Skip to content
 

Якутский круговой танец осуохай: в контексте тенгрианского мировоззрения

Круговые танцы – архаичные образцы  ритуальных танцев, входящие в систему обрядового комплекса. Круговые танцы имеют концептуальное значение в культуре многих народов мира. В древних культурах круг являлся основой многочисленных вариаций для создания картины мира. Круговые танцы  широко распространены у народов Евразии. Ареал распространения охватывает огромные территории, где жили скотоводческие племена. Это Южная Сибирь, Центральная Азия,  Ближний Восток. На возникновение круговых танцев огромную роль мировоззренческие и религиозные идеи кочевников Евразии. Три мира – основополагающее понятие мировоззренческих и религиозных  представлений народов Азии и Сибири. Трехчастный мир возник на взаимном переплетении религиозных представлений скотоводческих народов Центральной Азии и Южной Сибири.  Тенгрианство и культ Неба является духовным фундаментом тюрко – монгольских народов. Круговой танец тюрко – монгольских народов в своей архаической основе отражает ключевые идеи тенгрианства.  Для тенгрианства  характерно интуитивное понимание неразрывного единства Неба – Земли – Человека.   В этом плане круговой танец представляет  глубинный пласт архаичного сознания.

Якутский круговой танец осуохай генетически связан с центрально – религиозной системой. Основные идеи кругового танца осуохай, по своим многим параметрам, близки к   космологическим представлениям тюрко – монгольских народов. Можно сказать, что основные религиозные  идеи осуохая  погружены в   мировоззренческую среду тенгрианства. В нем четко прослеживаются следы общетюркских традиций и представлений, в которых четко обозначено – связь Человека с Небом, Солнцем.  Круговые танцы играли важную роль во взаимодействии сакрального и профанного.    Это хорошо прослеживается на древних наскальных писаницах, разбросанных на  обширной  территории Центральной Азии и Южной Сибири.  Якутский танец осуохай относится к древним формам кругового танца.  Танец воспринимался как своеобразная форма молитвы восхваления верховного божества якутов Юрюн Айыы Тойона персонофицированного образа Неба и Солнца.  Круговой танец органично и естественно входил в энергетическую сеть природы и космоса. В этом отразилось реликтовое мировосприятие, характерное для древних пратюркских традиций. Небесная символика и культ солнца четко прослеживаются в структуре и танцевальной лексике танца. Религиозно – мифологический смысл поклонения Небу, Солнцу пронизывает все части танца, где четко прослеживается символизм «подъема», «вознесения» – сложный комплекс с четко выраженной ритуализацией и со множеством функциональных особенностей. В нем актуализируется родовое свойство традиционной культуры – синкретичность.

В историко-стадиальном плане круговые танцы, к которым относятся якутский хороводный танец осуохай, представляет наиболее архаичную форму традиционной культуры. Как один из фундаментальных категорий традиционной культуры круговые танцы имеют ритуально-магическое значение и исконно обрядовое происхождение. Круговой танец является одним из самых значимых вариаций языка ритуала. Танец – интегрирующая часть ритуалов, обрядов, церемоний. Архаическая мифически-ритуальная тема вознесения, восхождения на Небо была  широко задействована в круговых танцах. В этом смысле круговой танец включается в небесную символику, характерную для тюрко-монгольских народов в целом.  По мнению  Олхунуд Эрдэнхорлоо  круговые танцы запечатлены на наскальных рисунках горы Богд, в месте Их Тэнгэрийн ам, расположенной на юге г. Улан-Батор. Она считает, что традиционные монгольские круговые танцы развивались в контексте шаманизма, что говорит об архаичности круговых танцев 1.

В  якутском круговом танце осуохай довольно четко прослеживаются следы монгольских и  общетюркских корней. Круговые танцы тюркских народов можно рассматривать как следы поклонения Богу Неба, проводимых во время весенних и летних обрядов.  В сакральной деятельности танцы имели огромное значение и отражали главную идею того или иного обряда, ритуала. Возникновение осуохая, очевидно, связано с обрядом ысыах, определенным Г.В. Ксенофонтовым как «центральная ось и символ веры древних религиозных воззрений якутов, унаследовавших самое последнее достижение степного номадизма»2. Осуохай был одним из основных компонентов ысыаха, отразившим его главную мысль в пластически танцевальной форме. Это поклонение  Небу, Солнцу.  Еще Я.И. Линденау, участник Второй Камчатской экспедиции (1733-1743 гг.), обращал внимание, что «ункуу – хороводная пляска, устраиваемая во время праздника ысыах, при которой мужчины и женщины, составив большой круг, подпрыгивают, двигаясь по солнцу»3. А. Бестужев-Марлинский  (1827-1828 гг.) также отмечал продвижение участников танца по ходу солнца4.

На наш взгляд, наиболее емко и полно об осуохае вилюйских якутов писал Р.К. Маак, посетивший Вилюйский округ в 1853-1854 гг. Расшифровывая слово ункуу, он раскрыл образную суть осуохая. «Танец по-якутски – юнгкю, что  означает поклон и  происходит от глагола «юнг», «юнгебинь» (ун, унэбин. – А.Л.) – нагибаться, кланяться».5  Наиболее полно  отражает содержание осуохая глагол «кланяться». Определение Р.К. Маака принципиально важно в выявлении генезиса не только осуохая, но и других якутских традиционных и ритуальных танцев.

Поклон   один из самых архаичных элементов народного танцевального искусства. В поклоне отражена прочная связь с религиозными представлениями.  Маак Р.К. точно подметил  особенности поклона. «Все участвующие составляют круг, мужчины берут женщин под руки и начинают тихо и с важностью двигаться, следуя с востока на запад, т.е. по направлению движения солнца».4  Торжественный, эпический характер пения и танца отмечали и другие исследователи.

Осуохай – классичекий образец ритуального кругового  танца, исполняемый большим количеством участников. Танец возник у якутов как ритуальный танец благодарения и обращения к Небу и Солнцу,  божествам айыы и духам-хозяевам природы иччи.  В обряде ысыах, в его архаичной форме, большое место занимали молитвенные обращения якутов к небожителям, особенно к верховному божеству Юрюнг Айыы Тойону, персонифицированному образу Солнца, с просьбой о ниспослании счастья, благодати, приплода скота и других благ. Эта мольба о благополучии красной нитью проходила через весь обрядовый комплекс ысыаха.  Унисонный повтор запева всеми участниками танца также говорит о ритуальности осуохая. В основу исполнения круговых танцев, в том числе осуохая, положен принцип повторяемости (запева, слов, движений). Повторение слов, звуков, движений подчеркивает ритуальность танца.

Танец характеризируют синкретизм, взаимопроникновение песенного, поэтического и пластически танцевального компонентов художественного целого.

Танец состоит из трех частей. Первую часть составляет зачин – са5алааhын. Запевала протяжным пением приглашает присутствующих на танец. Эта часть строится на глубоких поклонах. Серия многократно исполняемых поклонов составляет суть этой части.  Моления пронизывают всю структуру якутских обрядов. Ысыах, в этом плане они относятся к древнетюркской традиции – молениям  Небу, Солнцу. Круговой танец, по сути, общественные моления с жертвоприношениями в виде жертвоприношения кумыса божествам. Обряд поклонения «Кун танара», «Куох халлаан», т. е. Богу Неба – Творцу и Созидателю, Богу Солнца. Солнце воспринималось как небесное тело, неотъемлемая часть небесной сферы.  Небесная символика пронизывала собой всю ритуальную систему якутов.

Основной смысл танца – моление во время ысыаха ярко отражен в первой части осуохая. Необходимо отметить, что поклоны – характерный  лейтмотив поведенческого стиля древних якутов – имели огромное значение в формировании пластического образа якутского танца.  Поклоны как форма этикетного поведения  людей – айыы зафиксированы во многих эпических произведениях олонхо. Такие выражения, как «холдьуктаах  бэйэм хонкуйдум, суhуохтээх бэйэм сугуруйдум» – «имеющий шею склонил голову, имеющий суставы преклонил колени», в олонхо встречаются часто. То, что это выражение имеет древнетюркскую основу и корни его уходят в V-VIII вв. н.э., отметил С.Е. Малов6.  Главные персонажи олонхо – богатыри, люди племени айыы, многократно кланялись при обращении к божествам – айыы, духам – иччи, хозяевам Земли, друг к другу. Глубокий благодарственный поклон – канонизированное  этикетное поведение, отражающее суть подлинных намерений человека – айыы, его миролюбие.  Как известно в олонхо абаасы аймага – племя Нижнего мира – не совершают поклонов. Поклоны характерны только для обитателей Среднего мира.

Торжественность поступи, величавость поклонов первой части танца подчеркнул А.Ф. Миддендорф: «…медленно и торжественно движется составленный круг, участвующие в нем, постоянно кланяясь, стараются привести себя в какое-то головокружение, а запевала произносит свои воззвания, которые вся толпа подхватывает хором»7.

Вторая часть – танец шагом (хаамыы юнгкюю), в наиболее древней форме он означал айан, т.е. «путь» или «пеший путь». «Путь» – образное определение основной и  продолжительной части танца осуохай. Эта часть старинные якуты воспринимали как экстатическое путешествие, которое «восстанавливало» дорогу между Небом и Землей. Круговой танец воспринимался как небесная дорога в Верхний мир. Ему придавалось значение небесных аартыков – священных небесных дорог. Желание восстановить изначальную ситуацию, характерное ритуальным танцам  четко прослеживается в этой части осуохая. Показательно то, что, по сведениям многих респондентов, древние якуты представляли жизнь (как трудный путь), который надо достойно преодолеть. Такое понимание, широко распространенное в народе, вошло и в традиционные виды народного творчества. Два главных ритуальных танца якутов – осуохай и битии – воспринимались не иначе как путь, направленный к небесным божествам – айыы. Ассоциация с путешествием вверх хорошо прослеживается в структурной основе обоих танцев. Каждый виток осуохая означает новую ступень, которая постепенно переходит в вознесение, полет.

Во второй части исполняются ритмичные, пружинистые шаги, сопровождаемые энергичными движениями корпуса, рук и головы и пением в упругом ритме (дэгэрэн ырыа).

Третья часть осуохая – кетюю, что означает «полет» или «вознесение».   Продолжительность этой части намного короче предыдущих, но она  несет в себе главную мысль  обряда ысыах, суть которой в «вознесении» к небесным божествам – айыы. Прыжки исполняются легко, слаженно. Они могли бы называться ойуу, ыстана – прыжки, подскоки, отскакивания в их собственном значении, однако древние якуты именовали эту часть танца кетююполет,  вознесение. В сознании якута вознесение, полет приобретают философское значение, связанное с духовностью, поступательным развитием. Это означает, что человек племени айыы следует за солнцем, стремится к божествам – айыы. Такое стремление ощущается и в поэтической импровизации осуохая. Темп танца достигает кульминации, участники как бы подзадоривают друг друга. В архаичной форме эта часть имела, видимо, более экстатический характер.  В третьей части танца четко прослеживается  мифо-ритуальная тема восхождения на Небо. Такой подход  специфичен для сибирских и алтайских регионов,  характерен и другим культурам народов Азии и Сибири.

Вся композиционно-пространственная структура танца – глубокие поклоны в начале, постепенное ускорение и экстатические прыжки в завершении – говорят о ритуальном характере танца. Осуохай имеет генетическую связь с молениями, поклонением божествам – айыы. Изначально смысл  обряда ысыах и осуохая  заключался в расположении к себе божеств, обеспечении их покровительства.

Образ Солнца увековечен в композиционно-пространственном рисунке осуохая в виде круга. Поклонение якутов верховному божеству Юрюнг Айыы Тойону, а в его лице Солнцу запечатлено в этом рисунке. Как писал Г.В.Ксенофонтов, «якуты до принятия христианства поклонялись Солнцу, в священных гимнах якуты всегда именуются народом солнца – кюн дьоно». Солнце – небесное тело, неотъемлемая часть божественной небесной сферы. Г.В. Ксенофонтов считал, что «в имени Урунг Айыы предшествующий эпитет «урунг» – «белый» лишний раз подчеркивает солнечную природу этого бога. С какой бы стороны мы не подошли, Урунг Айыы Тойон оказывается персонификацией творческих сил летнего Солнца, короче, это религиозно-поэтическое название Солнца».

По его словам, «древние скотоводы считали себя детьми солнца, порождениями его творческого тепла. Отсюда могло произойти и племенное название Саха, дети солнца или вернее почитатели Солнца»8. Невозможно не согласиться, что «ысыах нельзя понять иначе как моление восходящему солнцу, в лице которого должны были обращаться к Юрюнг Айыы (Белого создателя)»8. Следы поклонения Солнцу зафиксированы во многих трудах исследователей. Круговой танец осуохай органично входит в структуру солнечной символики. В.Ф. Трощанский писал о первостепенности Солнца в верованиях якутов9. Примечательно, что осуохай исполнялся под открытым небом, на специально подготовленном для ысыаха месте – тюсюлгэ, форма которого также круг.

Приуроченность ысыаха к пробуждению природы в июне, проведение обряда под открытым небом говорят о том, что древние якуты придавали огромное значение связи человека и природы. Круг – классическая форма, в которой заключен универсальный символ Космоса. Танец осуохай символизировал вечный круговорот жизни, ее обновление. Круг – неумолимое движение, адекватное кругу бытия. Круг –  канон. Все три части танца осуохай исполняются непременно в кругу. Продвижение в танце совершается обязательно по ходу Солнца.  Исследователи, изучавшие проблемы религиозных верований народов Сибири, обращали внимание на древность происхождения культа божеств айыы. Г.У. Эргис писал о специальных песнях осуохая, посвященных божествам – айыы и прославляющих их10.  Н.А. Алексеев также связывает ысыах с почитанием Юрюнг Айыы Тойона, культ которого имеет южное происхождение. Он пишет, что к концу XIX в. образ этого божества стал забываться и единственным случаем, когда якуты обращались к нему, был ысыах11. А.И. Гоголев справедливо относит ысыах к религиозным обрядам, устраивавшимся в прошлом виде молений Небу. Верхний мир – небеса, воспринимался как светлый, чистый мир, являющийся обителью богов. В эпосе он описывается как «светлое поднебесье», «снежно белое небо». «Это общественное моление сопровождалось пением в кругу и шествием по солнцу и отражало культ Солнца и Неба»13. Е.Н. Романова считает, что общая древнетюркская традиция каждый год в начале лета устраивать моление Небу у якутов сохранилась в виде праздника ысыах13.

А.И.Гоголев писал о глубинных истоках религии якутов «…Основа традиционной религии якутов, представленная материалами XVIII – XX вв., возникла в районах Южной Сибири и Центральной Азии в эпоху ранних кочевников (I тыс. д.н.э.).  Ее ранние истоки уходят во II тысячелетие д.н.э. В целом все это – религиозно-идеологический комплекс, характерный для круга скифо-индоиранских кочевых скотоводов»14.

Г.У. Эргис подчеркивал то, что кроме  общих песен, круговых танцев (ункуу ырыата) на ысыахе пели еще и специальные песни туhумэллээх ырыалар, посвященные, например, Урунг Айыы Тойону, Дьёhёгёю и Сир иччитэ – духу-хозяину Земли. Идейно-художественное содержание песен было направлено к прославлению этих божеств, якобы покровительствующих жителям земли15. Посвященные божествам  песни – видимо, наиболее древние песни круговых танцев; в них особенно ярко прослеживалось  поклонение.

И.А. Худяков в книге «Краткое описание  Верхоянского округа» приводит фрагмент песни кругового характера, где говорится: «Слышно идущего Создателя (Созидательницу), уменьшение дьяволов». И.А. Худяков отмечает, что эту песню пели во время «ысыахного хоровода». На данном примере видно, что древние якуты связывали благополучие, счастье с Созидателем, т.е. с божествами айыы16.       Танец осуохай в его древней форме это поклонение небесным божествам Айыы, а в их лице – Небу и Солнцу. В научных материалах  Я.И. Гмелина, А.Ф.  Миддендорфа, Р.К. Маака, В.Л. Серошевского, И.А. Худякова, Э.К. Пекарского, Г.В. Ксенофонтова, Г.У. Эргиса, М.Я. Жорницкой, С.А. Зверева – Кыыл Уола содержатся материалы о том, что древний круговой танец осуохай изначально возник как танец поклонения, благодарения небесным божествам Айыы, Урунг Аар Тойону.

Хотя в этом танце импровизационный текст и мелодия по богатству выразительных средств, языка, силе и мощи голоса доминируют над танцевальными  движениями, древние якуты все же называли осуохай ункуу т.е. поклонение, моление.

С принятием якутами христианства утрачивалось религиозно-культовое значение празднества ысыах, вместе с тем постепенно забывалось и первоначальное значение осуохая. Об исчезновении религиозной стороны обрядового  празднества писал Г.В. Ксенофонтов «К сожалению, принятие якутами христианства почти 200 лет тому назад не могло не отразиться на древнем языческом культе вообще и на ысыахе в частности.  Вся религиозная сторона праздника, наиболее существенная (поклонение и почитание духов предков), важная часть – целиком атрофировалась»17.

Таким образом, якутский традиционный танец осуохай генетически связан с центрально-азиатской религиозной системой.  Якуты обращались с молитвами, песнопениями, танцами своим божествам. Через них открывалась вечная сила духовности. Верховный небесный бог Юрюнг Айыы Тойон – создатель всего сущего на Земле. В этом отразилось реликтовое мировосприятие, характерное древним пратюркским традициям. Религиозно-мифологический смысл поклонения Небу, Солнцу пронизывает все ритуальные, обрядовые действа якутов, где четко выражен символизм «подъема», «вознесения».  Самобытность кругового танца осуохай состоит не только в собственно выразительных средствах, отражающих его этническую специфику, но и в своеобразии пластико-образного мышления якутов, понимавших  этот танец как приобщение к вечному, духовному, божественному, как стремление быть ближе небесным божествам Айыы. Именно в этом танце люди ощущали себя неотъемлемой частью, Вселенной – величественной, созидающей, сакральной и  вечной.

Таким образом, в формировании кругового танца якутов осуохай ключевую роль сыграл культ Неба широко распространенный у кочевников Евразии.

                                                                     Лукина А.Г.,
Россия, г.Якутск, angelinalucina1@mail.ru,
Докторова Н.И.,
Россия, г.Якутск,  naddok@ mail.ru

Источники и литература:

  1. Олхунуд Жамьяндоржийн Эрдэнэхорлоо. Традиция монгольского кругового танца. / Коллективная монография. Круговые танцы: Природа – Человек – Космос. Якутск. 2014. С .79, 80.
  2. Ксенофонтов Г.В. АЯНЦ, ф. 4, оп. 1, ед.хр. 12 а, л. 28
  3. Линденау Я.И. АЯНЦ, ф. 5, оп. 1, д. 103, л. 33
  4. Бестужев-Марлинский. Сибирские нравы. Ысыах // Второе полн. собр. Соч. – 4-е изд. – СПб., 1847. – т. 2, ч. 4., с. 305
  5. Маак Р.К. Вилюйский округ Якутской области. – СПб., 1887. – ч. 3, с. 115
  6. Малов С.Е. Памятники древнетюркской письменности. – М.; Л.: изд. АН СССР, 1950. – с. 36-37
  7. Миддендорф А.Ф. Путешествие на Север и Восток Сибири. – СПб.: (Тип. Имп. Академии наук), 1878. – ч. 2. – отд. 6, с.807-808
  8. Ксенофонтов Г.В. АЯНЦ, ф. 4, оп. 1, ед.хр. 94, л. 128
  9. Трощанский В.Ф. Наброски о якутах Якутского округа. – Казань; 1911. – с. 14-15
  10. Эргис Г.У. Очерки по якутскому фольклору. – М.: Наука, 1974. – с. 164-165
  11. Алексеев Н.А. Традиционные религиозные верования якутов в XIX – начале XX вв. – Новосибирск: Наука, 1975. – с. 78
  12. Гоголев А.И. Якуты: Проблемы этногенеза и формирования культуры – Якутск: изд. ун-та, 1993. – с. 27
  13. Романова Е.Н. Якутский праздник Ысыах: Истоки и представления. – Новосибирск: Наука, 1994 – с. 53
  14. Гоголев А.И. Мифологический мир якутов. Божества и духи – покровители. – Якутск, 1997. – с. 3
  15. Эргис Г.У. Очерки по якутскому фольклору. – М.: Наука, 1974.- С. 167-168.
  16. Худяков А.И. Краткое описание Верхоянского округа – с. 250
  17. Ксенофонтов Г.В. АЯНЦ, ф. 4., ед. хр. 12 а, л. 28

 

Посмотрите еще другие публикации: