Skip to content
 

Секрет выживания тюрко-монголов в тенгрианском мировоззрении

Обычно журналист, когда берет интервью у ученого, хочет, чтобы ему о сложных вещах рассказали просто. Редко бывает наоборот. Но в разговоре о тенгрианстве и Тенгри я поняла, что хочу услышать от своего собеседника научные и даже сложные объяснения и аргументы. Зачем? Если все так просто и фундаментально. Небо-Человек-Земля, человек поддерживает гармонию и порядок во Вселенной…Можно продолжить и понять, что постулаты тенгрианства словно разобрали на кондовую пропаганду еще с советских времен. Поэтому хотелось сложности, которая бы выразилась в новом языке и научных деталях, чтобы поверить в элементарные принципы тенгрианства. Усталость от лозунгов и демагогии, в которые легко скатиться при попытках объяснить тенгрианство, может вызвать равнодушие и скуку, особенно, у молодежи.

Личный опыт особенно ценен, а если он подкреплен научными знаниями, то  такой собеседник обладает всеми средствами, чтобы раскрыть предмет разговора. Профессора, доктора исторических наук, заведующего лабораторией цивилизационной геополитики Института Внутренней Азии Бурятского госуниверситета Николая АБАЕВА можно отнести к таким людям. Его Тенгри повсюду – в детских воспоминаниях, мировых религиях, жизненной философии…          

– Николай Вячеславович, когда Вы начали заниматься изучением тенгрианства? И как это пришло – через науку или жизненный опыт?

– Как я уже говорил, это живая, развивающаяся, открытая система. Поэтому в ней можно вырасти с глубокого детства и почувствовать ее. А можно через науку прийти. В моем случае получилось и то, и другое.

– Ваша супруга (Любовь Абаева, доктор исторических наук, профессор Института монголоведения, буддологии и тибетологии СО РАН) сказала в своем выступлении, что не употребляла слово «тенгрианство», хотя много говорила на эту тему. Видимо, это слово раньше не имело широкого распространения. Но любое знание через слово приходит…

– У меня друг в США жил, у него не было своих детей и он усыновил 4 индейских детей. Вырастил, дал им образование, и сын Дэвид стал одним из великих индейских шаманов. Сам Джеймс Браш – чистокровный англо-американец, последователь церкви Сведенборга. И вот он приехал в Туву и начал искать это древнее слово.

Сведенборг – известный религиозный философ, во время своих озарений пришел к тому, что существовало живое слово. Это к тому, о чем вы говорите. Первое древнее слово, которое он называет по-английски «ancient word». Сведенборг пришел к выводу, что первоначально в центре древней Азии возникло это слово и означало оно Бога, почти как по Библии. Потом это древнее слово распространилось по всему миру в виде различных конфессий и церквей. Иудейско-еврейская – это только одна из ветвей. Но они, может быть, это древнее слово лучше сохранили, потому что зафиксировали его. Но исказили его. Такая интересная идея была у христианского философа и Джеймса Браша. Как считал Браш, это слово в первозданном виде сохранилось в Туве, Монголии и Манчжурии.

– Как оно звучало?

– В том-то и дело, что он его искал. Я в это время преподавал в Тувинском госуниверситете, и как раз с детства слышал это слово. У меня один дедушка был бурят из булагатского рода, из Боханского аймака Усть-Ордынского округа. Я с детства слышу от него «Хухэ Мунхэ Тенгри». То самое Вечное Синее Небо, которому поклонялся Чингисхан.

– Постоянно в обиходе употреблялось?

– Ежечасно, ежеминутно, ну и, конечно во время обрядов. Переводится, как Бог Небесный. С пяти лет я наблюдал, как он ежегодно, иногда два раза в год совершал так называемый Тэрэн – это восхождение на священную родовую гору Тайлаган. И на горе осуществлялся культ Неба. Сейчас я говорю, что это универсальное космическое понятие.

– В каких годах он жил?

– Я у него жил в 1950-х годах, а в конце 1960-х он скончался. В это время я поехал учиться. Все детство я практически с ним провел в Иркутской области.

 – Получается, мировоззрение Тенгри пришло к Вам через повседневную жизнь.

