. По нашему мнению, рубрикация словаря сделала бы его не только удобочитаемым, но и в значительной мере упростила бы процесс его подготовки. Конкретное предложение состоит в том, чтобы ввести рубрики «Мифология», «Фольклор», «Искусство» и т.д. Ниже мы предлагаем наброски словарных статей для нескольких терминов.

Балбал (казахс., азерб.) – надгробное каменное изваяние, которое первоначально устанавливали над захоронением павших в битве героев. В широком смысле слова – надгробный памятник. Классическая композиция балбала представляет собой вертикально стоящую фигуру человека от 1 до 4 метров высотой со скрещенными на груди руками, а также с оружием или чашей в руках. Балбалы встречаются не только на территории Казахстана, Кыргызстана, Азербайджана, Алтая, Тувы, других тюркских стран и автономий, но также на территории Монголии, Украины, Италии, Германии. Большинство балбалов лицом обращены на восток. «Во время их воздвижения степняки следовали традициям тенгрианства – поклонения Вечному Синему Небу» [6]. В Казахстане эти изваяния называют «каменные воины Тенгри».

Кеп (казах.) – состояние, форма проявления, ситуация, ипостась. Поскольку в древнетюркском мировоззрении Тенгри мыслится как неперсонифицированная сущность, он познаваем прежде всего через свои ипостаси, проявления. Сторонники концепции тенгрианства как первой монотеистической религии выделяют три ипостаси Тенгри: созерцающий, карающий, милосердный.

 Тамга, танба (древнетюрк.) – родовой фамильный знак. Слово «тамга» означает «тавро», «клеймо», «печать». Тамги, как правило, представляют собой простейшие геометрические фигуры, отличающиеся графической выразительностью и лаконизмом. В «Огуз-наме» говорится, что после смерти хана Огуза старейшина по имени Иркыл Ходжа, заботясь о том, чтобы между шестью сыновьями усопшего и их потомками не возникли распри, определил каждому из них в общей сложности 24 родовых имени (лакаб) и 24 тамги. Тамга заложила основу геральдики тюркского мира и в этом смысле выступает универсальным знаком идентификации.

 Туг (древнетюрк.) – знамя, флаг. Древние тюрки считали туг духом рода, а еще точнее – местом, где обитает дух. «Поэтому склонить знамя у них было позором, а потерять – смертью рода» [1, С.158]. Совершенно очевидно, что от слова «туг» происходит русское слово «стяг» – знамя, флаг.

Туран – страна под небом Козерога, то есть страна под северным небом [5, С.47]. В историко-географическом плане Туран – это пространства Евразии, населенные тюркскими народами. В геополитическом смысле Туран – это цивилизация Суши, высшее выражение империи континентального типа, воплощенное в империи Чингисхана. На самом высоком ментальном уровне Туран – это сердце Евразийской цивилизации, место зарождения веры в Тенгри, вечная духовная прародина тюркских и монгольских народов. Концепт Турана стал основой идеологии туранизма, провозглашенной Зиёй Гек-Альпом в Турции еще в 1923 году.  Туранизм в самой Турции – ассимиляция всех нетурецких элементов, очищение турецкого языка от арабских примесей, создание турецкой национальной культуры.

 Турендже (турецк.) – медальон, розетка – основной элемент композиции ковра. В различных регионах этот элемент имеет другое название: «в Иране – торендж (или торенг), в Турции – турендже, в Южном Азербайджане – турундж или туруш» [3, С.96].  Язык геометрического орнамента ковра сформировался в эпоху тенгрианства и служил для общения с Вечным Синим Небом – Тенгри. Достаточно простой перестановки согласных звуков в слове «торенг» (торендж), чтобы зазвучало имя Всевышнего Тенгри. Таким образом, название главного композиционного элемента в структуре ковра – торенг или торендж – является теофорным, то есть производным от теонима Тенгри.

 Шанырак (казах.) – дымовое отверстие юрты, один из главных символов тенгрианства. Он представляет собой круг с укрепленной в нем крестовиной, образующей двенадцать равных отрезков, по числу месяцев в году и по числу животных, определяющих один временной цикл в так называемом китайском (восточном) календаре, заимствованном у древних тюрков. Считается, что ось, проходящая через центральную точку шанырака, соединяет нижний, средний и верхний миры. По этой оси осуществляется духовное «путешествие» шамана в состоянии транса. Данная ось символизирует Мировое древо – один из атрибутов Тенгри.

История культуры – это прежде всего история богатейшего социального опыта, накопленного многими поколениями. Культурология изучает не только историю, но и теорию культуры, а также специальные институты и формы, предназначенные для осмысления и сохранения этого опыта. Одним из таких специальных институтов выступает понятийно-категориальный аппарат науки, терминология, фиксирующая социально-культурный опыт в языке.

 

Абдуллаева Р.Г.
Республика Азербайджан, г. Баку
cult_rena@yahoo.com

 

Литература

  1. Аджиев М.Э. – Мурад Аджи. Без Вечного Синего Неба. – М.: Астрель: АСТ, 2010. – 576 с.
  2. Наурзбаева З. Вечное Небо казахов. – Алматы: Сага, 2013. – 704 с.
  3. Керимов Л.Г. Азербайджанский ковер. Том II. – Баку: Гянджлик, 1983. – 243 с.
  4. Саламзаде Э.А. Тюркская терминология в геральдике. // Проблемы искусства и культуры, 2007, № 2-3 (20-21). – С. 66-72
  5. Ümid Niayiş-Oqtay. Avrasiya inanc sistemi bütünlüyündə Türk inanc sistemi. – Bakı, 2007. – 215 s.
  6. Павлова Ю. Каменные воины Тенгри. – Эл. ресурс, режим доступа: http://www.unikaz.asia/ru/attractions/kamennye-voiny-tengri

 

Посмотрите еще другие публикации:

Написать отзыв

Вы должны войти, чтобы оставить комментарий.