– Да. Иначе сказать, как вы, якуты имеете представление о солнечном Боге Айыы…

– Конечно. Многие ходят на Ысыах, где проводится обряд в честь этого божества.

– Вы совершаете тенгрианский обряд, который связан с поклонением верховным силам, носящим разные названия. В иерархии этих божеств обязательно есть верховное божество, допустим, у якутов это Айыы. У других – Курбусту, Хормуста-Тенгри, Корбустан. Но есть некая верховная сила, наиболее обобщенная – Абсолют. Это и было слово Бог, но оно по-разному произносилось.

– Как установилась эта иерархия в представлении тюрко-монголов?

– Из всех предыдущих государств, таких, как Империя хунну, Тюркский каганат, Уйгурский каганат, Империя Чингисхана стала самой могущественной. Потому что он эту небесную харизму в себе воплотил. И эта некая единая божественная сущность, которую он называл Вечное Синее Небо, вобрала в себя все другие древнейшие представления. У уйгуров это называлось Читир, у других тюрков – Тенгир, Тангара. Это представление о некой верховной высшей силе, которая ассоциировалась с Небом. Но дело в том, что речь идет не столько о небе, как небесном голубом покрывале или сфере. Дело-то не в сфере, а во всемогущем Абсолюте, которое мы называем Бог.

– Это как раз вводит в заблуждение. Можно подумать, что речь идет о небе, как о сфере…

– Это то, что видимо человеку в повседневной жизни. Но даже любой ограниченный человек проникает дальше этого, а дальше этого безграничный космос. То есть понятие Абсолюта, некая всемогущая субстанция, которая находится выше обыденной жизни. Нечто трансцедентальное, выходящее за пределы этого мира. Оно уже познается частично и доказано всей историей тенгрианства. Оно хоть непознаваемо, недоказуемо, но есть методы, которые позволяют через религиозную медитацию постичь это.

Для того Чингисхан на гору восходил. Восхождение на гору – один из методов этой медитации. Магомет и все великие святые прежде, чем прийти к Богу, они взбирались на  священную гору, потому что существуют так называемые медиаторы, посредники. Человек на земле – он в обыденном мире находится. Но есть иерархия миров – у тувинцев например 9 миров. В эту иерархию он начинает проникать с помощью различных медиаторов. Через дерево, представляя его осью мира – корни на Земле, а верхушка в Небе, которая соединяет Землю и Небо.

Классическое тенгрианство, которое сложилось при Чингисхане, имеет три сущности в этом мире. Три мира и три сущности. Небо, Земля, Человек. Человек – главный медиатор, потому что он способен соединить Небо и Землю с помощью ритуалов, медитаций. Как в даосизме – инь и янь, мужское и женское, небо и земля, все противоположные силы, которые только человек соединяет. Он объединяет в себе все противоречия и гармонизирует их. Эта триада Небо – Земля – Человек, эти три космические силы через человека объединяются и гармонизируются.

– Без него нет гармонии…

– А кто собственно эти вещи в мире видит так? Только человек. Я – наполовину тувинец и бурят, наполовину хакас. У меня мать хакаска. По ее линии мои предки – жреческие роды. По тувинской и бурятской – каганские роды.

Но это неважно. Моя супруга Любовь Лубсановна в своем докладе сейчас сказала, что все, что называется шаманством – это локальные, родо-племенные варианты тюрко-монгольского и гуннского тенгрианства. В этом смысле Тенгри и Тангара – это одно его название, а в тувинском проще и хорошо объясняется эта иерархия. Тенгри там звучит, как Дэр – это то, что выше всего. Более точными словами невозможно описать. Ни одна христианская, восточная теология, даже буддистская не назовет имя Абсолюта. Но вот слово «Дэр» оно дает направление – что-то наверху.

Джеймсу Брашу я объяснял – видимо, это первое слово было «Тенгри». Может звучало, как «Дэр». У тувинцев есть сочетание «Кудай Дэр» – Бог Небесный, Бог всемогущий, всевышний, Отец Небесный. Болгары еврейскую Библию перевели и получился у них «Отче наш». А что такое «Отче наш»? Отец небесный. Когда потом с библейских текстов переводили обратно на монгольский, бурятский и тюркский, получилось – Абай Бабай, то есть Отец небесный. Здесь есть некая объединяющая всех духовная традиция. Религии разные, но ядром является тенгрианство, которое пошло от тюрко-монголов, угро-финнов – тех, которые пошли от гуннов и разошлись по всей Европе.

– Как происходила эволюция тенгрианства у народов Южной Сибири, у якутов? Многое ведь было утрачено, но потом в каком виде вернулось?

– Это теснейшим образом было связано с государственностью. Мы все – люди государства. Это целостное мировоззрение, которое одновременно являлось идеологией, жизненной и религиозной философией, космологией – все в одном флаконе.

– Это мировоззрение сохранилось в рунических памятниках?

– Любые руны с чего начинаются – «В начале было Синее Небо, а внизу Земля». Что это, как не тенгрианство? А потом пришли тюрки и сказали китайцам – «Мы не рабы, мы есть граждане Небесного Эля», то есть тенгрианского государства.

– Формы распространения и выражения идеи тенгрианства были совершенно разные? Мы привыкли к тому, что обязательно должно быть священное писание.

– Есть письменные надписи – выбитые руны на разном материале и разными языками, которыми владели тюрко-монголы. Уйгуры, например, освоили 36 систем письменности и потом передали монголам одну из них. Много было письменностей, много текстов, но с самого начала главным текстом в широком смысле был героический эпос. Якутский героический эпос «Нюргун Боотур Стремительный», монгольский эпос «Гэсэр», он же и тибетский, «Манас», «Джангар»… Культурным героем там выступает тот, кто приносит знания, цивилизованные нормы, правопорядок, мораль. Гэсэр – он сын Неба. Небо рождает его, Небо его посылает. Он может родится в семье обыкновенного пастуха и начинает наводить порядок, потому что идея Тенгри – это космический порядок. Чтобы все было: право-лево, правда-кривда. Об этом в Гэсэриаде и написано – есть западные белые Тенгри, они хорошие. Это видимо, влияние якутов и скифов.

Если в зороастризме наверху Ахура Мазда, то у нас –  Хормуста-Тенгри. Он сидит наверху и наводит порядок – посылает на землю западных тенгриев, добрых и белых, которые воюют против восточных, нечистых, злых, чтобы была справедливость и был порядок. Ну, что в этой картине мира непонятно?

– Но разве сегодня она может быть достоянием масс? Все-таки это для узкого круга специалистов, исследователей…

– Вы же видите, что это живая религиозная традиция, на которой миллионы людей выросли.

– Разве они осознают эту религиозную традицию, как христиане или мусульмане?

– 100 лет манкуртизации, даже больше. У бурят 300 лет, у якутов примерно столько же. У монголов меньше. Интенсивная атеистическая пропаганда, борьба против панмонголизма и пантюркизма, элементарное физическое уничтожение людей – жреческого сословия, которое было носителем духовных и интеллектуальных ценностей, а также военного сословия. Весь народ, собственно говоря, был военным. Они были исполнителями этого культа во всех смыслах, в том числе, в его распространении и защите. Это религия воинов. Практически, как у японцев в виде синтоизма сохранилось, у китайцев в виде даосизма и культа Неба Тян. В Китае еще более жестокая была идеологическая обработка, хотя и короткая.

Все это физически истреблялось и, конечно, сейчас народ запуган.

– Что надо сделать, чтобы люди осознали, что они носители этого мировоззрения? У нас в Якутии понятие тенгрианства многие воспринимают, как нечто новое, привнесенное извне. Вот в Бурятии много людей, которые осознают себя тенгрианцами?

– Нас вообще оболванили. Вы не понимаете, что произошло с бурятами, якутами. Но после манкуртизации произошло крушение целой цивилизации. Все рухнуло. Атеистическое общество социальной справедливости бросили в дикий капитализм. Капитализм, думаете, лучше, чем атеизм? Это деньги, власть, потребление. Посмотрите, как это действует на молодежь, которая вообще ничего не видела, не знает, что бывает другое общество. Бывают идеалы, пусть революционные, пусть они плохие, но какие-то идеалы. Мы родились, жили при таких идеалах и вдруг нас сунули в капитализм, как индейца из американской резервации в Нью-Йорк. Повальное пьянство, отсутствие каких-либо ценностей.

Тут еще надо сказать, что эта религия была теснейшим образом связана со всей этнической, народной культурой. А тут цивилизационный излом, из одной полуцивилизации забросили в совершенно иную – буржуазно-капиталистическую, атлантическую. Советскую цивилизацию нельзя назвать совсем уж дикостью, она просто атеистическая, но со своими ценностями. Понимаете, что произошло?

Великий обман произошел в 1990 годах. Говорили, что мы за демократию, я тоже был за нее, а потом раз и оказалось, что я раб Чубайса.

– Тенгрианское мировоззрение предполагает традиционный уклад жизни. Но разве реально вернуть это?

– Конечно нереально. Но другие народы сталкивались с такими цивилизационными изломами – китайцы, японцы. Японцы, пожалуйста, они прекрасно уживаются с технократизмом.

– Но они сами это производят, а мы, все россияне, потребляем чужое. Не получается противоречия, что живем среди чужих вещей, а мировоззрение и духовную культуру пытаемся свои сохранить.

– Дело в том, что генетическая память все равно рано или поздно просыпается.

Диалектика такова, что чем совершеннее технология, чем она больше направлена на физический комфорт человека, тем выше вероятность того, что она создает себе могильщика. Это слова Маркса о том, что капитализм сам себе создает могильщика в лице пролетариата. Эти противоречия глобального, вестернизированного мира сами создают желание убежать от него. Я сколько сталкивался с американцами, британцами, у которых все это вызывает отторжение.

Это как у Сэлинджера «Над пропастью во ржи». Пацан, выросший не в тенгрианской, не в дзен-буддистской среде, вдруг начинает осознавать, что все это общество продажное, лживое, «дэвид-копперфильдская муть», как он говорил.

– Участники конференции говорят о необходимости учебного пособия по тенгрианскому мировоззрению. Реально это в ближайшие годы?

– Это необходимо. Учебник по буддизму мы сделаем, а когда начнем работать над учебником по тенгрианству, то мы просто начнем спорить друг с другом. Какой взгляд на тенгрианство, якутский, бурятский, тувинский, взять за основу…

– Вы чувствуете эти разногласия?

– Конечно, чувствую, потому что я над ними стою. Я наполовину хакас, наполовину бурят, наполовину тувинец. Но я говорю, что это в крови, в сердце живет. Каждый человек, независимо от расы, языка, это понимает. Хотя генетическая память она с языком связана. Поэтому, как назвать это тоже важно – не дьявол, не черт, а именно Дэр. Тут сразу память может проснуться у любого человека. Однажды он зайдет в жизненный тупик и увидит, что его окружает враждебный и бездуховный мир, который его обманывает и пытается подкупить подачками. Он посмотрит наверх, а там безграничный космос. Может там лучше? Там, наверняка, лучше, потому что хуже уже быть не может.

– Как тенгрианство объясняет потусторонний мир?

– Объяснить должны те, которых неправильно назвали шаманами – люди жреческого сословия. Загробный мир – это только часть. Я говорю о безграничности миров. 9 миров существует по тувинской космологии, а если еще добавить буддистскую… Загробный мир существует только для злобных, вредных существ. А вообще, человек проходит через множество миров – рождается, потом перерождается. Но тут уже идет влияние буддизма, как в Японии синтоизм и буддизм взаимопроникают друг в друга. Это религия самураев. Вот почему японцы не свихнулись – очень быстро перешли в американский вариант западной цивилизации. Взяли от нее только то, что им нужно, а вся духовная культура осталась исконная. Науку переняли в той ограниченной сфере, в которой она не касается духовного. Западная наука ничего духовного японцам не дала. Христианство было у них, но оно же отторгается. По своей духовной культуре японец остается японцем.

Точно так же в тенгрианстве. Понятие монгол или тюрк связано с тенгрианством. Кто такой тюрк? Это небесный бык – бык прародитель. Кто такой монгол? Это огонь Вечного Синего Неба, Дракон Небесный – соединитель трех миров.

Западные миссионеры спросили у царевича Сартака, сына Бату-хана, о его вероисповедании. Известно было, что он христианин и покровительствует христианству-несторианству. «В первую очередь я монгол», – и этим все сказано. Потому что тенгрианство – это твое этническое самосознание, согласно которому твой народ, Небом избранный народ. Тюрк начинается с того, что тюрк не раб. Все известные тюркские надписи начинаются с этого. «Рожденный Небом и Землей, свободный, вольный человек» – это современное стремление к космическому универсализму, что надо в космос выходить. А для этого надо все свои вредные предпочтения, пережитки и привычки выбрасывать. В том числе привычку зацикленности и узости мировоззрения. Это то, что характерно для всего современного мира и для тех, которые исповедуют другие мировые религии, кроме буддизма и тенгрианства. Узость проявляют те, кто говорит, что евреям Бог Яхве даровал особую харизму. В тенгрианстве такого нет. Это весь космос и ты там вольный человек.

– Это такое восточное мировоззрение без четких формулировок.

– Оно универсально, его нельзя назвать восточным. Это универсальное евразийское учение, как даосизм. Вот говорят двух дао нет, есть светлый путь космический.

Если вернуться к эволюции этой системы, то там все сложнее. Эволюция она не идет поступательно. Она диалектически развивается – по спирали, через отрицание каких-то пережиточных, узких, этнических форм, скажем, тунгусского шаманства. Тюрки, монголы создатели небесных империй. Если империя рушится, то что с ними происходит? Примерно то же самое, что произошло сейчас со всеми наследниками цивилизации древних тюрко-монгольских народов. Они превратились в дикарей, которых забросили в джунгли. Как индейцев, которых забросили в Нью-Йорк… Но индейцы выжили, потому что сохранили древнее слово. Каждое племя называет своего бога по-своему, но суть одна.

Нечто подобное наше Хормуста-Тенгри. Эволюция идет все равно в одном и том же направлении. Но когда общность гибнет, а что значит крушение монгольской империи или империи гуннов? Это физическое уничтожение всего воинского сословия, боеспособного населения, что произошло при нашествии русских. Уничтожение жреческого сословия, которое способно объяснить народу, что они не рабы. Вредность жрецов и носителей героического эпоса с точки зрения европейского или китайского империализма в том, что они будят в народе героический дух. Поэтому их надо искоренить, как и аристократические роды. Всех, кто может стать лидером. Остается быдло. В любом обществе есть люди не сильно развитые в гражданском и патриотическом смысле. Приспособленцы, которым все равно, кто будет твоим каганом – лишь бы давал пожрать, выпить, купить машину. Еще идет пропаганда сверху, что ты живешь в самом демократическом, справедливом обществе.

Империя рухнула, начинает это быдло вылезать наверх. То, что мы видим сейчас. Они становятся жрецами, каганами, элитой и свои ценности делают господствующими – вся пирамида переворачивается.

– На уровне обыденного сознания это воспринимается, как естественный процесс, возможно даже эволюция общества.

– На обыденное сознание нельзя ориентироваться, это то, что называется популярный уровень, попса. Но в той пастушеской цивилизации обыденный уровень был другим. Он был связан с космосом, там человек выжить не мог без этого. Он был духовным, он выходил в открытый мир, все было доступно. Он зажег огонь, начал поклоняться Небу, Солнцу и установил порядок в этом мире. Фундаментальные принципы тенгрианства настолько просты и естественны, что они легко воспроизводятся в любой ситуации и любой среде через генетическую память и элементарную интуицию. Однажды она вспыхнет, и не позовет вас в Нью-Йорк или рабом на галеры.

Если тюрко-монголы дожили до XXI века в труднейших условиях, то был секрет выживания. Если у вас холод собачий, если здесь в Центральной Азии были постоянные войны – наезжают то китайцы, то орусы… Что за жизнь, полный экстрим. Секрет выживания – связь с Небом и Землей, окружающей средой, иначе просто деградировали бы. Процесс эволюции идет по спирали, но всегда вверх и вниз. Может происходить реархаизация, когда возрождаются какие-то реликты, которые казались напрочь забытыми.

Елена ЯКОВЛЕВА.
Якутск – Улан-Батор.

Посмотрите еще другие публикации: